Моральный вред завышен

Сегодня мы раскроем тему: "Моральный вред завышен", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Компенсацию морального вреда предложили увеличить и сделать пожизненной

Что случилось?

Общественная организация «Коллективная защита» разработала инициативу с поправками в Гражданский кодекс РФ об установлении возможности назначать пожизненные компенсационные выплаты пострадавшим за моральный ущерб, а также нанесение вреда здоровью. Как сообщают журналисты RT, документ направлен в профильные комитеты Госдумы и Совета Федерации. Ранее Верховный суд РФ, ссылаясь на международную практику, предложил не только увеличить размеры компенсации морального вреда, но и ввести их минимальные пороговые значения.

Однократная компенсация не возмещает нанесенный вред в полной мере

Как пояснил президент «Коллективной защиты» Марат Аманлиев, зачастую нанесенный действиями виновного лица или организации моральный вред или ущерб здоровью приводит к страданиям, которые человек может испытывать всю жизнь. При этом он имеет право только на получение однократной компенсации по решению суда, размер которой к тому же может быть мизерным. Как пояснил общественник журналистам:

Например, в результате причинения вреда здоровью человек может лишиться ноги, после операции могут возникнуть фантомные боли, от которых невозможно избавиться. Человек будет испытывать страдания в виде болей всю жизнь, а возмещение морального вреда предусмотрено только в единоразовом порядке. Суд взыскивает в пользу людей 200—300 тысяч рублей один раз, а человек мучается от неудобств всю оставшуюся жизнь. Законом установлено право взыскивать пожизненно утраченный заработок, но пожизненно взыскивать возмещение морального вреда за неизлечимые последствия сегодня нельзя.

В общественной организации уверены, что сложившуюся ситуацию надо исправлять. Для этого нормами статей 151 ГК РФ и 1100 ГК РФ должна быть определена возможность установления пожизненной компенсации за причинение морального вреда из-за ущерба здоровью. Суд будет устанавливать размер и периодичность выплат, которые виновник должен будет осуществлять в пользу пострадавшего. При этом предусмотренная в настоящее время нормами ГК РФ единовременная компенсация морального вреда, как утверждают инициаторы поправок, сохранится.

Размер компенсации имеет значение

Юристы поддерживают такое предложение, но их также тревожит размер компенсаций морального вреда, который традиционно применяют российские суды. В среднем по искам о причинении вреда жизни и здоровью граждан средний размер компенсации морального вреда пострадавшим и их родственникам составляет всего 68 680 рублей. Поэтому, как уверены многие юристы, необходимо подумать об увеличении размеров выплат.

Дискуссия вокруг размеров выплат за моральный вред идет уже довольно давно. В ней принимают участие не только юристы и общественники, но и высокопоставленные чиновники, а также Верховный суд. В частности, в конце прошлого года министр юстиции РФ Александр Коновалов выступил за установление минимального порога суммы морального ущерба. Чиновник отметил необходимость вариативности подходов при возмещении морального вреда в различных ситуациях. В настоящее время суды не просто пользуются своеобразными клише при установлении выплат, но и применяют минимальные суммы. В частности, суммы компенсаций за нанесение морально вреда по данным сложившейся в 2017–2018 гг судебной практики таковы:

  • За легкий вред здоровью сумма начинается от 3000 и достигает 200 000 рублей. Средняя сумма — 30 000 рублей.
  • За средний вред здоровью минимальная компенсация составляет 5000 рублей, в среднем же судьи присуждают пострадавшим 87 900 рублей.
  • За тяжкий вред суды в среднем присуждают 192 900 рублей.

При этом размеры компенсации не сильно зависят от действий самого пострадавшего и наличия либо отсутствия в них вины. Юристы уверены, что необходим минимальный порог, который, к примеру, может составлять не менее 20-кратной величины прожиточного минимума в целом по России в случае нанесения любого вреда здоровью и жизни.

Кстати, Верховный суд РФ в сентябре 2018 года увеличил компенсацию морального вреда до 2,3 млн рублей, в то время как суды назначили всего 150 000 рублей. При вынесении такого решения ВС РФ опирался на нормы Конвенции о защите прав человека и практику Европейского суда по правам человека. Глава Совета судей, судья ВС РФ Виктор Момотов тогда заявил, что:

Компенсация морального вреда должна быть не 5000, не 10 000 и не 25 000 руб., а гораздо больше, чтобы эта сумма как-то могла сгладить страдания.

Так что инициатива с изменением порядка выплаты компенсаций и увеличением их размера может быть поддержана на самом высоком уровне.

Источник: http://ppt.ru/news/143081

Стоит ли овчинка судебной выделки

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке. Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А. указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда — 100 тысяч. Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту — 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей. Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню. Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение. Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд. В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений. Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений. Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд. Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Читайте так же:  Участники полных товариществ могут быть тест

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы. В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти. В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы. Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль. Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса — состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А. одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы. В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в «Пятерочке»

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине «Пятерочка». В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение. При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал. Тогда с иском к «Пятерочке» обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

— В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, — пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. — Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: http://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС запретил произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда

Верховный суд РФ запретил судам произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда: законодатель не предусмотрел пороги размера взыскиваемого ущерба, поэтому именно на суды ложится задача оценить все нюансы определенной ситуации, но при этом суд должен объяснить свою позицию. Если судья решил значительно снизить размер компенсации, по сравнению с требованиями истца, то он обязан привести мотивы своего решения и разъяснить почему именно назначенную сумму он считает приемлемой и разумной, подчеркивает высшая инстанция.

До высшей инстанции дошел спор жительницы столицы с Министерством внутренних дел о компенсации морального вреда, причиненного преступлением: в дежурной части одного из отдела полиции Санкт-Петербурга пьяный сотрудник уголовного розыска случайно застрелил ее сына.

Истица настаивала на взыскании 4 миллионов рублей, однако Замоскворецкий суд снизил компенсацию до 150 тысяч рублей, а Мосгорсуд это решение поддержал.

При этом суды сочли, что смерть сына безусловно причиняет заявительнице глубокие нравственные страдания. Учитывая совместное проживание истицы с сыном, наличие малолетней дочери у погибшего, являвшегося единственным родителем ребенка и опекуном которой теперь является заявительница, суд все же счел возможным определить размер компенсации в 150 тысяч рублей достаточной.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред, напоминает ВС.

Он указывает, что размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, но с учетом требований разумности и справедливости.

«При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации. не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — отмечает ВС.

Поскольку закон хоть и предусматривает в качестве способа защиты компенсацию морального вреда, но устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, то именно суду необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон, указывает ВС.

«При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении», — подчеркивает высшая инстанция.

Однако в данном деле существенно снижая сумму взыскиваемого ущерба суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие принципы определения размера компенсации морального вреда.

«Так, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 150 тысяч рублей является достаточной компенсацией причиненных ей ответчиком нравственных страданий», — говорится в определении.

Также районный суд не указал, какие же конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы и послужили основанием для значительного уменьшения размера компенсации по сравнению с заявленной истицей.

Кроме того, суд не привел мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана судом в числе обстоятельств, учитываемых при определении размера компенсации. А ведь сотрудник полиции, находившийся на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, не только не был отстранен от службы, но более того — ему выдали табельное оружие, из которого он и выстрелил в сына заявительницы.

Читайте так же:  Бланки ревизионной комиссии

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации морального вреда ничем не мотивирован, в решении не приведены доводы в обоснование размера взыскиваемого ущерба со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса РФ о законности и обоснованности решения суда, считает ВС.

В связи с чем ВС определил отменить определение Мосгорсуда и направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28609/

Взыскание компенсации морального вреда допустимо в пользу не только пострадавшего, но и его родных

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 8 июля № 56-КГПР19-7, в котором указал на правомерность взыскания компенсации морального вреда не только в пользу несовершеннолетней, пострадавшей от тепловоза, но и ее родственников.

Нахождение на железнодорожных путях повлекло инвалидность ребенка

Александр Нестеренко является дядей, а с 16 января 2015 г. и опекуном несовершеннолетних потерпевшей Анны Хватовой и ее родного брата. Дети проживали в семье Александра Нестеренко и его супруги.

В июне 2017 г. в результате наезда тепловоза, принадлежащего ОАО «РЖД», на группу людей, которые шли по колее железнодорожного пути, несколько человек погибли, а здоровью Анны Хватовой был причинен тяжкий вред. Позднее бюро медико-социальной экспертизы установило инвалидность девочки.

Дальневосточное СУ на транспорте СКР возбудило уголовное дело по факту нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта локомотивной бригадой тепловоза, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью ребенка и смерть троих человек. ОАО «РЖД» получило представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Следователь указал, что организация должна оборудовать соответствующий участок железной дороги оградительными приспособлениями, препятствующими свободному выходу граждан на железнодорожные пути, а также принять иные меры к повышению безопасности эксплуатации транспорта и повышению бдительности локомотивной бригады при прохождении данного участка. В октябре 2017 г. уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях машинистов и их помощников состава преступления.

Позиции судов в отношении компенсации морального вреда и ее размера

Александр Нестеренко обратился в суд с исками о компенсации морального вреда как от своего имени, так и в интересах подопечных. С самостоятельными требованиями обратились также супруга опекуна и Владимир Виноградов – дядя пострадавшей и ее брата.

Решением Надеждинского районного суда Приморского края от 1 марта 2018 г. требования опекуна и его жены были удовлетворены. Суд исходил из того, что вред здоровью девочки был причинен источником повышенной опасности, и пришел к выводу, что в силу прямого указания закона с «РЖД» как владельца такого источника необходимо взыскать компенсацию морального вреда независимо от его вины. При этом суд указал: положения ГК, предусматривающие, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, а при грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения может быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, к спорным отношениям не применяются, поскольку Анна Хватова в силу возраста не могла отдавать отчет своим действиям.

В итоге суд определил компенсацию морального вреда, взыскиваемую в пользу пострадавшей девочки, в размере 3 млн руб. Он исходил из того, что в результате травмирования ей была причинена боль, она испытала страх, страдания из-за полученных травм и в настоящее время физически неполноценна. Суд указал, что до транспортного происшествия Анна показывала хорошие спортивные результаты, но теперь не может продолжать занятия – то есть продолжать жить полноценной жизнью, как ее ровесники. Первая инстанция также добавила, что трагедия стала тяжелейшим событием в жизни ребенка, неоспоримо причинившим ему нравственные страдания. Поскольку лимит гражданской ответственности «РЖД» по договору страхования составлял 300 тыс. руб., суд взыскал эту сумму со страховщика, а остальные 2,7 млн руб. – непосредственно с организации.

Первая инстанция также взыскала компенсацию морального вреда в пользу брата Анны, а также опекуна девочки и его супруги. Суд решил, что им также были причинены нравственные страдания, вызванные тяжелой травмой близкого человека. Также суд учел, что состояние девочки требует пристального внимания и заботы родственников, которые также испытывают стресс и переживания из-за случившегося и лишены возможности вести обычный образ жизни. С учетом степени нравственных страданий и индивидуальных особенностей родственников суд взыскал в пользу брата Анны компенсацию в 200 тыс. руб., а в пользу опекуна и его супруги – по 500 тыс. руб. каждому, пояснив, что супруги совместно воспитывают и содержат пострадавшую. Опекун также просил взыскать расходы на лекарства, однако не смог подтвердить их.

Требования второго дяди девочки – Владимира Виноградова – не были удовлетворены. Суд указал, что он являлся неполнородным братом Александра Нестеренко, не является членом семьи пострадавшей и не проживал совместно с ней.

Данное решение не устояло в апелляции – суд отказал всем родственникам девочки в компенсации морального вреда. При этом апелляционная инстанция указала, что факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда, и пришла к выводу, что переживания родных за судьбу пострадавшей и ее состояние здоровья производны от физических и нравственных страданий последней. Как указал суд, в пользу девочки компенсация уже взыскана, а «двойное взыскание» в указанном случае закон не предусматривает.

Кроме того, апелляционная инстанция более чем вдвое снизила размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу пострадавшей. Так, суд указал, что сумма в 3 млн руб. не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. По его мнению, необходимо было учесть, что девочка, находясь на железнодорожных путях, нарушила правила нахождения граждан в зонах повышенной опасности.

ВС поддержал выводы первой инстанции

Не согласившись с позицией суда апелляционной инстанции, супруги Нестеренко обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд. В интересах указанных лиц в ВС также поступило кассационное представление заместителя Генпрокурора РФ Леонида Коржинека.

Рассмотрев материалы дела, ВС напомнил, что ранее в Постановлении Пленума от 20 декабря 1994 г. № 10 он разъяснял, что отсутствие в законе прямого указания на возможность компенсации морального вреда в рамках конкретных правоотношений не всегда означает, что потерпевший не имеет права на такое возмещение.

ВС подчеркнул, что требования о компенсации морального вреда родственникам потерпевшей связаны с причинением страданий лично им в связи с травмированием девочки – их родственницы и члена семьи. Как указано в определении, их нравственные и физические страдания выразились в утрате здоровья близким человеком, требующим постоянного ухода. По мнению Суда, в результате происшествия было нарушено психологическое благополучие всех членов семьи, потерявших возможность продолжать активную общественную жизнь. Более того, у них возникла необходимость нести постоянную ответственность за состояние пострадавшего ребенка, что привело к нарушению неимущественного права на родственные и семейные связи.

В обоснование свой позиции ВС сослался на ст. 30 Конституции РФ, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ряд норм СК РФ. Верховный Суд напомнил, что опекун фактически принимает на себя функции родителя, несет ответственность за ребенка, обязан его воспитывать, заботиться о его физическом, психическом здоровье, духовном и нравственном развитии – то есть ребенок фактически становится членом семьи опекуна.

Как отмечается в определении, нравственные и физические страдания опекуна и его супруги обусловлены тем, что они приняли на себя обязанности по воспитанию и содержанию потерпевшей. Указанное обстоятельство предполагает, что именно они обязаны заботиться о состоянии ее здоровья и его восстановлении после травм, об обеспечении лечения и последующей адаптации. Нравственные страдания младшего брата пострадавшей, как указал ВС, также обусловлены переживаниями за состояние сестры как самого близкого родственника.

Читайте так же:  Как выглядит платежное поручение с отметкой банка
Видео (кликните для воспроизведения).

Кроме того, ВС не согласился с выводом апелляции о чрезмерности размера компенсации, взысканной в пользу несовершеннолетней. При этом он сослался на постановление ЕСПЧ по делу «Максимов (Макштоу) против России» от 18 марта 2010 г., где указано, что не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль и нравственное страдание. Как отмечалось в постановлении, национальные суды всегда должны приводить достаточные мотивы, оправдывающие сумму компенсации морального вреда. Отсутствие таких мотивов будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

При этом Верховный Суд напомнил, что в Постановлении Пленума от 26 января 2010 г. № 1 указано, что вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния). Усмотрев в действиях девочки грубую неосторожность, апелляционная инстанция, как отмечается в определении, не учла, что Анна Хватова в силу малолетнего возраста не могла осознавать опасность своих действий и предвидеть их последствия.

Исходя из этого, Суд отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Адвокаты считают определение ВС важным и знаковым

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Оксана Зубкова согласилась, что в данном случае отсутствует двойное взыскание, поскольку каждому родственнику был причинен моральный вред. «Каждая трагедия с участием граждан, особенно детей, является строго индивидуальным случаем. Поэтому необходимо очень тщательно исследовать обстоятельства, отбросив формальный подход к данной категории дел», – добавила она.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст полагает, что данное определение можно отнести к категории знаковых. «ВС крайне редко высказывает свое мнение относительно морального вреда. Например, такая позиция была сформулирована в Определении от 14 августа 2018 г. № 78-КГ18-38, которым размер компенсации был увеличен со 150 тыс. руб. до более чем 2 млн руб.», – пояснила она.

Эксперт указала, что из содержания документа можно сделать вывод о понимании высшей судебной инстанцией размера справедливой компенсации. «Этот вопрос является самым болезненным в нашей правоприменительной практике, – отметила она. – Размеры компенсаций остаются мизерными и отличаются в разы при схожих обстоятельствах. Например, апелляцией Нижегородского областного суда 30 июля 2019 г. было оставлено без изменений взыскание 90 тыс. руб. морального вреда в пользу супруги погибшего на железнодорожных путях (дело №33-9047/2019)». По мнению адвоката, определение ВС внушает надежду на изменения в судебной практике и взыскание справедливых компенсаций.

Ирина Фаст добавила, что ВС также подтвердил правомерность взыскания компенсации морального вреда в пользу родственников пострадавшего. По ее словам, ранее этот вопрос по-разному решался судами. Как указала адвокат, ВС подчеркнул недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Она сообщила, что зачастую суды снижают размер компенсации в пользу несовершеннолетнего именно по причине наличия его вины.

Эксперт полагает, что отдельного внимания заслуживает формальный подход при рассмотрении исков о возмещении вреда жизни и здоровью, особенно в случае привлечения к ответственности ОАО «РЖД», который в данном случае ВС пресек. Ирина Фаст подчеркнула, что размеры компенсаций по таким делам мизерны, а судебные акты формальны и написаны «под копирку»: «Средний размер компенсации морального вреда по искам к ОАО «РЖД» в связи с гибелью близкого родственника составляет порядка 30 тыс. руб. – такие данные приводит сама компания». По ее мнению, суды редко подробно рассматривают обстоятельства причинения вреда, считая обычно всех пострадавших виновными в случившемся и присуждая примерно равные по всей стране «мизерные компенсации».

Адвокат АП Московской области Кирилл Данилов отметил, что согласно официальной информации ОАО «РЖД», в 2018 г. ежедневно в России на железной дороге от наезда подвижного состава погибало четыре человека, еще три получали травмы, в основном тяжелые. И почти еженедельно погибало до трех детей.

Кирилл Данилов отметил, что в данном деле суд апелляционной инстанции необоснованно не применил позиции, сформулированные ВС достаточно давно.

Адвокат добавил, что считает важным применение Верховным Судом норм международного права: «ВС подчеркнул значимость применения и толкования норм Конвенции. Нижестоящие суды крайне редко применяют их, а также позиции ЕСПЧ, несмотря на их обязательность. К сожалению, единственная инстанция, которая «не боится» анализировать практику ЕСПЧ, – Верховный Суд», – подчеркнул он.

Кирилл Данилов также выразил удовлетворение позицией ВС в отношении взыскания компенсации морального вреда в пользу не только потерпевшего, но и его родственников. При этом он отметил, что, если позиция высшей судебной инстанции по данному делу «укоренится» в практике нижестоящих судов, у многих владельцев источников повышенной опасности, в том числе и у владельцев автомобилей, возникнут серьезные материальные трудности. «То же «РЖД» понесет громадные материальные потери, – пояснил он. – Если вспомнить, что каждый день гибнет не менее четырех человек, взять за константу сумму в 500 тыс. рублей, которая была присуждена по настоящему делу, и предположить, что у пострадавших есть не менее двух родственников, то компенсация морального вреда, которую могут взыскать родственники, составит более 2 млрд руб. в год. И это без учета компенсации вреда самим пострадавшим. Это серьезная сумма даже для «РЖД», – полагает адвокат. В заключение он добавил, что именно такие экономические факторы могут стать серьезной преградой для укрепления и распространения указанной позиции ВС на практике.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vzyskanie-kompensatsii-moralnogo-vreda-dopustimo-v-polzu-ne-tolko-postradavshego-no-i-ego-rodnykh/

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Читайте так же:  Ходатайство в суд по жкх

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Как доказать моральный вред в суде и получить компенсацию?

Конституция в любой стране призвана защитить не только жизнь и здоровье своих граждан, их материальные ценности, но и позволяет возместить материальный ущерб. При этом не принципиально, идет речь о гражданском или уголовном процессе. Последнее время, об этом праве все чаще и чаще вспоминают наши граждане, обращаясь в суд. Однако мало кто знает, как доказать моральный вред в суде, как собрать доказательства, чтобы не остаться в проигрыше.

Что такое нематериальный ущерб?

В Гражданском законодательстве моральный урон расценивается как нравственные страдания, которые мешают гражданину нормально существовать, ухудшают репутацию и так далее. Главное, чтобы пострадавший смог доказать, что он действительно ощущает психологический или физический дискомфорт, вследствие действий определенного лица.

Что в нормативных актах отнесено к моральному вреду:

  • Физические страдания. Доказать факт таких страданий можно медицинскими заключениями и справками. Речь может идти о головокружениях, удушье, тошноте, других симптомов.
  • Нравственные страдания. Такие страдания тяжелее всего доказать в суде и вообще в жизни. К примеру, если в ДТП пострадала машина, то даже тяжело представить, как доказать судье, что потерпевший переживает по этому поводу, не может спать и обращался к психотерапевту. Также это может быть унижение достоинства или ущемление личных свобод, либо нарушение права на неприкосновенность личности.

Подсудность

Как доказать моральный вред в суде? На этот вопрос найти ответ намного проще, а куда обратится, в суд какой юрисдикции – это более сложный вопрос.

Чаще всего такие дела рассматриваются в судах общей юрисдикции и у мировых судей, ведь они возникают из разнообразных правоотношений. Могут появиться на фоне конфликта невыполнения норм законодательства о защите прав потребителей, являются следствием конфликтных ситуаций личного характера или даже касаются деликатных взаимоотношений между людьми.

По общему правилу, пострадавший может обратиться за возмещением вреда по месту проживания или по месту, где находится ответчик. Также на уровне законодательства предусмотрена возможность обращения в районный суд в следующих случаях:

  • если необходимо восстановить трудовые права;
  • взыскать ущерб за причиненные увечья или повреждение здоровья;
  • если был утрачен кормилиц;
  • если были нарушены нормы уголовно-процессуального кодекса (незаконное задержание, заключение под стражу, наложение административного наказания);
  • защита прав, предусмотренных законодательством в части защиты персональных данных.

Следует помнить, что обратиться к мировому судье можно только в случае, если сумма требуемой компенсации не превышает 50 тысяч рублей.

Кому и как доказывать?

Любой пример, как доказать моральный вред в суде, сводится лишь к одному — эта обязанность лежит на истце. Любой процесс основывается на доказательствах виновности, на показаниях истца, а свою невиновность доказывает ответчик.

Многие люди теряются, провозглашая речь в окружении большого количества людей, поэтому рекомендуется нанимать адвоката.

Что не требует доказательств?

Если говорить о примерах, как доказать моральный вред в суде, то следует помнить, что не требуется доказывать факты, которые были ранее установлены. К примеру, если уже был суд и мужу присуждены общественные работы за неподобающее отношение к жене, то этот факт не требует дополнительных доказательств.

Если произошло ДТП, подтверждено соответствующими протоколами, то этот факт не подлежит доказыванию.

Что придется доказывать?

Как доказать моральный вред в суде по защите прав? Придется приложить достаточно много усилий. Прежде всего, придется донести до судьи, что действительно совершенные противоправные действия привели к страданиям истца, и совершенно неважно, это физический или моральный ущерб.

Придется доказать, что именно в конкретное время был нанесен ущерб, повлекший моральный ущерб, его характер, степень вины ответчика.

Как это сделать?

Но самый главный вопрос — как доказать моральный вред в суде? Ведь такие переживания не имеют под собой материальной основы. Решение вопроса упрощается, если были нанесены телесные повреждения, которые подтверждаются заключениями из медицинского учреждения. Но, если проблема лежит в плоскости постоянных унижений и оскорблений, о которых даже не знали соседи? К тому же, не стоит скрывать, что наши судьи мало обращают внимание на жалобы истцов. Решить любую проблему можно, даже эту.

Прежде всего, в качестве доказательств могут выступать:

  • показания людей, которые были реальными свидетелями происшествия;
  • аудиозаписи;
  • видеозаписи;
  • письменные подтверждения (письма с угрозами, сообщения, записки).

Если же в качестве доказательной базы будут использоваться справки и заключения, то самое главное, чтобы в документах было явно видно, что страдания или заболевания не являются хронической проблемой, а появились на фоне конкретного происшествия (преступления).

Что в таких случаях советуют юристы? Прежде всего, обратившись в медицинское учреждение, акцентировать внимание врача на то, что нарушений сна никогда у вас не было, а проблемы появились только после противоправного действия против вас. Это должно быть четко зафиксировано в медицинском заключении.

Читайте так же:  Проблемы ограничения дееспособности граждан

Порядок обращения

Как доказать моральный вред в суде? Первое правило обращения в суд – аргументированность доводов. Заявление должно полностью соответствовать всем требованиям законодательства. Основные реквизиты искового заявления:

  • полная персональная информация об истце и ответчике, включая контактные данные;
  • правильное написание суда, куда обращается истец;
  • сумма требуемой компенсации;
  • полное и подробное изложение обстоятельств дела, но без каких либо лирических отступлений.

Обязательно следует приложить документы, которые позволят определить степень ответственности ответчика и моральные страдания истца.

Несколько правил, обязательных к соблюдению при написании иска

Следует знать, что право на возмещение морального вреда имеют не только граждане РФ, но и лица без гражданства, иностранцы.

Если иск о возмещении морального вреда подается вместе с имущественными требованиями, то не следует забывать о сроках исковой давности. С другой стороны, подавая иск в рамках уголовного или гражданского процесса, не забывайте указать свои претензии о возмещении нематериального ущерба, так как вряд ли судья самостоятельно примет такое решение или даже предложит составить отдельный иск.

Не стоит отказываться от возмещения морального ущерба, естественно, если он был действительно нанесен.

Как описать нанесенный ущерб?

Нужно ли доказывать в суде моральный вред? Конечно же, нужно и очень подробно. Первый этап доказывания – правильно составленное исковое заявление. В нем необходимо описать, какие испытал истец страдания, возможно, и в процессе написания заявления испытывает. К примеру, это может быть постоянное обращение к врачу, услуги которого часто не бывают бесплатными, даже в государственных медицинских учреждениях. Можно указать, что вы находитесь в состоянии постоянного стресса, нет возможности нормально работать и даже воспитывать детей.

Как доказать моральный вред в суде при ДТП, примерный образец составления заявления:

После шапки документа может быть следующий текст заявления:

… Я, Ф.И.О, переходя улицу … дата… в месте, где есть светофор и зебра, на зеленый сигнал светофора для пешеходов. Но водитель, Ф.И.О, который управлял автотранспортным средством … марка автомобиля, государственный номер… нарушил правила ПДД и начал движение на запрещающий сигнал светофора для водителей – «красный». В результате этого происшествия, водитель … Ф.И.О … совершил на меня наезд.

В результате ДТП я получил травмы, которые выражаются в … (написать то, что указано в медицинском заключении)… В результате происшествия, мне был нанесен значительный физический вред … (указывается степень повреждений, которая описана в медицинском заключении).

После прохождения медицинского обследования врачами мне было рекомендовано после больничного … (показания из заключения, к примеру, санаторно-курортное лечение).

Ответчик, … Ф.И.О… признал (не признал) свою вину, что подтверждается результатами судебного разбирательства … номер дела, где рассматривалось и дата постановления. Также к иску прилагаются документы, которые были составлены в момент ДТП (протокол ГИБДД и прочие документы).

В результате происшествия и длительного лечения, я значительно потерял в заработной плате в сумме … (размер, цифрами и прописью)… Огромные средства ушли на лечение и реабилитации в сумме … (размер цифрами и прописью)… Помимо этого, я пострадал не только физически, но и морально. У меня моральная травма, которая выражается в… (указываются причины).

В заключение следует указать свои требования к ответчику выплатить сумму, которая ушла на услуги адвоката, на уплату государственной пошлины.

Уголовный процесс

Как доказать моральный вред в суде по уголовному делу? Сегодня не существует определенной методики, позволяющей четко оценить степень страданий человека и нематериальный ущерб. Тем не менее, в уголовном процессе уже факт того, что был суд и вынесен приговор – является весьма весомым доказательством. И самое важное, даже если в отношении ответчика прекращено дело по истечении срока давности, либо он амнистирован, то пострадавший все равно вправе обратится в суд за возмещением нематериального вреда. Намного сложнее доказать виновность в случаях, когда сама жертва не обращалась за помощью и нет приговора либо постановления о прекращении разбирательства по нереабилитирующим основаниям. В таких случаях истцу придется еще доказывать факт насильственных действий, побои и так далее.

Еще один момент – следует всегда помнить, что судья обязательно будет снижать размер требуемой компенсации за нанесенный моральный ущерб.

Споры с работодателем

Как доказать моральный вред в суде по трудовым спорам? В таких разбирательствах требование по возмещению морального вреда является лишь частью основного требования. К примеру, если речь идет о восстановлении на работе, то в исковом заявлении может быть требование и о возмещении морального вреда. Однако, согласно статьи 237 ТК, в обязательном порядке для такого требования должны быть нравственные и физические страдания. Подтвердить их можно, как и в остальных случаях, медицинскими заключениями, показаниями свидетелей. Самое главное — доказать вину работодателя в том, что человек страдает.

Исключением являются иски, касающиеся нанесения увечий на производстве, если они появились при работе на объектах повышенной опасности.

Как доказать моральный вред в суде при невыплате зарплаты? Как правило, проблем с такими исками не бывает. Однако, как показывает практика, суды редко удовлетворяют требования истца в полном объеме в части компенсации морального вреда. Средний размер «отступных» составляет 10 тысяч рублей.

Зато доказательств в данном случае можно найти множество. Это может быть стыд за отсутствие средств, невозможность расплатиться по кредитам и, как следствие, испорченная кредитная история, переживания о том, что нет возможности оплатить коммунальные услуги и приобрести лекарственные средства.

Конфликты в сфере услуг и торговли

Как доказать моральный вред в суде по защите прав потребителей? Это еще один актуальный вопрос, так как многие люди постоянно сталкиваются с нарушением их прав в магазинах, на рынках, в учреждениях бытового обслуживания и так далее. Согласно Постановления Пленума ВС РФ от 2012 года, истец не имеет право ставить в зависимость размер компенсации за нематериальный вред со стоимостью товара или размер неустойки. Сумма компенсаций по таким делам редко превышает даже 50 тысяч рублей.

Если запятнана честь?

Как доказать моральный вред в суде о защите прав и достоинства? В данном случае, нематериальный ущерб может рассматриваться как переживания за распространение неправдоподобной информации о человеке, испорченную деловую репутацию и невозможность продолжать активную общественную жизнь, утрату авторитета на работе. Ошибочное мнение, что с такими исками чаще обращаются в суды представители СМИ, на самом деле они в 4 раза реже пишут иски, чем обычные граждане.

Верховный суд указывает три обязательных условия, при которых можно защитить свое достоинство и репутацию:

  • сведения должны быть действительно порочащие;
  • информация не должна соответствовать действительности;
  • сведения должны быть распространены публично.

Можно привести пример, не так давно в суде рассматривалось дело: коммерческая организация подала иск на газету, которая якобы распространила информацию, что у юридического лица огромные долги, и уже назначен внешний управляющий. В ходе судебного разбирательства было выяснено, что у предприятия нет внешнего управляющего, но факт наличия больших долгов был подтвержден. Проще говоря, истец не смог доказать, что сведения действительно не соответствуют действительности. Так, обращаясь в суд, лучше иметь 100% доказательства того, что действительно был нанесен моральный ущерб.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.temaretik.com/1768169863190415450/kak-dokazat-moralnyj-vred-v-sude-i-poluchit-kompensatsiyu/

Моральный вред завышен
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here