Недействительность оспоримой сделки срок исковой давности

Сегодня мы раскроем тему: "Недействительность оспоримой сделки срок исковой давности", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Статья 166. Оспоримые и ничтожные сделки

1. Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

3. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

4. Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

5. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Комментарий к Ст. 166 ГК РФ

1. Недействительные сделки делятся на два вида: оспоримые и ничтожные. Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом, а ничтожная — в силу предписаний закона, т.е. независимо от судебного признания. Таким образом, процессуально в отношении оспоримой сделки подается иск о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, а в отношении ничтожной — о применении последствий ничтожной сделки.

В то же время п. 1 ст. 181 ГК РФ предусматривает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки в течение трех лет. Данное положение разъясняется и Постановлением Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: «Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. В связи с тем что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения. При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда должно быть указано, что сделка является ничтожной».

2. Некоторые виды юридических составов ничтожных и оспоримых сделок определены ГК РФ, но не исчерпывающим образом.

Юридические составы ничтожных сделок, предусмотренные ГК РФ, включают в себя:

— сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности;

— сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным;

— сделки, совершенные лицами, не достигшими 14 лет;

— сделки, совершенные с нарушением формы, если законом предусмотрены такие последствия;

— сделки, совершенные с нарушением требования о их государственной регистрации;

— мнимые и притворные сделки и др.

Юридические составы оспоримых сделок, предусмотренные ГК РФ, включают в себя:

— сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности;

— сделки, совершенные с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки;

— сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет;

— сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности;

— сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими;

— сделки, совершенные под влиянием заблуждения;

— сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств и др.

Наряду с ГК РФ оспоримые и ничтожные сделки предусмотрены СК РФ, Законом об акционерных обществах, Законом об обществах с ограниченной ответственностью, Законом о банкротстве и др.

3. Критерием оспоримости сделки могут служить положения о возможности признания ее недействительной определенными лицами. Если об этом не говорится, а предусматривается лишь недействительность сделки, то такая сделка является ничтожной (см., например, ст. ст. 339, 560, 651, 658, 835, 836, 940, 1029 ГК и др.).

Однако необходимо учитывать, что обратиться с требованием о признании сделки оспоримой могут только лица, прямо указанные в ГК РФ, хотя и другие федеральные законы содержат их перечень. Так, согласно ст. ст. 79, 84 Закона об акционерных обществах крупная сделка и сделка, в которой имеется заинтересованность, совершенные с нарушением требований настоящей статьи, могут быть признаны недействительными по иску общества или акционера.

Статья 84 вышеназванного Закона рассматривалась Конституционным Судом РФ на предмет соответствия Конституции РФ в части лиц, обладающих правом на оспаривание сделок с заинтересованностью. Конституционный Суд РФ обратил внимание на необходимость толкования данного Федерального закона «во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 166 ГК Российской Федерации и с учетом основных начал гражданского законодательства, которые обеспечивают действие конституционных принципов в сфере имущественных и неимущественных отношений, регулируемых гражданским законодательством (статьи 8 и 17; статья 34, часть 1; статья 35, часть 2; статья 45, часть 1, и статья 46 Конституции Российской Федерации).

Норма, содержащаяся в пункте 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах», — во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 166 ГК Российской Федерации и с учетом конституционных принципов и основных начал гражданского законодательства — должна толковаться как предполагающая право акционеров (в том числе миноритарных) акционерных обществ, заключивших сделку, в совершении которой имеется заинтересованность, обращаться в суд с иском о признании этой сделки недействительной.

Само по себе отнесение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, к оспоримым и установление срока исковой давности в один год в отношении признания их недействительными не может быть признано неправомерным. В то же время, исходя из предназначения и принципов института исковой давности, обусловленных указанными положениями Конституции Российской Федерации, течение этого срока должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении» .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Приаргунское» // Российская газета. 17.04.2003. N 74.

Оспоримая сделка не может быть признана недействительной по инициативе суда без предъявления указанными в законе лицами соответствующего иска (в том числе встречного).

Применительно к отдельным видам оспоримых сделок круг лиц может быть уточнен. Так, в соответствии со ст. ст. 166 и 174 ГК РФ с иском о признании оспоримой сделки недействительной по основаниям, установленным ст. 174, может обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения. В тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом по смыслу ст. 174 Кодекса является само юридическое лицо. В случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители) .

Читайте так же:  Исковое заявление в суд по ипотеке

———————————
Постановление Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 7.

4. Недействительную сделку необходимо отличать от незаключенного договора, от расторжения договора, от отказа от сделки. Различия заключаются прежде всего в основаниях и последствиях. Так, основанием признания сделки недействительной является неправомерность сделки (основания определены законодательством), расторжение договора возможно только на будущее время, для применения института недействительности сделки (для оспоримых сделок) установлены специальные сроки исковой давности, последствия недействительной сделки установлены только законом.

Источник: http://stgkrf.ru/166

Статья 181. Сроки исковой давности по недействительным сделкам

1. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Комментарий к Ст. 181 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена срокам исковой давности по ничтожным и оспоримым сделкам. И если во втором случае (п. 2) норма не изменялась, то применительно к ничтожным сделкам (п. 1) срок исковой давности был сокращен с 10 до трех лет.

2. С 1 января 1995 г., т.е. со дня введения части первой ГК РФ, по 26 июля 2005 г., т.е. до дня вступления в силу Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» , срок исковой давности по ничтожным сделкам составлял 10 лет, что было вполне оправданно, особенно применительно к приватизационным сделкам, совершенным до принятия соответствующих законодательных актов, т.е. в отношении приватизации предприятий в начале 90-х гг. XX в. (до принятия Закона РСФСР 1991 г. «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» ).

———————————
Собрание законодательства РФ. 2005. N 30 (ч. 2). Ст. 3120.

Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 27. Ст. 927.

Впоследствии данная норма стала существенно препятствовать экономической и правовой стабильности участников гражданского оборота, совершивших сделки, например, восемь лет назад.

С одной стороны, за 5 — 10 лет объект гражданского оборота мог несколько раз поменять собственника, и чаще всего на сегодняшний день владелец объекта является добросовестным. С другой стороны, трехлетний срок исковой давности, установленный для ничтожных сделок, является обоснованным и дает лицу, чьи права нарушены, возможность защитить их.

По нашему мнению, длительный срок исковой давности затруднял разрешение гражданских дел в связи с большой вероятностью утраты доказательств, возросшей возможностью неадекватного отражения обстоятельств дела участвующими в нем лицами и т.п., что усложняло процесс принятия судами объективного решения по делу и тем самым создавало предпосылки к вынесению ошибочных решений со всеми вытекающими последствиями. Разумные сроки исковой давности содействуют стабилизации гражданского оборота, устраняют неопределенность в отношениях его участников, которая неизбежно возникает при длительном сроке исковой давности, когда в течение неопределенно долгого периода времени существует возможность применения мер государственного принуждения.

Не вызывает сомнения, что гражданский оборот предполагает конкретизацию объема прав и обязанностей участвующих в нем субъектов, а значит, скорейшее разрешение возникающих между ними споров по поводу гражданских прав. Отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты гражданских прав приводило к ущемлению охраняемых законом прав и интересов ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могли заранее учесть необходимость собирания и сохранения соответствующих доказательств. Применение разумных сроков исковой давности защищает участников гражданского оборота от необоснованных притязаний, одновременно побуждает их своевременно заботиться об осуществлении и защите своих прав и тем самым способствует укреплению финансовой и хозяйственной дисциплины в гражданском обороте.

Кроме того, длительное непредъявление иска заинтересованным лицом свидетельствовало о том, что оно довольно значительный период времени не принимало меры для осуществления защиты своего права. При этом предъявление соответствующего иска по истечении длительного периода времени, в зависимости от изменившейся ситуации, существенным образом сказывалось на правах и интересах широкого круга третьих лиц, уже вступивших за данный период в имущественные отношения с лицом, к которому предъявлен иск.

В особенности это касалось сделок, совершенных в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий. Длительный срок исковой давности по предъявлению требований по применению последствий по ничтожным сделкам значительным образом сдерживал деловую активность в отношении приватизированного имущества, осложнял реализацию и так достаточно слабого механизма защиты инвестиций и обеспечения гарантий для инвесторов.

Нельзя не отметить, что во время работы Государственной Думы РФ третьего созыва (2000 — 2003 гг.) были подготовлены законопроекты, регламентирующие рассматриваемые отношения. Один из законопроектов предлагал изменить срок исковой давности в ст. 181 ГК РФ с 10 до трех лет, не меняя остальную часть статьи.

Второй законопроект «О сроке исковой давности по ничтожным сделкам, совершенным в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий» предлагал не вторгаться в «тело» Гражданского кодекса РФ, а, используя отсылочные нормы, касающиеся возможности специального регулирования отношений, связанных с приватизацией (ст. 217 ГК), устанавливал трехлетний срок исковой давности по ничтожным приватизационным сделкам.

Федеральным законом «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» законодатель с сокращением срока исковой давности не изменил начало его течения. И если применительно к 10 годам момент совершения сделки для начала течения срока исковой давности оправдан, то для трехлетнего срока момент течения срока, думается, должен быть связан с субъективным правом лица, чьи права нарушены. Речь идет о моменте, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушенном праве. Следует отметить, что подобная «формула» изложена в п. 2 ст. 181 ГК РФ, где речь идет об оспоримой сделке. Такая же норма содержится в ст. 200 Кодекса «Начало течения срока исковой давности», по которой течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

3. К срокам исковой давности по недействительным сделкам применяются общие правила об исковой давности, а именно положения ст. ст. 195, 198 — 207 ГК РФ, в том числе о приостановлении срока давности (ст. 202 ГК), перерыве его течения (ст. 203 ГК) и восстановлении давности (ст. 205 ГК).

При этом в силу п. 2 ст. 197 ГК РФ на установленный ст. 181 специальный срок исковой давности распространяются и правила ст. 203 Кодекса, согласно которым предъявление иска в установленном порядке прерывает срок исковой давности; после перерыва срок начинает течь заново, а истекшее до перерыва время не засчитывается в его продолжительность.

Изменение срока исковой давности по ничтожным сделкам не предполагает распространение нового срока на требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки, предъявленные в суд в установленном порядке до вступления в силу вышеназванного Федерального закона, что отмечено в Определении Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2006 г. N 446-О .

Читайте так же:  Участие при рассмотрении жалобы судом

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2006 г. N 446-О «По жалобе гражданки Соковой Фаины Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 2 Федерального закона «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

В п. 1 комментируемой статьи установлено, что начало течения срока исковой давности определяется днем, когда началось исполнение этой сделки, а не днем, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права. Ничтожная сделка, как установлено п. 1 ст. 166 ГК РФ, является недействительной независимо от признания ее таковой судом. При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. В связи с тем что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения. Для начала течения срока исковой давности достаточно исполнения сделки хотя бы одной из сторон.

В то же время ничтожной сделкой могут быть нарушены не только права сторон, которые знали о ее исполнении, но и третьих лиц. Так, в частности, в жилищной сфере возникла ситуация, когда собственники помещений в многоквартирных домах, не являющиеся стороной в сделке, не могут защищать свое право собственности на объекты, отнесенные законодательством к общему имуществу. Эти объекты (технические подвалы, чердаки и т.д.) органы исполнительной власти и местного самоуправления незаконно передают в аренду или продают в собственность добросовестного приобретателя помещения.

Аналогичные проблемы возникают и для нанимателей, проживающих в общежитиях, незаконно включенных новыми собственниками в число приватизированных объектов при акционировании государственных и муниципальных предприятий .

———————————
Пояснительная записка к проекту федерального закона N 292543-4 «О внесении изменения в пункт 1 статьи 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

4. Для оспоримых сделок установлен специальный срок исковой давности — один год. Как отмечается в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. N 15, Пленума ВАС РФ от 15 ноября 2001 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» , к требованиям о признании недействительной оспоримой сделки не применяются общие правила, установленные ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности.

———————————
Российская газета. 08.12.2001. N 242.

Видео (кликните для воспроизведения).

Годичный срок давности по указанным искам следует исчислять со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена такая сделка (п. 1 ст. 179 ГК).

В дореволюционном законодательстве срок исковой давности по сделкам, совершенным под влиянием обмана, угрозы, насилия и т.п., составлял всего семь дней. Как писал Г.Ф. Шершеневич, «наш закон устанавливает необыкновенно краткую давность для опровержения сделок, совершенных под влиянием психического принуждения, а именно заявление должно быть сделано не позже недели со времени совершения сделки (…). По смыслу закона следует, что по истечении семидневного срока потерпевший теряет право на возражение» .

———————————
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. С. 199.

Применительно к отдельным видам оспоримых и ничтожных сделок законодательством конкретизированы особенности исчисления срока исковой давности. Так, п. 42 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» дается толкование, согласно которому иск о признании сделок недействительными по основаниям, указанным в п. п. 2 и 3 ст. 103 Закона о банкротстве , может быть предъявлен внешним управляющим или кредитором должника в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 ГК). Если в соответствии с абзацем вторым п. 7 ст. 103 данного Закона требование о признании оспоримой сделки недействительной предъявляется внешним управляющим, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о совершенной сделке узнал или должен был узнать первоначально утвержденный внешний управляющий, а не должник. Срок исковой давности, пропущенный внешним управляющим, не восстанавливается (ст. 205 ГК).

———————————
Хозяйство и право. 2005. N 2.

Сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки (п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве).

Сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами (п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве).

Источник: http://stgkrf.ru/181

Срок исковой давности при ничтожной сделке – по справедливости или по закону?

Гражданская коллегия Верховного суда решила, что срок исковой давности по реституционным требованиям при признании сделки недействительной начинает течь не с момента начала ее исполнения, а по общему правилукогда истец узнал о нарушении своих прав. Не все юристы с таким выводом согласны.

В 2004 году два физлица купили у ООО «Русский мех» помещения в Калуге. Затем часть они перепродали ООО «Доминиум». В 2013 году первоначальная сделка купли-продажи была признана недействительной (спорное имущество выбыло из владения общества «Русский мех» помимо его воли, установили суды), а компанию «Доминиум» обязали вернуть имущество.

После этого правопреемник покупателей Борис Белозубов* взыскивал в суде «реституционный платеж» – рыночную стоимость помещений. Суды в иске ему отказали. Во-первых, по их мнению, не доказаны затраты на улучшение недвижимости, а во-вторых – и это основное – был пропущен срок исковой давности.

Вопрос исковой давности по реституционным требованиям и стал главной темой в определении гражданской коллегии Верховного суда, куда спор дошел по жалобе Белозубова. Суды исчисляли его с момента исполнения ничтожной сделки, то есть с 2004 года. Согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года с начала ее исполнения.

В Верховном суде с этим не согласились. Положения ГК, на которые ссылались суды, «не регулируют вопрос о сроках предъявления требований о возврате денежных средств, уплаченных по сделке покупателем, в том случае, когда в пользу продавца спорное имущество истребовано от третьего лицапоследующего приобретателя этого имущества», говорится в определении ВС. В таком случае покупатель вправе требовать от продавца уплаченное им по сделке как неосновательное обогащение.

Поэтому, уверены судьи ВС, применять в этом деле нужно п. 1 ст. 196 и п. 1 ст. 200 ГК, согласно которым срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Спорная сделка была признана ничтожной в 2012 году, а решение о виндикации имущества суд вынес в 2014 году. «Поскольку иск был заявлен в пределах трехлетнего срока с момента признания судами сделки ничтожной и виндикации спорного имущества, то вывод суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности следует признать противоречащим действующему законодательству», – резюмировал ВС и отправил спор на новое рассмотрение в апелляцию.

Мнение юристов

Павлу Ивченкову, руководителю арбитражной практики АБ «Деловой фарватер», позиция ВС кажется «достаточно обоснованной и разумной». «ВС дал истцу возможность вновь отстоять свою позицию и привести аргументированные доводы, – говорит Ивченков. – Иной вывод противоречил бы основным началам действующего гражданского законодательства».

Читайте так же:  Исковое заявление в суд гражданином

Иного мнения Сергей Морозов, юрист «Хренов и партнеры». П. 1 ст. 181 ГК прямо устанавливает специальные сроки на предъявление сторонами сделки требования о применении последствий ее ничтожности – три года с момента начала ее исполнения. Как предполагает юрист, «истинным мотивом» решения ВС является «кажущаяся несправедливость ситуации» – на момент признания сделки ничтожной (2013 г.) ее сторона уже лишилась возможности требовать возврата исполненного по ней (сделка была в 2004 г., следовательно, срок исковой давности истек в 2007 г.). «Разумеется, на практике далеко не всегда пороки сделки, влекущие ее ничтожность, очевидны», – говорит Морозов. Поэтому, по его словам, чтобы правильно решить это дело, суду нужно было сделать следующее – установить, когда о ничтожности сделки узнал истец (в момент заключения сделки или в момент констатации ее ничтожности судом).

Яна Чернобель, адвокат КА «Барщевский и Партнеры», с решением ВС в целом согласна. Однако, по ее словам, «неполное изложение ВС правовых позиций может вызвать трудности при новом рассмотрении дела в нижестоящих инстанциях». Как поясняет юрист, ВС не отразил вопрос о размере взыскиваемых денежных средств, а кроме того, не совсем ясно определил момент начала течения срока исковой давности (сослался и на дату признания сделки недействительной, и на дату виндикации). «Полагаю, что срок исковой давности подлежит исчислению с момента виндикации, поскольку именно тогда собственнику возвращается имущество и в то же время у него продолжают оставаться денежные средства, полученные по недействительной сделке», – считает Чернобель.

*имена и фамилии изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/review/view/138921/

Статья 181 ГК РФ. Сроки исковой давности по недействительным сделкам

Новая редакция Ст. 181 ГК РФ

1. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Комментарий к Ст. 181 ГК РФ

Учитывая положения статьи 166 ГК РФ, при рассмотрении исков о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным в статье 174 ГК РФ, судам следует иметь в виду, что такие сделки являются оспоримыми и соответствующий иск может быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2 статьи 181 ГК РФ) (Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9).

Другой комментарий к Ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Понятие и применение института исковой давности регламентируется ст. ст. 195 — 208 ГК.

2. Трехлетний срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки начинает течь со дня начала ее исполнения. Как обстоит дело с исковой давностью применительно к требованию о признании ничтожной сделки, для совершения которой не требовалось передачи имущества и исполнение которой не было начато ни одной из сторон?

Хотя среди перечисленных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав отсутствует такой, как признание ничтожной сделки недействительной, в п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 указано, что ГК не исключает возможность предъявления требований о признании недействительной ничтожной сделки, поэтому такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные п. 1 ст. 181, и подлежат рассмотрению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что само по себе совершение ничтожной сделки, исполнение которой не начато ни одной из сторон, не влечет никаких юридических последствий (п. 1 ст. 167 ГК РФ), поэтому совершением такой сделки ничье субъективное право нарушено быть не может. Наступление такого последствия возможно лишь вследствие исполнения ничтожной сделки, и в этом случае нарушенное право защищается путем предъявления требования о возврате полученного по такой сделке (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Соответственно, никаких гражданско-правовых последствий не влечет и решение суда, вынесенное по иску о признании ничтожной сделки недействительной, хотя свойственные судебному решению гражданско-процессуальные последствия в этом случае наступают. Собственно говоря, ничего нового в гражданско-правовые отношения сторон решение суда не может привнести уже потому, что ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ).

Решение суда по иску о признании ничтожной сделки недействительной вносит лишь окончательную определенность в отношения сторон и тем самым удовлетворяет интерес истца в такой определенности. Поэтому, не являясь требованием о защите нарушенного права, требование о признании ничтожной сделки недействительной не может быть подвержено действию исковой давности. В определенной мере это следует и из п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8, поскольку содержащийся в нем тезис о применении к такому требованию срока, установленного в п. 1 ст. 181, означает, что применительно к ничтожной сделке, исполнение которой не начато, срок по требованию о признании ее недействительной не начинает течь, т.е. на такое требование, взятое в отдельности, действие исковой давности не распространяется.

Но и применение исковой давности к требованию о признании ничтожной сделки недействительной в случае, если исполнение сделки было начато, представляется сомнительным. Дело в том, что совершение ничтожной сделки, если для этого не требовалось передачи имущества, не может нарушить субъективное право, следовательно, нет и требования, к которому могла бы применяться исковая давность; здесь же следует заметить, что иные по сравнению с установленными в ст. 196 ГК сроки исковой давности, а также иной по сравнению с п. 1 ст. 200 ГК момент начала течения срока исковой давности могут устанавливаться только законом. В ГК нет упоминания о таком требовании, как признание ничтожной сделки недействительной, поэтому в ГК нет и не могло быть специальных правил, касающихся длительности срока исковой давности и момента начала его течения по такому требованию.

Поэтому даже формальная попытка применить к подобному требованию исковую давность не приводит к успеху, так как, во-первых, нет никаких оснований для применения иного по сравнению с установленным в ст. 196 ГК срока исковой давности, а во-вторых, и это самое главное, нет оснований для применения отличного от определенного в п. 1 ст. 200 ГК момента начала ее течения. Поскольку п. 1 ст. 200 ГК связывает начало течения срока исковой давности с моментом нарушения субъективного права, то без нарушения субъективного права исковая давность не может начать свое течение; как было показано выше, совершение ничтожной сделки (в отличие от ее исполнения) не влечет и не может повлечь нарушение чьих-либо субъективных прав. Таким образом, к требованию о признании ничтожной сделки недействительной, в отличие от требования о применении последствий ее недействительности (п. 2 ст. 167 ГК РФ), исковая давность неприменима.

3. Срок исковой давности для признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности составляет один год и начинает течь со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, предусмотренная п. 1 ст. 179 ГК, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных основаниях для признания сделки недействительной (ст. ст. 173 — 178 ГК РФ).

Читайте так же:  Проверка выезда за границу по фамилии

Необходимо обратить внимание на то, что слово «иск» употребляется в п. 2 ст. 181 в единственном числе, т.е. требование о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности рассматривается в этой норме как состоящее из двух элементов единое требование. В ст. 12 ГК в качестве одного из способов защиты гражданских прав также предусмотрено именно такое единое требование. Может ли каждая из составляющих этого требования в отдельности рассматриваться в качестве самостоятельного способа защиты гражданских прав?

Для ответа на этот вопрос проанализируем каждую из этих составляющих в отдельности. На требование о признании оспоримой сделки недействительной как на возможное самостоятельное требование указывается в п. 2 ст. 166 ГК. Из п. 3 ст. 167 ГК также вытекает, что это требование может быть предъявлено самостоятельно и не должно обязательно дополняться требованием о применении последствий недействительности сделки. Что же касается требования о применении последствий недействительности оспоримой сделки, то его предъявление неизбежно предполагает наличие предшествующего или одновременно предъявляемого требования о признании оспоримой сделки недействительной. До удовлетворения этого требования сделка считается действительной (п. 1 ст. 166 ГК РФ), что исключает возможность применения последствий ее недействительности.

Отсюда возможен вывод, что для целей применения института исковой давности требование о признании оспоримой сделки недействительной является отличным от того единого двухэлементного требования, о котором идет речь в п. 2 ст. 181 и которое по своим целям тождественно требованию о применении последствий недействительности оспоримой сделки, в силу чего к требованию о признании оспоримой сделки недействительной как к требованию, для которого не установлен специальный срок исковой давности, должен применяться общий трехлетний срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ), а также общее правило п. 1 ст. 200 ГК о начале течения этого срока. В то же время к требованию о применении последствий недействительности оспоримой сделки должен применяться установленный в п. 2 ст. 181 годичный срок исковой давности.

Однако здесь же следует заметить, что по изложенным выше соображениям о применении срока исковой давности к требованию о признании оспоримой сделки недействительной речь может идти только в том случае, если такое требование предъявляется для защиты нарушенного совершением (а не исполнением) такой сделки субъективного права. Если же такое требование предъявляется лишь для защиты правового интереса, исковая давность к таким требованиям неприменима.

Так, совершение оспоримой сделки, направленной на возникновение прав и обязанностей (например, заключение консенсуального договора — см. комментарий к ст. 420 ГК РФ) либо на их увеличение по объему или размеру, в принципе не может рассматриваться как влекущее нарушение субъективного права. Иск обязанной по такой оспоримой сделке стороны направлен на защиту ее правового интереса в аннулировании возникшей в результате совершения этой сделки обязанности, а не на защиту нарушенного субъективного права. Если в некоторых случаях и можно говорить, что какое-то субъективное право при совершении подобной оспоримой сделки все же нарушается и оно может быть защищено путем предъявления требования о признании такой сделки недействительной, то таким правом может оказаться лишь абсолютное личное неимущественное право (например, при совершении сделки под влиянием насилия или угрозы нарушается право на физическую или психическую неприкосновенность личности), к требованию о защите которого исковая давность неприменима в силу ст. 208 ГК.

Однако если совершение оспоримой сделки влечет прекращение или умаление по объему либо размеру уже существующих субъективных прав (например, к таким сделкам по общему правилу п. 3 ст. 453 ГК относится соглашение об изменении или прекращении договора), то здесь можно говорить о нарушении в результате совершения такой сделки субъективного права, поэтому к требованию о признании такой сделки оспоримой должен применяться общий срок исковой давности.

Источник: http://gkodeksrf.ru/ch-1/rzd-1/podrzd-4/gl-9/prg-2/st-181-gk-rf

Статья 181. Сроки исковой давности по недействительным сделкам

1. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Комментарий к ст. 181 ГК РФ

1. В своей первоначальной редакции, действовавшей с 1 января 1995 г. по 25 июля 2005 г., комментируемая статья устанавливала специальные сроки исковой давности: для требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки — 10 лет, а для требования о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности — 1 год.

Причины, по которым законодатель столь различно подходил к установлению сроков заявления требования по оспоримым и ничтожным сделкам на первый взгляд легко объяснимы и оправданны. Ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их судом таковыми, а лежащие в основе их недействительности дефекты, как правило, неустранимы и нарушают публичный интерес. Кроме того, многие из ничтожных сделок социально опасны. Поэтому необходим достаточно длительный срок, в течение которого могут быть устранены последствия, связанные с их ничтожностью.

В отличие от них оспоримые сделки нарушают интересы только участников этих сделок и поэтому считаются действительными, если не будут оспорены одним из участников. Интересы гражданского оборота требуют, чтобы возможность этого была предельно ограничена во времени. Вместе с тем у потерпевшего должно быть достаточное время для защиты своих интересов, нарушенных оспоримой сделкой. По мнению законодателя, годичный срок является для этого вполне достаточным.

Однако, учитывая известную произвольность в отнесении недействительных сделок к числу оспоримых и ничтожных (подробнее об этом см. коммент. к ст. 166 ГК), установление по отношению к ним таких различных по продолжительности сроков давности вряд ли было оправданным.

Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», принятым по инициативе Президента РФ, комментируемая статья изложена в новой редакции. Главным новшеством стал отказ от специального (10-летнего) срока давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Кроме того, комментируемая статья ныне сформулирована более корректно, так как ранее создавалось впечатление, что с истечением исковой давности лицо лишается самого права на предъявление иска.

2. Установленный ст. 181 (в редакции ФЗ от 21 июля 2005 г.) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу ФЗ от 21 июля 2005 г. Последний вступил в силу со дня его официального опубликования в «Российской газете» от 26 июля 2005 г. Это означает, что если до 26 июля 2005 г. прошло более трех лет с момента начала течения исковой давности по требованию о применении последствий не действительности ничтожной сделки, данное требование должно считаться задавненным, однако лишь при условии, что иск не был заявлен. Напротив, если соответствующий иск был предъявлен до 26 июля 2005 г., хотя и не был на эту дату рассмотрен судом по существу, производство по нему должно продолжаться в общем порядке.

Читайте так же:  Защита персональных данных правительство

3. Комментируемая статья по-разному определяет не только продолжительность, но и начало течения исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.

В первом случае давность начинает течь со дня, когда началось исполнение сделки. Это означает, что в данном случае не действует общее правило ст. 200 ГК о том, что давность течет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Кроме того, закон в этом плане не придает значения тому, когда была совершена сделка. Наконец, если не началось исполнение ничтожной сделки, не началось и течение исковой давности для требования о применении последствий ее недействительности.

Во втором случае, напротив, в основном действует общее правило о начале течения исковой давности, т.е. ее начало привязано к субъективному моменту — дню, когда истец узнал или должен был узнать об основаниях для признания сделки недействительной. Лишь для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, годичный срок исчисляется со дня их прекращения, т.е. с момента, когда угроза миновала, насилие прекратилось и т.п.

4. Статья 181 в своей новой редакции вновь оставляет открытым вопрос о сроке давности для требования о признании ничтожной сделки недействительной. В настоящее время теоретически возможны два варианта ответа на него, а именно что:

а) давность по данному требованию является такой же, что и по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, т.е. три года. Данное решение базируется на близости рассматриваемых требований и, как следствие, необходимости одинакового подхода к сроку их заявления, а также на том, что в этом случае применяется общий срок исковой давности, составляющий три года;

б) требование о признании сделки ничтожной может быть заявлено независимо от времени ее совершения и исполнения. Иными словами, на это требование не распространяется исковая давность. Данный вывод представляется наиболее оправданным с теоретической точки зрения, поскольку требование о признании сделки ничтожной представляет собой установительное притязание, которое по самой своей природе не подвержено какой-либо давности (подробнее об этом см. коммент. к ст. 208 ГК).

Судебная практика по статье 181 ГК РФ

Руководствуясь статьями 181, 195, 196, 200 Гражданского кодекса, судебные инстанции признали не пропущенным срок исковой давности по заявленным требованиям, указав, что Компания с июня 2012 года узнала или должна была узнать о неисполнении органом местного самоуправления возникшего в результате устной договоренности (сделки) обязательства, а с соответствующим иском обратилась 20.05.2014.

Ссылаясь на положения Закона N 57-ФЗ, статей 166, 168, 181, 195, 199, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), суды отказали в удовлетворении заявленных требований по основанию пропуска срока исковой давности.
При этом суды исходили из того, что Управление Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю (далее — Управление) согласовывало по отдельности оспариваемые сделки, следовательно, истец как уполномоченный контролирующий орган должен был узнать о начале их исполнения в 2011 году и вправе был предъявить требования о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности в пределах установленного пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса срока, который на момент обращения в арбитражный суд (13.04.2017) истек.

Отказывая в удовлетворении требований, суды апелляционной и кассационной инстанции, руководствуясь пунктом 2 статьи 181, статьями 195, 199, 200 Гражданского кодекса, также обоснованно пришли к выводу, что истцами пропущен срок обжалования сделок, поскольку участники должны были узнать об их совершении с нарушением порядка одобрения не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором были совершены оспариваемые сделки, а Компания со дня совершения оспариваемых сделок.

Разрешая спор, суды применили трехлетний срок исковой давности, установленный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскав проценты только за трехлетний период, предшествующий дню обращения в суд с рассматриваемым иском.
При этом суды сочли, что требование о взыскании процентов не является дополнительным по отношению к требованию о применении последствий недействительности оспоримой сделки, и на этом основании отклонили доводы банка о применении в рассматриваемом случае годичного срока исковой давности.

Повторно рассмотрев дело, суд апелляционной инстанции установил, что о заключении оспариваемого договора департамент, осуществляющий функции от имени единственного акционера предприятия, должен был узнать не позднее 17.10.2008 — даты утверждения передаточного акта от 01.08.2008, содержащего сведения о договоре, и исчисляемый в силу действующей в момент заключения договора редакции пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации с этой даты срок исковой давности на момент обращения в арбитражный суд с рассматриваемым иском истек.

Таким образом, суды отказали в иске в части признании этих сделок недействительными как сделок с заинтересованностью, заключенных с нарушением порядка, предусмотренного для заключения подобных сделок, признав, что срок исковой давности, установленный пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации по данному требованию, истцом пропущен. Оснований для иных выводов не имеется, поскольку выводы судов обоснованы установленными по настоящему делу обстоятельствами и нормами законодательства и соответствуют сложившейся судебно-арбитражной практике рассмотрения данной категории дел.

Разрешая обособленный спор, суды руководствовались статьями 181, 195, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 61.9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и обоснованно указали на пропуск кредиторами срока исковой давности по заявленному требованию, что в силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Отказывая в иске, суды исходили из того, что истцом пропущен трехлетний срок исковой давности, установленный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ), о применении которого заявлено ответчиком до принятия решения по делу. Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абзац 2 пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отменяя решение суда первой инстанции, руководствуясь при этом статьями 166, 168, 181, 432, 740, 743, 763, 766 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе), апелляционный суд исходил из обоснованности материально-правового требования, заявленного в пределах срока исковой давности, отсутствия установленных Законом о контрактной системе оснований для внесения изменений в спорный контракт, касающихся его существенных условий, а также несоответствия оспариваемой сделки требованиям закона и ее ничтожности.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, руководствовался положениями статьи 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», статей 181. — 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о злоупотреблении правом при принятии обжалуемых решений совета директоров общества и их противоречия основам правопорядка или нравственности.

Возражения заявителя, касающиеся пропуска конкурсным управляющим срока исковой давности, установленного частью 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и отклонены как несостоятельные с подробным изложением мотивов отклонения.
На основании изложенного и руководствуясь статьей 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://gkrfkod.ru/statja-181/

Недействительность оспоримой сделки срок исковой давности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here