Моральный вред причиненный преступлением судебная практика

Сегодня мы раскроем тему: "Моральный вред причиненный преступлением судебная практика", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Моральный вред и его компенсация — судебная практика

Если есть основания требовать возмещения морального вреда, его обязательно взыщут. Вопрос всегда в суммах — они бывают смехотворными, не перекрывающими затраты на подготовку и подачу иска в суд, а бывают несправедливо значительными. Ниже мы анализируем, какой в разных ситуациях может быть моральный вред и его компенсация — судебная практика московского региона нечасто предоставляет открытые данные, но они становятся известны юристам в ходе практики.

Чтобы определить, какой размер морального вреда разумно просить в конкретной ситуации, нужно знать средние размеры присуждаемого морального вреда по аналогичным спорам. Также руководствуются суммой других требований к ответчику — они должны быть соизмеримы. Если дело в несвоевременном возврате суммы в 5 000 р. за товар продавцом, то и моральный вред больше тысячи рублей просить нелогично. А при гибели родственника у виновника можно запросить и несколько миллионов рублей. Суммы по аналогичным делам могут разниться в десятки или сотни тысяч рублей, ведь их определение всегда зависит от субъективного взгляда судьи на спор.

Важно понимать, что судья удовлетворяет требование не исходя из принципов кратности. То есть указывать «чем больше, тем лучше» неправильно. Принято запрашивать сумму, несколько превышающую требуемую, но не чрезмерную.

Возмещение морального вреда потребителю

В результате несвоевременного выполнения услуг или продажи некачественного товара у потребителя обычно возникают неудобства или даже страдания. Причиненный в этом случае вред возмещают независимо от компенсации непосредственного ущерба, неустойки или убытков.

Обычно потребителям присуждают символические суммы морального вреда. При просрочке передачи квартиры застройщиком, невыполнении условий турпутевки или невозврате денег за непоставленную мебель можно получить от пяти до пятнадцати тысяч рублей. В случаях с крупными взысканиями с исполнителя в размере несколько миллионов рублей могут присудить до тридцати тысяч рублей морального вреда.

Мы имеем большой опыт во взыскании морального вреда и защите Ответчиков по таким делам. Для консультации по нашим услугам оставьте свои данные в форме ниже или позвоните нам.

Моральный вред при причинении вреда здоровью или жизни

Как бы ни казалось несправедливо взыскание морального вреда, законодательно оно оправданно. Большинство случаев причинения совершаются по неосторожности, а не в случае умысла. Это в первую очередь ДТП и наезды на пешеходов, причем последние часто способствуют своим поведением созданию аварийной ситуации. Здесь руководствуются ст. 1079 Гражданского кодекса — при использовании средства повышенной опасности (автомобиля) его владелец обязан возместить такой вред.

Также в нашей практике распространены случаи с неосторожным обращением с оружием, причинение смерти по неосторожности в результате неосторожного обращения с оружием, по вине врача и случаи с наездами на РЖД, а также производственные травмы.

Как доказать моральный вред в суде

Моральный вред по 151 статье Гражданского кодекса — это физические и нравственные страдания, понесенные гражданином. Физические страдания подтверждают медицинскими документами, а нравственные не подтверждают ничем. Предполагается, что это видно из обстоятельств дела.

Как судья уменьшает сумму запрошенного морального вреда

Суд почти всегда уменьшает сумму, которую требуют взыскать истцы. Некоторые полагают, что чем большую сумму запросить, тем большую долю удастся от нее получить — это не так, ведь существуют общепринятые в юридической среде нормы.

Если потерпевший сам нанес себе ущерб — такого рода дело есть в практике Тверского суда Москвы — по недосмотру сотрудников СИЗО заключенный совершил самоубийство, что, конечно, было вменено сотрудникам, в обязанности которых входит предупреждение таких ситуаций. Супруга погибшего подала иск о возмещении морального вреда и суд правомерно отказал на основании п. 1 ст. 1083 Гражданского кодекса — вред, совершенный вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

По основаниям п. 2 этой же статьи судья уменьшает сумму возмещения. Грубая неосторожность потерпевшего в обстоятельствах причинения вреда способствует выплате меньшей компенсации. Так, если пешеход пострадал в ДТП, нарушая при этом ПДД, двигаясь по проезжей части, находясь в состоянии опьянения, размер морального вреда будет значительно уменьшен.

П. 3 вышеуказанной статьи позволяет ответчику уменьшить размер возмещения по причине тяжелого финансового положения. Для этого указывают и подтверждают документами такие обстоятельства, как:

Наличие нетрудоспособных иждивенцев — детей до 18 лет или обучающихся на очной форме обучения до 23х лет, престарелых родственников, нуждающихся в уходе и материальной помощи

Выписка из ЕГРН об отсутствии в собственности недвижимости, договор найма жилья

Траты на содержание и регулярный ремонт жилого дома, если он — единственное жилье для семьи

Расходы на медицинские услуги, которые ответчик понес за последнее время в пользу себя или близких.

Справки о доходах с места работы, копия трудовой книжки

Таким образом можно собрать внушительные доказательства неблагоприятного имущественного положения ответчика и значительно уменьшить сумму выплат. Суды принимают только доводы, подкрепленные документами.

Судебная практика по возмещению морального вреда

Основную массу дел по возмещению морального вреда составляют иски, связанные с причинением вреда здоровью и смерти по неосторожности в результате ДТП, врачебных ошибок, производственных травм.

При незначительном вреде здоровью средней тяжести взыскивают суммы в несколько десятков тысяч рублей в зависимости от тяжести травмы — от 10 000 руб. при кровоподтеках до 150 000 руб. при множественных ушибах.

Пример из нашей практики — дело 2-1094/2017 Домодедовского суда. Имел место вред здоровью в виде закрытого перелома руки. Запрошенные истцом 800 000 руб. Судья уменьшила до 80 000 руб. Этому способствовали неосторожность со стороны истицы в дтп и добропорядочное поведение ответчика после дтп — тот помог ей добраться до больницы, а также вступал в переговоры о добровольной компенсации морального вреда, однако истица постоянно меняла требуемые суммы и обойтись без суда не удалось.

Моральный вред за инвалидность

Средний размер компенсации морального вреда при инвалидности с физического лица составляет 100-500 тысяч рублей. Необходимо понимать, что помимо возмещения морального вреда в данной ситуации взыскивают утраченный заработок в результате нетрудоспособности, а также компенсации затрат на лечение и реабилитацию, не покрытые ОМС. Поэтому сумма возмещения в целом может получиться, которую выплачивают при причинении вреда жизни.

При определении размера морального вреда суд принимает во внимание имущественно положение причинителя вреда. Если причинитель вреда — юридическое лицо, например, работодатель, — суммы могут быть выше. Известные, коммерчески успешные организации при этом могут выплачивать суммы в несколько миллионов рублей.

Возмещение морального вреда при причинении смерти по неосторожности

Ниже представлен пул дел по ДТП, по которым можно понять примерные суммы возмещения морального вреда родственникам погибшего.

Читайте так же:  Согласие на обработку персональных данных ворд

Можайский суд МО
Решение от 27 декабря 2017 г. по делу № 2-1519/2017
ДТП — наезд на пьяного пешехода, в возбуждении уголовного дела отказано, моральный вред взыскан 500 000 р.

Постановление № 44Г-274/2017 4Г-5046/2017 от 11 октября 2017 г. по делу № 2-1546/2016
Московский областной суд
Ежемесячные выплаты детям — иждивенцам — погибшего по 5000 р. В месяц, моральный вред по 50 000 р. в пользу двух истцов.
Решение от 30 октября 2015 г. по делу № 2-4772/2015
Лефортовский районный суд
С признанного виновным в ДТП с летальным наездом на пешехода взыскивают 750 000 р. Морального вреда.
Решение от 8 октября 2015 г. по делу № 2-3931/2015, Кунцевский районный суд
Возмещение вреда причиненного преступлением (просили оплату содержания, оплату кредита, компенсацию морального вреда 2 000 000 р.). Взыскан моральный вред в пользу 24-летней дочери — 350 000 р.

В целом, нам не доводилось сталкиваться с делами, по которыми взыскали моральный вред больше одного миллиона рублей. Они, безусловно, есть, но обстоятельства дела должны быть исключительными, а имущественное положение ответчика благоприятным. При этом часто ответчик — организация, а не гражданин.

Источник: http://sudtut.ru/2018/10/02/moralnyj-vred-i-ego-kompensaciya-sudebnaya-praktika/

ВОЗМЕЩЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОГО УЩЕРБА И МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ПРИЧИНЕННЫХ АДМИНИСТРАТИВНЫМ ПРАВОНАРУШЕНИЕМ

Административное правонарушение может быть связано с причинением потерпевшему физического, имущественного или морального вреда.

Причиненный в результате административного правонарушения физический вред, как правило, выражается в легком вреде здоровью человека. Легкий вред связывается с кратковременным расстройством здоровья или незначительной стойкой утратой общей трудоспособности. В соответствии с Правилами судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений кратковременным расстройством здоровья признается заболевание или нарушение функций какого-либо органа продолжительностью не менее шести дней, но не более трех недель. Незначительная утрата трудоспособности заключается в стойкой утрате общей трудоспособности заключается в стойкой утрате общей трудоспособности (в результате нанесенного повреждения) до 10 %.

Как известно, общие положения о возмещении вреда содержатся в Гражданском кодексе РФ. Согласно ст. 1064 этого Кодекса вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. В возмещении вреда может быть отказано, если он причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

В КоАП РФ наряду с термином «вред» используется в качестве его синонима понятие «ущерб». Это сделано, в частности, в ст. 4.7 Кодекса. Согласно этой статье судья, рассматривая дело об административном правонарушении, вправе при отсутствии спора о возмещении имущественного ущерба одновременно с назначением административного наказания решить вопрос о возмещении имущественного ущерба.

Спор о возмещении имущественного ущерба, причиненного административным правонарушением, разрешается судом отдельно от рассмотрения административного правонарушения в порядке гражданского судопроизводства. По делу об административном правонарушении, рассматриваемому не судьей, а иными субъектами административной юрисдикции, спор о возмещении имущественного ущерба разрешается судом в порядке гражданского судопроизводства.

Действовавший ранее КоАП РСФСР допускал, что вопрос о возмещении имущественного ущерба помимо суда в некоторых случаях мог решаться административной комиссией, комиссией по делам несовершеннолетних, некоторыми другими органами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях. Теперь же этот вопрос отнесен исключительно к компетенции суда.

В ст. 4.7 КоАП РФ не говориться о возможности одновременно с назначением административного наказания решить вопрос о возмещении морального вреда. Наоборот, однозначно определено, что споры о возмещении морального вреда, причиненного административным правонарушением, рассматриваются судом в порядке гражданского судопроизводства. Под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, которые причинены действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также возникшие в других случаях, предусмотренных законом. Одним из таких случаев и является административное правонарушение. Моральный вред компенсируется в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно ст. 1067 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, его причинившим. Однако, учитывая обстоятельства дела, суд может возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения (полностью или частично) как третье лицо, так и причинителя вреда.

Административное взыскание всегда выражает отрицательную оценку со стороны государства совершенного правонарушения. Применение административного взыскания является хоть и необходимым, но все же дополнительным средством в борьбе с административными правонарушениями. Применяя административное взыскание, государство сочетает принуждение с убеждением. Административное взыскание, являясь принудительной мерой, одновременно содержит в себе воспитательный потенциал.

Таким образом, административное взыскание как мера ответственности применяется в целях: а) воспитания лица, совершившего административное правонарушение, в духе соблюдения законов и уважения к правопорядку; б) предупреждение совершения им новых правонарушений; в) предупреждение совершения правонарушений другими лицами. Это позволяет сделать вывод, что с помощью административных взысканий осуществляются цели общего и специального предупреждения правонарушений (общей и частной превенции).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/9_189682_vozmeshchenie-imushchestvennogo-ushcherba-i-moralnogo-vreda-prichinennih-administrativnim-pravonarusheniem.html

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

Читайте так же:  Генеральная доверенность от пожилых

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

ВС поднял размер компенсации морального вреда

Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн руб. Однако первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы.

В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) истцу помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму.

ВС сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии. У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил ВС. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации.

ВС также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил ВС: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учел суд.

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × , считает решение гражданской коллегии революционным: оно может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

Видео (кликните для воспроизведения).

Несмотря на очевидность того, что компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт на моей памяти является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций.

Читайте так же:  Взыскание судебных расходов с банкрота

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг ×

Андрей Гривцов, партнер АБ Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании × приветствовал решение ВС и заметил, что подобной практики ранее фактически не существовало. «Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна», – заметил он. Адвокат Сергей Голубок также высоко оценил решение, хотя и отметил ряд минусов мотивировки. По его словам, из текста определения не совсем понятно, за что именно назначена компенсация: ВС говорит о нарушении права истца на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), но при этом ссылается на практику по делам о бесчеловечных условиях содержания в следственных изоляторах (ст. 3). При этом Голубок надеется, что решение ВС будет не единичным.

Радует, что Верховный суд кардинально поднял размер компенсации. Издевательски маленькие компенсации за незаконные действия органов власти и должностных лиц ведут к продолжению их противоправного поведения, де-факто поощряя его.

Сергей Голубок, адвокат

По словам Гривцова, одна из причин небольшого числа решений по компенсациям в целом связана с малым числом оправдательных приговоров. Кроме того, у людей, как правило, уже не остается сил на то, чтобы идти за компенсацией морального вреда, пояснил он. «В настоящей ситуации истец пошел до конца, и это можно только приветствовать», – заметил Гривцов. Для изменения ситуации с размерами компенсаций нужно вносить изменения в действующее законодательство и устанавливать критерии, отмечает Ирина Фаст. Другим вариантом решения вопроса являются рекомендательные разъяснения ВС по этому поводу.

Источник: http://pravo.ru/story/205413/

Анализу судебной практики компенсации морального вреда, причиненного совершением преступления

При определении размера компенсации морального вреда в ситуации отсутствия легальных ограничений пределы судейского усмотрения для разрешения конкретного дела в основном задает сложившаяся практика. Для установления этих пределов было изучено около трехсот судебных решений, связанных с возмещением морального вреда, причиненного в результате убийства близких родственников (ст. ст. 105, 108, 109 УК РФ), нанесения тяжких телесных повреждений (ст. 111 УК РФ) или повреждений средней тяжести (ст. 112 УК РФ). Исследовались решения районных судов и судов субъектов Московской, Воронежской, Белгородской, Рязанской, Смоленской, Ивановской, Кемеровской областей и города Москвы, рассматривавших дела как в качестве судов первой инстанции, так и в порядке апелляции. [17]

Для подробного исследования было отобрано 20 дел, связанных с лишением жизни, 10 — с причинением тяжких телесных повреждений и 5 — с причинением повреждений средней тяжести.

При аргументации назначенного размера компенсации судьи чаще всего ссылаются на требования разумности и справедливости, степень вины подсудимого, его семейное и материальное положение и здоровье, затем упоминается степень нравственных и физических страданий потерпевшего, наличие иждивенцев в связи с убийством их родителей. Также очень часто отмечается степень родства с убитым. Реже назначенный размер компенсации аргументируется возрастом преступника ) и его трудоспособностью.

Для полноты картины стоит упомянуть не только реально назначенную, но и запрашиваемую компенсацию. Потерпевшие оценивают свои страдания, вызванные убийством близкого человека, в размере от 150 тыс. до 4 млн. руб., причинением им тяжких телесных повреждений — от 25 тыс. до 1 млн. руб. и причинением повреждений средней тяжести — от 25 тыс. до 300 тыс. руб. Хочется отметить, что дел по ст. 112 УК РФ, связанных с возмещением морального вреда в судебном порядке, крайне мало, поскольку в большинстве случаев подсудимый компенсирует вред во внесудебном порядке по своей воле, что отмечается судом в качестве смягчающего обстоятельства (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Н., обвинявшийся в умышленном причинении смерти Н.Л., полностью признал иск матери Н.Л. в размере 700 тыс. руб. Судья подтвердила обоснованность иска, сославшись на возраст потерпевшей (матери), наличие несовершеннолетней внучки, чувство неопределенности, страх за ее будущее и пошатнувшееся здоровье потерпевшей.[18]

Суд, определяя степень страданий потерпевшего, рассматривает результат судебно-психологической экспертизы в качестве наиболее существенного доказательства. Однако на настоящий момент отсутствуют теоретические работы либо практические рекомендации по определению психологических критериев морального вреда. Вследствие этого результаты одной экспертизы могут быть оспорены при помощи проведения другой экспертизы другим составом экспертов, что, не приносит ясности в вопрос об определении степени страданий потерпевшего от совершения преступления.[19]

Анализ судебной практики показывает, что суд при определении степени страданий основывается на двух параметрах: 1) последствия совершенного преступного деяния; 2) близость отношений жертвы, заявителя (потерпевшего) и подсудимого.

Суд в решениях часто ссылается на тяжесть нравственных страданий, однако само содержание таких страданий описывается исходя из обстоятельств дела и раскрывается через качественные, а не количественные показатели. Приведем в качестве примера формулировки из различных судебных решений:

1) «В связи со смертью Е. потерпевшей Т. причинены нравственные страдания, связанные с невосполнимой утратой дочери». В этом случае сумма компенсации составила 100 тыс. руб.[20];

2) истица «потеряла сына — совсем еще молодого, сильного, здорового, который помогал ей по хозяйству и материально, после его смерти у нее ухудшилось состояние здоровья и она вынуждена взять на себя заботу о его детях». Сумма компенсации составила 500 тыс. руб[21];

3) «осознание утраты брата негативно сказалось на моральном состоянии Ю. Она находилась в близких, доверительных отношениях с М., она всегда заботилась о нем, более близкого человека у нее не было, она считала его единственным родным человеком. В течение длительного времени не могла прийти в себя, регулярно отпрашивалась с работы, страдала бессонницей, постоянно плакала. Кроме того, осознание утраты родного сына также негативно сказалось на моральном состоянии и самочувствии А., поскольку он находился с ним в близких, доверительных отношениях, он являлся единственным сыном, в силу возраста и состояния здоровья других детей он иметь не может». В этом деле размер компенсации составил 750 тыс. руб. в пользу отца убитого и 150 тыс. руб. в пользу его сестры[22].

Близость отношений жертвы, заявителя и подсудимого также влияет на определение размера компенсации морального вреда, поскольку суд обращает внимание на контекст взаимоотношений указанных субъектов. Обратимся к практике:

1) «потерпевшая К. заявила о том, что на протяжении всего времени ее убитый сын П. фактически проживал вместе с ней». Сумма компенсации — 500 тыс. руб.[23];

2) «Б. убила свою мать А. Убитая А. проживала вместе с дочерью Б. и малолетними детьми дочери К. и Л. Б. длительное время не появлялась в квартире А., и фактическим воспитанием и содержанием старшей дочери Б. (К.) занималась А. Позже у Б. родилась вторая дочь Л. После рождения второго ребенка А. пустила к себе проживать, помимо Б., и ее вторую малолетнюю дочь». Сумма компенсации — 120 тыс. руб.[24];

Читайте так же:  Моральный вред здоровью в результате дтп

3) «потерпевший Р.А.Р. пояснил, что его убитая дочь Р. была разведена, от брака имела двоих детей — сына Д.С. и дочь Д.А., вместе с которыми жила у него в доме в Республике Узбекистан. В 2009 г. дочь уехала на заработки в Россию, проживала по месту работы, периодически приезжала домой, в феврале 2011 г. забрала с собой детей. Дочь регулярно общалась с ним по телефону». Сумма компенсации — 2 млн. руб.[25]

Кроме этого, в обоснование размера компенсации морального вреда, причиненного совершением преступного деяния, суд включает: 1) степень вины подсудимого; 2) данные о личности подсудимого (здоровье, возраст, материальное положение); 3) последствия совершенного подсудимым деяния. В подтверждение приведем примеры из судебных решений.

Степень вины подсудимого:

— «Н. скончалась в результате получения ножевых ранений, нанесенных ей ее мужем Т. Гражданским истцом по делу выступает мать Н — Р.Н. С учетом фактических обстоятельств дела и того обстоятельства, что смерть Н. наступила в связи с умышленными действиями подсудимого, суд, расценивая исковые требования потерпевшей Р.Н. обоснованными, считает необходимым взыскать с подсудимого Т. в пользу потерпевшей Р.Н. в возмещение морального вреда 700 тыс. руб;[26]

— «вместе с тем при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины подсудимого»[27];

— «учитывая степень вины причинителя вреда, обстоятельства причинения им телесных повреждений Д., его последующее поведение, характер причиненных истцу Д. физических и нравственных страданий, требования разумности и справедливости, суд определяет размер денежной компенсации морального вреда в размере 50 тыс. руб., который подлежит взысканию с ответчика»[28].

Данные о личности подсудимого (здоровье, возраст, материальное положение): наличие у подсудимого двоих детей, которые проживают со своей матерью в г. А., суд не учитывает, так как подсудимый А.Т.Д. воспитанием детей не занимался, о своих детях не заботился и на протяжении последних лет материальную помощь детям не оказывал, прекратил связь со своей семьей и состоял в фактических брачных отношениях с Р., с которой намеревался оформить брак. Сумма компенсации составила 2 млн. руб[29].

Последствия совершенного подсудимым деяния:

— «А.Т.Д. совершил убийство своей сожительницы Р. и двоих ее малолетних детей, нанеся им удары железной трубой. Гражданский иск заявил отец Р. Как следует из искового заявления, в результате получения известия о гибели близких его жену (мать Р.) парализовало». Сумма компенсации составила 2 млн. руб[30];

— «заявляя исковые требования, потерпевшая Р.Н. ссылается на то, что действиями подсудимого, связанными с убийством ее дочери — Н., ей причинены нравственные страдания, которые она пережила и будет переживать до самой смерти, подсудимый убил ее дочь и лишил ее несовершеннолетнюю внучку, которая воспитывалась без отца, матери. В настоящее время она, будучи пенсионеркой по старости, является опекуном внучки, которой, при всем ее желании, не сможет заменить мать. Она, будучи пенсионеркой по старости, не сможет обеспечить внучке тот уровень жизни, который бы обеспечила ей мать, так как она (потерпевшая) не работает и живет на одну пенсию. Учитывая ее возраст, у нее есть основания беспокоиться за будущее внучки. Думая о том, что их ждет, она испытывает сильную тревогу, страх и чувство неопределенности. Ее внучка осталась без средств к существованию, получает пособие от государства как сирота. Внучка чувствует себя незащищенной, поскольку она (Р.Н.) с учетом возраста не сможет ей помогать». Сумма компенсации — 700 тыс. руб[31];

В основу действительной оценки величины морального вреда положено индивидуальное восприятие потерпевшим вторичных последствий преступления. Как показывает изучение судебных решений, объем запрашиваемых компенсаций морального вреда потерпевшего не соответствует размеру присуждаемой компенсации. Среднее соотношение запрашиваемой и присуждаемой суммы составляет 61%. Иными словами, суд удовлетворяет требование потерпевшего в размере, не превышающем половину указанной в гражданском иске суммы. Различия в восприятии объема морального вреда связаны с отсутствием унифицированного подхода к его определению и, как следствие, с широким применением судейского усмотрения.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/9_204735_analizu-sudebnoy-praktiki-kompensatsii-moralnogo-vreda-prichinennogo-soversheniem-prestupleniya.html

Возмещение вреда, причиненного преступлением

(Продолжение. Начало в №2 · 2018)

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

О некоторых процессуальных вопросах гражданского иска в уголовном процессе мы уже упоминали: подсудности по месту нахождения уголовного дела, отсутствия обязанности платить госпошлину, упрощенных требованиях к исковому заявлению и других. Но на этом особенности такого рода исков не заканчиваются.

Руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации определено, что при разрешении в приговоре вопросов, связанных с гражданским иском, суд обязан привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого разрешен гражданский иск. При удовлетворении гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в приговоре надлежит указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие – в долевом порядке.

В судебном заседании гражданский иск поддерживает гражданский истец, а если этого требует охрана государственных интересов – прокурор (ч. 6 ст. 246 УПК РФ).

Особо следует обратить внимание на тот факт, что если гражданский иск не заявлен, то суд лишен возможности по собственной инициативе возместить имущественный ущерб, причиненный преступлением. А также на то, что при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 309 УПК РФ).

Суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если: об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель; гражданский иск поддерживает прокурор; подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском. В остальных случаях суд при неявке гражданского истца или его представителя вправе оставить гражданский иск без рассмотрения. При этом за гражданским истцом сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 и 3 ст. 250 УПК РФ).

При постановлении обвинительного приговора суд в зависимости от доказанности оснований и размеров гражданского иска удовлетворяет предъявленный иск полностью или частично либо отказывает в его удовлетворении.

При оправдательном приговоре, прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В иных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения, что не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

Читайте так же:  Какие специалисты проходят по родовому сертификату

В соответствии со ст. 54 УПК РФ в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации несет ответственность за вред, причиненный преступлением. О привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд – определение.

Ответственность за вред, причиненный преступлением, как правило, несет обвиняемый. Уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено признание обвиняемого гражданским ответчиком.

В некоторых случаях ответчиком по делу может выступать иное лицо, не являющееся причинителем вреда, которое наделяется статусом гражданского ответчика.

Так, например, если у несовершеннолетнего обвиняемого нет самостоятельного дохода, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, т. е. на них возлагается субсидиарная ответственность, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Помимо родителей (усыновителей) и попечителей, гражданскими ответчиками по уголовному делу могут быть и другие лица. Согласно нормам гражданского права к таковым должны быть отнесены: владельцы источника повышенной опасности, принадлежащего им на правах собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления, аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности, на иных законных основаниях (ч. 1 ст. 1079 ГК); лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности (ч. 2 ст. 1079 ГК); граждане и юридические лица, заключившие с причинителем вреда трудовой договор (контракт) либо гражданско-правовой договор, если последний при совершении преступления действовал (должен был действовать) по их заданию и под их контролем за безопасным ведением работ (ст. 1068 ГК).

Так, например, гражданским ответчиком по делу может быть признана организация как владелец источника повышенной опасности, с которой в трудовых отношениях на момент совершения преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ, состоял обвиняемый.

Интересным в связи с этим представляется вопрос о том, выполняет ли виновное лицо в тот момент, когда оно совершает преступление, связанное со службой или трудовыми отношениями, свои служебные или трудовые обязанности? Или, проще говоря: выполняет ли служебные обязанности сотрудник полиции, когда он, превышая свои служебные полномочия, избивает задержанного? Или: выполняет ли трудовые обязанности водитель, когда он, грубо пренебрегая правилами дорожного движения, на закрепленном за ним организацией автомобиле совершает дорожно-транспортное происшествие с тяжкими последствиями? Разве все эти государственные и частные организации поручали виновным подобное совершать? Почему они должны нести ответственность за этих лиц (пусть даже и с правом дальнейшего регресса к ним)?

В правоприменительной практике, уважаемые читатели, вы найдете примеры и того, и другого. И примеры, когда судебные органы взыскивали ущерб с таких организаций, и примеры, когда – с виновников, с преступников. Грань между тем, когда сотрудники и работники выполняют свои обязанности, а когда они перешли эту черту – очень тонка.

Между тем, от этого зависит решение суда по уголовному делу: с кого же взыскивать ущерб (поскольку гражданскому истцу порой выгоднее по мотивам быстрейшего исполнения взыскать его с организации, а не с виновника). Здесь можно дать только одну рекомендацию: внимательно изучить должностные обязанности привлекаемого к уголовной ответственности. Если они виновным были явно превышены – он должен нести самостоятельную ответственность, и вред на организацию возложен быть не может.

Так, автору в свое время, защищая интересы предприятия, в непростом судебном процессе удалось доказать, что, выбив глаз своей напарнице на почве ссоры и сцены ревности крючком для вязания арматурной сетки, работница предприятия не могла исполнять свои трудовые обязанности, поскольку никаким трудовым договором и должностными инструкциями столь дикие выходки в процессе труда предусмотрены не были. Соответственно – заявленный пострадавшей к предприятию иск о возмещении вреда на производстве был отклонен, ей было рекомендовано с подобным иском обратиться непосредственно к виновнице преступления.

Наличие иска по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, заявленного в порядке гражданского судопроизводства, не препятствует предъявлению иска в уголовном процессе при условии прекращенного гражданского дела по соответствующему ходатайству истца. Иначе говоря, потерпевший может предъявить только один из этих исков, но не оба сразу. Поэтому если потерпевший ранее предъявил требование о возмещении причиненного ему вреда в порядке гражданского судопроизводства, то ему необходимо для предъявления аналогичного требования в рамках уголовного дела отозвать свой ранее заявленный общегражданский иск, поскольку одно и то же требование не может быть заявлено дважды и рассматриваться независимо друг от друга разными судами.

Необходимо учитывать, что гражданский иск в уголовном процессе предъявляется лицу, которое является обвиняемым (то есть – с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого) или подсудимым (то есть – с момента предания суду) по данному уголовному делу. Если ущерб причинен совместными действиями нескольких подсудимых, все они будут выступать соответчиками по гражданскому иску в данном уголовном процессе.

К причинителю имущественного вреда, который подсудимым не является, гражданский иск в уголовном процессе предъявлен быть не может, несмотря на то, что этот вред имеет преступное происхождение. В частности, когда вред причинен совместными действиями подсудимого по данному уголовному делу и другого лица, в отношении которого уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям или выделено в отдельное производство, обязанность возместить вред в полном размере ложится на подсудимого. Если материальный ущерб причинен подсудимым совместно с другим лицом, в отношении которого дело было выделено в отдельное судопроизводство, суд возлагает обязанность по возмещению ущерба в полном размере на подсудимого. При вынесении обвинительного приговора в отношении лица, дело о котором было выделено в отдельное производство, суд вправе возложить не него обязанность возместить ущерб солидарно с ранее осужденным (см.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. N 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением»).

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 03 (185) дата выхода от 22.03.2018.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.consultant-dv.ru/periodika/gazeta-vernoe-reshenie/vypusk-03-22-03-18/vozmeshchenie-vreda-prichinennogo-prestupleniem2/

Моральный вред причиненный преступлением судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here