Ответственность адвокатов за нарушение профессиональной этики

Сегодня мы раскроем тему: "Ответственность адвокатов за нарушение профессиональной этики", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

ФПА: поведение адвоката вне профессиональной деятельности, подрывающее доверие к адвокатуре, cчитается нарушением профессиональной этики

EmiliaUngur/ Shutterstock.com

Федеральная адвокатская палата РФ на своем официальном сайте подготовила разъяснения некоторых положений адвокатской этики. В частности, отмечается, что адвокат должен избегать действий или бездействия, направленных на подрыв доверия к нему или к адвокатуре. А также он обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения (п. 2 ст. 5, п. 5 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, далее – Кодекс).

Пояснение касается поведения адвоката, выходящего за рамки непосредственного оказания юридической помощи доверителю. ФПА указала, что адвокат должен всегда сохранять честь и достоинство и не должен подрывать доверие к корпорации, в противном случае, это может считаться нарушением профессиональной этики.

Напомним, что в рамках своей деятельности адвокат также не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного, принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить, навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей, используя личные связи с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами (подп. 2, 5-6 п. 1 ст. 9 Кодекса).

1 С полным текстом разъяснения ФПА от 16 февраля 2018 года можно ознакомиться на официальном сайте Палаты.

Источник: http://www.garant.ru/news/1182243/

Статья 18

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 18 настоящего Кодекса

1. Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

2. Не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи (далее — нарушение), однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате.

3. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями Совета относительно применения положений настоящего Кодекса, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

4. Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными Разделом 2 настоящего Кодекса. Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные Советом существенными и принятые во внимание при вынесении решения.

5. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении — с момента его прекращения (пресечения).

6. Мерами дисциплинарной ответственности являются:

Источник: http://base.garant.ru/12130519/a573badcfa856325a7f6c5597efaaedf/

Основания для дисциплинарной ответственности адвоката (часть I)

Профессиональные обязанности адвоката значительно шире его обязанностей при оказании квалифицированной юридической помощи

1. У судей есть, у прокуроров есть, у следователей есть, а у адвокатов?

За поведение вне непосредственно профессиональной деятельности судьи, прокуроры, следователи несут дисциплинарную ответственность.

Кодекс судейской этики содержит специальную главу «Принципы и правила поведения судьи во внесудебной деятельности», Кодекс этики прокурорского работника РФ тоже содержит специальный раздел «Основные правила поведения прокурорского работника во внеслужебной деятельности». На сотрудников и служащих Следственного комитета РФ распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Только в адвокатуре продолжаются споры о дисциплинарной ответственности за поведение вне непосредственно профессиональной деятельности. Некоторые коллеги не хотят признавать правомерной такую ответственность, даже отдельные судьи иногда грешат подобным подходом. Попытаемся убедить их в обратном.

2. Чтобы основываться на традициях, их надо знать.

Кодекс профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА) устанавливает, что его нормы приняты в целях «развития традиций российской (присяжной) адвокатуры, которая всегда сознавала свою нравственную ответственность перед обществом», и, если вопросы профессиональной этики не урегулированы КПЭА, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции (преамбула и п. 1 и 3 ст. 4).

Каковы традиции присяжной адвокатуры? Приведем лишь пять примеров отношения присяжной адвокатуры к поведению адвоката вне профессиональной деятельности, собранные А.Н. Марковым в 1913 г.[1]

3. А как обстоят дела у либеральных заморских коллег?

В Германии Федеральным законом об адвокатуре установлено, что «Адвокат должен добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности – как в рамках своей профессии, так и вне их , он должен быть достойным того уважения и доверия, которого требует положение адвоката».

В США широко используется практика, заключающаяся в том, что адвокат является, помимо всего прочего, служащим юридической системы и публичным гражданином , несущим особую ответственность за качество правосудия. Концепция «публичного гражданина» предполагает, прежде всего, то, что адвокат является представителем своей профессии в любое время и должен своим поведением демонстрировать особое уважение к праву и способствовать его улучшению. Адвокат должен соответствовать требованиям права как в сфере оказания помощи клиентам, так и непосредственно в личной жизни, в своем повседневном поведении даже за рамками осуществления адвокатских функций (на досуге, на отдыхе и т.п.)[3].

4. Международные стандарты и правила адвокатской профессии.

4.1. КПЭА (ст. 1) устанавливает, что правила поведения адвоката основаны на международных стандартах и правилах адвокатской профессии.

Примером таких стандартов и правил являются Основные принципы, касающиеся роли юристов (далее – Принципы), принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 г.), которые посвящены юристам, осуществляющим защиту в уголовном судопроизводстве. Применительно к России эти Принципы касаются, прежде всего, адвокатов.

Указанные Принципы, в частности, устанавливают, что адвокаты при всех обстоятельствах сохраняют честь и достоинство, присущие их профессии (п. 12).

Все дисциплинарные меры определяются в соответствии с кодексом профессионального поведения и другими признанными стандартами, профессиональной этикой адвоката и в свете настоящих Принципов (п. 29). Иными словами, основаниями для ответственности адвоката являются не только те, которые прямо прописаны в КПЭА, но и те, которые указаны в других признанных стандартах.

Читайте так же:  В какой суд подается встречный иск

Кроме того, указанные Принципы ООН и Международный кодекс этики, по сути, являются общепризнанными принципами международного права и, следовательно, составной частью российской правовой системы (п. 4 ст. 15 Конституции РФ).

4.3. КПЭА (ст. 1) устанавливает, что адвокаты вправе руководствоваться нормами и правилами Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского сообщества, если они не противоречат Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) и КПЭА.

Эта норма Кодекса ЕС также, по сути, является общепризнанным принципом международного права и, следовательно, составной частью российской правовой системы.

5. Основания для дисциплинарной ответственности по Закону об адвокатуре и КПЭА.

При внимательном и непредвзятом прочтении норм Закона об адвокатуре и КПЭА в них усматриваются практически все те основные правила поведения адвоката, заложенных присяжной адвокатурой, которые предусмотрены общепризнанными международными стандартами и правилами адвокатской профессии.

5.1. Закон об адвокатуре устанавливает, что адвокат несет дисциплинарную ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей (п. 2 ст. 7).

В той же статье перечислены обязанности адвоката, к которым относятся не только добросовестное отстаивание прав и законных интересов доверителя, участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению и оказание юридической помощи бесплатно в случаях, установленных законом (подп. 1, 2 п. 1 ст. 7). Закон указывает и такие обязанности адвоката, как постоянное совершенствование знаний и повышение квалификации, ежемесячное отчисление средств на общие нужды адвокатской палаты и содержание соответствующего адвокатского образования, соблюдение КПЭА и исполнение решений органов адвокатского самоуправления (подп. 3, 4, 5, 6 п. 1 ст. 7).

В п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре установлено, что статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта РФ на основании заключения квалификационной комиссии, во-первых, при неисполнении адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем и, во-вторых, при нарушении адвокатом норм КПЭА или неисполнении решений органов адвокатской палаты.

5.2. Принятие КПЭА и его назначение определены в п. 2 ст. 4 Закона об адвокатуре «Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре» и таким образом придает КПЭА статус законодательного акта.

Государство доверило адвокатскому сообществу самостоятельно разработать этические правила профессии и делегировало высшему органу самоуправления адвокатуры, Всероссийскому съезду адвокатов, разработать квазизаконодательные нормы профессионального поведения для лиц, имеющих адвокатский статус, а также основания и порядок привлечения их к дисциплинарной ответственности. Всероссийский съезд адвокатов в 2003 г. принял КПЭА, в последующие годы неоднократно вносил изменения и дополнения в Кодекс. По общему правилу каждый орган имеет право толковать те нормы, которые он издает, поэтому Всероссийский съезд адвокатов вправе толковать нормы КПЭА.

Федеральный закон от 2 июня 2016 г. внес в Закон об адвокатуре дополнения, предусматривающие, в частности, создание Комиссии по этике и стандартам как коллегиального органа Федеральной палаты адвокатов РФ, дающего обязательные для всех адвокатских палат и адвокатов и утверждаемые Советом ФПА РФ разъяснения по вопросам применения КПЭА.

Таким образом, правом толкования КПЭА обладают Всероссийский съезд адвокатов и Совет ФПА РФ при утверждении разъяснений Комиссии по этике и стандартам и суды не должны самостоятельно толковать такие разъяснения.

5.3. КПЭА, как и Закон об адвокатуре, предусматривает дисциплинарную ответственность адвоката не только за нарушения им профессиональных обязанностей при непосредственном осуществлении деятельности по оказанию юридической помощи, но и за любое иное поведение, которое порочит его честь и достоинство или наносит ущерб авторитету адвокатуры.

В частности, в КПЭА указано, что он принят в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций адвокатуры, которая всегда сознавала свою нравственную ответственность перед обществом. Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры (преамбула КПЭА).

Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе (п. 1 и 3 ст. 4 КПЭА).

Убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия (п. 1 и 2 ст. 5 КПЭА).

Не только выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям, но и осуществление адвокатом любой иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры (п. 4 ст. 9 КПЭА).

Следовательно, адвокат несет ответственность не только за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей перед конкретным доверителем по конкретному делу, т.е. за нарушение профессиональных обязанностей в узком смысле этого слова. Основаниями для дисциплинарной ответственности адвоката являются нарушения достаточно широкого круга обязанностей связанных с принадлежностью к адвокатской профессии, с адвокатским статусом.

5.4. Это обстоятельство отметил VI Всероссийский съезд адвокатов в своем Обращении к адвокатскому сообществу «О соблюдении правил профессиональной этики».

При этом необходимо обратить внимание на то, что Закон наделяет Всероссийский съезд адвокатов полномочиями принимать КПЭА и устанавливать основания для дисциплинарной ответственности адвоката, которые могут развивать и углублять основания, перечисленные в Законе об адвокатуре, а также принимать изменения и дополнения КПЭА. Поэтому Всероссийский съезд адвокатов вправе толковать и комментировать КПЭА.

В Обращении VI Всероссийского съезда адвокатов подчеркивается, что к профессиональным обязанностям адвоката относятся не только его деятельность, непосредственно связанная с оказанием юридической помощи доверителю по конкретным поручениям. Круг обязанностей адвоката, присущих его профессии, существенно шире и включает в себя целый комплекс иных профессиональных обязанностей.

Источник: http://fparf.ru/polemic/opinions/osnovaniya-dlya-distsiplinarnoy-otvetstvennosti-advokata-chast-i/

Федеральная палата адвокатов

Адвоката обвинили в нарушении профессиональной этики

… 17 февраля 2009 г. в Адвокатскую палату г. Москвы из Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве в соответствии с пп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» поступило представление от 28 января 2009 г. № 155/09 (вх. № 428), в котором поставлен вопрос о рассмотрении в рамках дисциплинарного производства жалобы гражданина З., поступившей из Министерства юстиции РФ, на некорректное поведение адвоката С.

Таким образом, Управление Министерства юстиции Российской Федерации по субъекту Российской Федерации является органом государственной власти, уполномоченным в области адвокатуры.

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката поводом для возбуждения дисциплинарного производства является представление, внесенное в Совет органом государственной власти, уполномоченным в области адвокатуры.

Основываясь на приведенных положения российского законодательства, Квалификационная комиссия признает представление Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве от 28 января 2009 г. № 155/09 (вх. № 428 от 17.02.2009), основанное на жалобе гражданина З. от 23 декабря 2008 г. (вх. № в Управлении Минюста РФ по Москве 120/2009 от 15.01.2009), допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства и учитывает, что обстоятельства, перечисленные в п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, указаны в жалобе гражданина З. от 23 декабря 2008 г. и приложенных к ней материалах.

Читайте так же:  Жалоба в суд на действия прокуратуры

Дополнительно Квалификационная комиссия отмечает, что на рассмотрение представления Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве от 28 января 2009 г. № 155/09 предписания специальной нормы – п. 6 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не распространяются, поскольку оно внесено в общем правовом режиме, установленном Кодексом профессиональной этики адвоката для всех допустимых поводов к возбуждению дисциплинарного производства.

23 декабря 2008 г. в Министерство юстиции РФ поступила жалоба гражданина З. от 23 декабря 2008 г. (регистр. № 6712/08) в отношении адвоката С., которая 29 декабря 2008 г. была направлена для рассмотрения в Управление Министерства юстиции РФ по Москве (исх. № 16-6712/08).

К жалобе гражданина З. приложены запись телефонного разговора на дискете (компьютерный файл) и распечатка Интернет-страницы с информацией об адвокате С.

Выслушав объяснения гражданина З., адвоката С., изучив письменные материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы представления Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве от Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве от 28 января 2009 г. № 155/09, основанного на жалобе гражданина З. от 23 декабря 2008 г., Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, пришла к следующим выводам.

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (пп. 4 п. 1 ст. 7; п. 2 ст. 7 названного Закона).

В соответствии с п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.

При рассмотрении дисциплинарного производства, носящего публично-правовой характер, Квалификационная комиссия исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований.

Однако таких доказательств заявителем Квалификационной комиссии не представлено.

В жалобе З. утверждает, что адвокат С. в телефонном разговоре советует З. построить стену, разбежаться и убить себя об эту стену, а особый цинизм ситуации в том, что пожелание «убить себя об стену» является устойчивым слэнговым выражением, распространенным в молодежной антикультуре, что делает эти слова для З. вдвойне неприятными и обидными.

В этой связи Квалификационная комиссия отмечает, что идиома «убить себя об стену» как фразеологизм или устойчивое словосочетание в словарях русского языка, в т.ч. жаргона и сленга не зафиксирована, это просто разговорное выражение, которое может употребляться для обозначения ситуации – прекращения функционирования чего-либо путем наталкивания на некую преграду (реальную или мифическую, виртуальную, например; «убить диск компьютера», «убить, снести старое программное обеспечение» и т.д.), то есть у этого выражения нет какого-либо одного устойчивого значения, оно может трактоваться, как угодно, исходя из контекста и вкладываемого в него смысла, при этом говорящий может вкладывать и какой-то свой собственный смысл, который может пояснить только он (например, что это – языковая игра, метафора, троп или виртуальный образ ситуации, которая сложилась в деле и т.п.), а слушающий может понять это выражение совсем иначе, может обидеться на тот смысл, который лично для него актуализировался в силу его уровня культуры, фоновых знаний, которые могут быть совершенно отличны от уровня культуры и фоновых знаний говорившего, употребившего многозначное выражение, но который не имел намерения кого-то обижать, а лишь хотел красочно что-то изобразить.

Таким образом, гражданин З. первый употребил в своей речи в целях придания ей повышенной экспрессии в переносном значении жаргонное слово, означающее в прямом значении процесс дефекации, а его собеседник лишь обыграл это слово в ответной реплике, ориентируясь на уровень речи (языковых навыков) З.

Кроме того, никаких претензий к адвокату С. по факту использования им в разговоре с З. жаргонного слова последний в жалобе не высказал.

Как усматривается из расшифровки диалога, никаких советов построить стену, разбежаться и убить себя об эту стену собеседник гражданина З. ему не дает. В то же время, Квалификационная комиссия отмечает, что в русском литературном языке существует общеизвестный фразеологизм «биться головой об стену», означающий выражение отчаяния, бессилия, невозможности что-либо предпринять, чтобы выйти из затруднительного, тяжелого или безвыходного положения (см. Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А.И. Молоткова. М.: Русский язык, 1987. Изд. 4-е, стереотипное. С. 34). Именно в данном значении собеседником гражданина З. употреблен указанный фразеологизм, указано на тщетность, бессмысленность попыток неконструктивного решения возникшего между К. и З. спора, предложено искать пути его конструктивного решения.

Ничем не подтверждаются и содержащиеся в жалобе З. утверждения о том, что якобы адвокат С. предпринимал попытки оказания психологического давления на З. недозволенными методами с целью получения преимуществ для своего доверителя К., что адвокат С. склонял З. к тому, чтобы он отказался от своих вещей в пользу его доверителя К. (по сути «подарил» их) и т.д.

Наоборот из расшифровки записи телефонного разговора усматривается, что собеседник гражданина З., который, по утверждению гражданина З., является адвокатом С., советует гражданину З. стремиться к конструктивному выходу из сложной конфликтной ситуации, предлагает оказать профессиональные посреднические услуги в общении с К., в конце разговора собеседник гражданина З. предлагает последнему позвонить ему «примерно часиков в 9 вечера» и продиктовать список вещей, которые он хочет забрать, чтобы собеседник мог обсудить этот вопрос с К. Из представленной З. Детализации вызовов по абоненту следует, что в этот же день 16 декабря 2008 г. в 21.12.47 час. З. звонил на номер мобильного телефона, принадлежащий адвокату С.

Утверждение гражданина З. о том, что адвокат С. нарушил нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и(или) Кодекса профессиональной этики адвоката тем, что «красочно расписывал З. перспективы его обращения в суд за защитой своих прав и законных интересов» («З. будет судиться полгода и еще год «бегать» за приставами, так что будет лучше, чтобы он оставил свои вещи К.»), является ошибочным, поскольку прогностическое описание адвокатом С. перспектив движения гражданского дела по судебным инстанциям сделано в корректной форме и основано на знании им как профессиональным представителем преимуществ и недостатков судебного способа защиты законных прав и охраняемых законом интересов, кроме того, предложение урегулировать спорные правоотношения путем переговоров (без обращения с иском в суд) также является законным способом защиты прав и охраняемых законом интересов.

Читайте так же:  Мировое соглашение асв

По поводу содержащихся в сообщении заявителя утверждений о том, что адвокат С. допускал неоднократные оскорбительные высказывания в адрес З. и в адрес его семьи, Квалификационная комиссия отмечает, что в ее компетенцию не входит решение вопроса о наличии в действиях (бездействии) адвокатов признаков уголовно-наказуемого деяния (см. ст. 130 УК РФ).

Поводом к возбуждению настоящего дисциплинарного производства в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката послужило представление, внесенное в Адвокатскую палату г. Москвы органом государственной власти, уполномоченным в области адвокатуры – Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по г. Москве от 28 января 2009 г. № 155/09 (а не жалоба гражданина З., которая, сама по себе, допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства в отношении адвоката С., в силу положений п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, не является). В представлении содержалась просьба рассмотреть в рамках дисциплинарного производства жалобу З. на некорректное поведение адвоката С. Согласно п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в представлении; изменение предмета и (или) основания представления не допускается.

Видео (кликните для воспроизведения).

С учетом изложенного в рамках настоящего дисциплинарного производства Квалификационная комиссия не вправе проверять вопрос о том, соблюдены ли адвокатом С. нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и(или) Кодекса профессиональной этики адвоката, в том числе ст. 17 Кодекса, при размещении в сети Интернет на сайте, имеющем доменное имя информации о себе как об адвокате, поскольку данная информация не имеет никакого отношения к взаимоотношениям адвоката С. и гражданина З., описанным в жалобе последнего.

Вместе с тем, Квалификационная комиссия напоминает адвокату С., что информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит: 1) оценочных характеристик адвоката; 2) отзывов других лиц о работе адвоката; 3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов; 4) заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды (п. 1 ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката), поэтому даже при возникновении не могущих иметь юридических последствий претензий к соблюдению адвокатом правил распространения информации о себе, адвокату обязательно следует провести ревизию распространяемой с его ведома информации, например, подумать об обоснованности употребления в информационном сообщении выражения «уголовный адвокат» как разъяснения выражения «адвокат по уголовным делам».

Таким образом, в исследованных Квалификационной комиссией доказательствах отсутствуют данные о нарушении адвокатом С. норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и/или Кодекса профессиональной этики адвоката.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адвокатской палаты города Москвы, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 2 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, выносит заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката С. вследствие отсутствия в его действиях (бездействии), описанных в представлении Управления Министерства Юстиции Российской Федерации по Москве от 28 января 2009 г. №и 155/09, основанном на жалобе гражданина З. от 23 декабря 2008 г., нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет согласился с мнением квалификационной комиссии.

Источник: http://www.zakonia.ru/site/117180/1937

Нарушение адвокатской этики

Проблема нарушения этики адвокатами не глобальна, но, тем не менее она существует. Так, по данным Федеральной Палаты Адвокатов РФ за 2011 год был прекращен статус 83 адвокатов (4%) вследствие нарушения ими профессиональных этических норм.

Нарушение адвокатской этики регулируется ст. 9 Кодекса Профессиональной этики адвоката.

Хотелось бы особо обратить внимание на требование недопустимости руководствоваться безнравственными интересами (п. 1 ч. 1 ст. 9). Не секрет, что в практике бывают случаи, когда, например, недобросовестный адвокат целенаправленно без необходимости затягивает рассмотрение дела лишь с одной целью — получить большую сумму гонорара, чем он получил бы в случае аналогичного, но быстрого разрешения дела. Поведением отдельных адвокатов руководит порой не столько желание помочь клиенту, сколько собственные амбиции, стремление отомстить процессуальному противнику, судье, либо наоборот, заручится их поддержкой по другим делам в ущерб интересам данного доверителя и т.д.

Очевидная безнравственность такого поведения противоречит и корпоративным нормам этики.

Во многом, развивая и конкретизируя это положение, ч. 1 ст. 10 закрепляет еще одну очень важную заповедь адвокатской профессии: «Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом».

По мнению многих авторов, любое совершаемое адвокатом преступление, связанное с профессиональной деятельностью, является одновременно и нарушением этики.

Более того, есть все основания утверждать, что любое умышленное адвокатское преступление является грубым нарушением этики, несовместимым со статусом адвоката. К такому выводу приводит анализ оснований прекращения статуса адвоката, среди которых Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» называет вступление в силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления (пп. 7 п. 1 ст. 17 Закона).

Итак, любое умышленное адвокатское преступление является грубым нарушением этики. Кроме прочего, это означает, что в случае совершения недобросовестным адвокатом признаков уголовно — наказуемого деяния оно может одновременно и расследоваться в рамках возбужденного уголовного дела, и рассматриваться квалификационной комиссией адвокатской палаты в рамках дисциплинарного производства. Это положение имеет важное значение для организации мер преодоления незаконной адвокатской деятельности.

Если деяние не является преступным в силу отсутствия одного или нескольких признаков основания уголовной ответственности либо характеризуется малозначительностью, то не исключено, что оно является нарушением этики.

Например, адвокат дурно отзывается в присутствии посторонних лиц о коллеге — другом адвокате, распространяет ложные сведения о нем и порочит тем самым его честь и достоинство.

Однако и в этом случае адвокат совершает неэтичный поступок, поскольку дискредитирует коллегу. Дискредитировать — означает подорвать доверие к кому-нибудь, чему-нибудь, умалить чей-нибудь авторитет. То есть дискредитация не обязательно должна быть заведомо ложной. Адвокат обязан воздерживаться от любых дискредитирующих коллегу поступков, если только корпоративные нормы или закон не обязывают его поступить иначе.

К сожалению, в практике встречается много случаев, когда моральные принципы адвокатов уходят на второй план, уступая место выгоде и собственными интересам. В стране неоднократно были случаи разглашения адвокатами конфиденциальной информации, непрофессионального выполнения своих обязанностей, злоупотреблений и даже шантажа адвокатскими запросами, однако реальную ответственность никто не нес.

Другим не менее важным правилом, обеспечивающим надлежащее качество юридической помощи, является также следующее. Ни один адвокат ни под каким видом не должен привлекать к работе лиц, исключенных из коллегии адвокатов за какие-либо нарушения, а также адвоката, чье право на осуществление адвокатской деятельности временно приостановлено в результате совершения им дисциплинарного проступка (если только орган управления территориальной коллегии адвокатов не дал на это своего прямого согласия). В противном случае, сложится ситуация, при которой корпорация в целом признала недопустимым сотрудничество с конкретным нарушителем, а конкретный адвокат, член этой корпорации, принял ровно обратное решение. Это именно этическое правило, поскольку «де юре» корпорация не вправе вмешиваться в «производственно-хозяйственную» деятельность адвокатской фирмы (бюро) или кабинета. Речь идет о нравственной обязанности каждого адвоката своими действиями поддерживать престиж руководящего органа корпорации и авторитет принятых им решений.

Читайте так же:  Какое оружие можно иметь без разрешения

Нарушение адвокатом требований Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики, совершенное умышленно или в силу небрежности, влечет за собой применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных в подп. 13 п. 2 ст. 30 Закона об адвокатуре и ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, установленных собранием (конференцией) соответствующей адвокатской палаты.

Нарушения профессионального долга адвокатом могут означать для него применение мер дисциплинарной ответственности в виде замечания, предупреждения, прекращения статуса адвоката. Возможны и иные меры, установленные собранием (конференцией) адвокатской палаты в соответствии с подп. 13 п. 2 ст. 30 Закона об адвокатуре.

Высшим органом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации является собрание адвокатов. В случае если численность адвокатской палаты превышает 300 человек, высшим органом адвокатской палаты становится конференция адвокатов. Собрание (конференция) адвокатов созывается не реже одного раза в год; оно считается правомочным, если в его работе принимают участие не менее двух третей членов адвокатской палаты (делегатов конференции).

С целью обеспечения обоснованного назначения и исполнения мер воздействия предусмотрено дисциплинарное производство, которое включает в себя помимо предварительной проверки заявлений и обращений следующие стадии:

  • — разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации;
  • — разбирательство в совете адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

Дисциплинарное производство должно обеспечить своевременное, объективное, справедливое, полное и всестороннее рассмотрение жалоб, представлений, сообщений, частных определений (далее — представление) на действия (бездействие) адвоката, их разрешение в соответствии с Законом об адвокатуре и названным выше Кодексом, а также исполнение принятого решения.

Источник: http://vuzlit.ru/1194052/narushenie_advokatskoy_etiki

1.2 Ответственность адвоката за несоблюдение профессиональной этики

Кодекс профессиональной этики адвоката является не просто сборником этических принципов и правил, которые должен стремиться соблюдать в своей профессиональной деятельности адвокат и несоблюдение (или нарушение) которых не влечет каких-либо существенных последствий для него. За несоблюдение Кодекса адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры; неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, проводимого в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными Кодексом профессиональной этики адвоката. При этом меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года. Мерами дисциплинарной ответственности могут являться: замечание, предупреждение, прекращение статуса адвоката и др.

Дисциплинарное производство осуществляется только квалификационной комиссией и Советом адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат на момент возбуждения такого производства. Лицо, подавшее в Совет адвокатской палаты соответствующую жалобу (представление), должностное лицо или орган государственной власти, которым такое право предоставлено федеральными законами, адвокат, подавший жалобу в отношении другого адвоката, вице-президент адвокатской палаты, отвечающий за исполнение требований закона об обязательном участии адвокатов в уголовном производстве, оказании бесплатной юридической помощи или исполнение решений органов адвокатской палаты, а также их представители, именуются в дальнейшем участники дисциплинарного производства. Поводами для начала дисциплинарного производства являются:

1) жалоба, поданная в Совет другим адвокатом, доверителем адвоката или его законным представителем, а равно жалоба лица, обратившегося за оказанием юридической помощи, при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований;

2) представление, внесенное в Совет вице-президентом адвокатской палаты, отвечающим за исполнение требований закона об обязательном участии адвокатов в уголовном производстве, оказании бесплатной юридической помощи или исполнение решений органов адвокатской палаты;

3) представление, внесенное в Совет территориальным органом юстиции;

4) сообщение суда (судьи) или частное определение суда (судьи) в адрес Совета адвокатской палаты в случаях, предусмотренных федеральным законодательством.

Совет обязан принять решение по каждому дисциплинарному производству на основании заключения квалификационной комиссии не позднее одного месяца с момента его вынесения, обеспечив приглашение на свое заседание участников дисциплинарного производства. Совет рассматривает жалобы, представления в порядке, установленном его регламентом.

Участники дисциплинарного производства вправе представить в Совет через секретаря квалификационной комиссии объяснение в письменном виде о несогласии с заключением квалификационной комиссии или в его поддержку, которые должны быть поданы не позднее десяти суток с момента вынесения заключения. Совет при разбирательстве не вправе пересматривать выводы заключения комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными неустановленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы, представления и заключения комиссии. Представление новых доказательств не допускается.

Разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется в Совете в закрытом заседании, неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует принятию решения. Участникам дисциплинарного производства предоставляются равные права представить свои доводы в поддержку или против заключения квалификационной комиссии, а также высказаться по существу предлагаемых в отношении адвоката мер дисциплинарной ответственности. Решение Совета должно быть мотивированным и содержать конкретную ссылку на правило профессионального поведения адвоката, предусмотренное настоящим Кодексом, в соответствии с которым квалифицировалось действие (бездействие) адвоката.

Совет с учетом конкретных обстоятельств дела должен принять меры к примирению адвоката и лица, подавшего жалобу. Решение по жалобе, представлению принимаются Советом путем тайного голосования непосредственно по окончании разбирательства в том же заседании и полностью оглашается участникам дисциплинарного производства. Оглашение части решения не допускается. В случае принятия решения о прекращении статуса адвоката, заверенная копия немедленно вручается лицу, в отношении которого принято решение о прекращении статуса адвоката или его представителю, присутствующему в заседании Совета.

Совет при принятии решения по дисциплинарному производству, помимо применения мер дисциплинарной ответственности, может обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю нарушением, повлекшим применение мер дисциплинарной ответственности.

О принятом решении Совет в семидневный срок уведомляет участников дисциплинарного производства в письменной форме. Материалы дисциплинарного производства хранятся в делах Совета в течение трех лет с момента вынесения решения. В течение указанного срока участники дисциплинарного производства вправе знакомиться с этими материалами и делать из них необходимые выписки.

Источник: http://studfile.net/preview/8189253/page:2/

1.2 Ответственность адвоката за несоблюдение профессиональной этики

Кодекс профессиональной этики адвоката является не просто сборником этических принципов и правил, которые должен стремиться соблюдать в своей профессиональной деятельности адвокат и несоблюдение (или нарушение) которых не влечет каких-либо существенных последствий для него. За несоблюдение Кодекса адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Читайте так же:  Образец определения о взыскании судебных расходов

Поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры; неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, проводимого в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными Кодексом профессиональной этики адвоката. При этом меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года.

Мерами дисциплинарной ответственности могут являться:

3) прекращение статуса адвоката и др.

Дисциплинарное производство осуществляется только квалификационной комиссией и Советом адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат на момент возбуждения такого производства. Лицо, подавшее в Совет адвокатской палаты соответствующую жалобу (представление), должностное лицо или орган государственной власти, которым такое право предоставлено федеральными законами, адвокат, подавший жалобу в отношении другого адвоката, вице-президент адвокатской палаты, отвечающий за исполнение требований закона об обязательном участии адвокатов в уголовном производстве, оказании бесплатной юридической помощи или исполнение решений органов адвокатской палаты, а также их представители, именуются в дальнейшем участники дисциплинарного производства.

Поводами для начала дисциплинарного производства являются:

1) жалоба, поданная в Совет другим адвокатом, доверителем адвоката или его законным представителем, а равно жалоба лица, обратившегося за оказанием юридической помощи, при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований;

2) представление, внесенное в Совет вице-президентом адвокатской палаты, отвечающим за исполнение требований закона об обязательном участии адвокатов в уголовном производстве, оказании бесплатной юридической помощи или исполнение решений органов адвокатской палаты;

3) представление, внесенное в Совет территориальным органом юстиции;

4) сообщение суда (судьи) или частное определение суда (судьи) в адрес Совета адвокатской палаты в случаях, предусмотренных федеральным законодательством.

Жалоба, представление признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них указаны:

1) наименование адвокатской палаты, в совет которой подается жалоба, вносится представление;

2) фамилия, имя, отчество адвоката, подавшего жалобу на другого адвоката, принадлежность к адвокатской палате и адвокатскому образованию;

3) фамилия, имя, отчество доверителя адвоката, его место жительства или наименование лица, если подателем жалобы является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;

4) наименование и нахождение органа или должностного лица, направившего представление о возбуждении дисциплинарного производства;

5) фамилия, имя, отчество, а также принадлежность к соответствующему адвокатскому образованию адвоката, в отношении которого ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства, реквизиты соглашения об оказании юридической помощи (если оно заключалось) и (или) ордера;

6) в чем конкретно выразились действия (бездействие) адвоката;

7) обстоятельства, на которых лицо, подавшее жалобу или соответствующее представление, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

8) перечень прилагаемых к жалобе или соответствующему представлению документов.

Совет обязан принять решение по каждому дисциплинарному производству на основании заключения квалификационной комиссии не позднее одного месяца с момента его вынесения, обеспечив приглашение на свое заседание участников дисциплинарного производства. Совет рассматривает жалобы, представления в порядке, установленном его регламентом.

Участники дисциплинарного производства вправе представить в Совет через секретаря квалификационной комиссии объяснение в письменном виде о несогласии с заключением квалификационной комиссии или в его поддержку, которые должны быть поданы не позднее десяти суток с момента вынесения заключения. Совет при разбирательстве не вправе пересматривать выводы заключения комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными неустановленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы, представления и заключения комиссии. Представление новых доказательств не допускается.

Разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется в Совете в закрытом заседании, неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует принятию решения. Участникам дисциплинарного производства предоставляются равные права представить свои доводы в поддержку или против заключения квалификационной комиссии, а также высказаться по существу предлагаемых в отношении адвоката мер дисциплинарной ответственности. Решение Совета должно быть мотивированным и содержать конкретную ссылку на правило профессионального поведения адвоката, предусмотренное настоящим Кодексом, в соответствии с которым квалифицировалось действие (бездействие) адвоката.

Совет с учетом конкретных обстоятельств дела должен принять меры к примирению адвоката и лица, подавшего жалобу. Решение по жалобе, представлению принимаются Советом путем тайного голосования непосредственно по окончании разбирательства в том же заседании и полностью оглашается участникам дисциплинарного производства. Оглашение части решения не допускается. В случае принятия решения о прекращении статуса адвоката, заверенная копия немедленно вручается лицу, в отношении которого принято решение о прекращении статуса адвоката или его представителю, присутствующему в заседании Совета.

Совет вправе принять по дисциплинарному производству следующее решение:

1) о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм настоящего Кодекса, о неисполнении или ненадлежащим исполнении им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой и о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных статьей 18 Кодекса;

2) о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм настоящего Кодекса, либо вследствие надлежащего исполнения им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой, на основании заключения комиссии или вопреки заключению квалификационной комиссии, если фактические обстоятельства комиссией установлены правильно, но ею сделана ошибка в применении или толковании закона и настоящего Кодекса;

3) о прекращении дисциплинарного производства вследствие состоявшегося ранее заключения квалификационной комиссии и решения совета этой или иной адвокатской палаты по производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;

4) о прекращении дисциплинарного производства по жалобе вследствие примирения доверителя и адвоката или отзыва представления;

5) о направлении дисциплинарного производства квалификационной комиссии для нового разбирательства вследствие существенного нарушения процедуры, допущенного комиссией при разбирательстве;

6) о прекращении дисциплинарного производства вследствие истечения сроков возбуждения дисциплинарного производства, обнаружившегося в ходе разбирательства Советом или комиссией.

7) о прекращении дисциплинарного производства вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение.

Совет при принятии решения по дисциплинарному производству, помимо применения мер дисциплинарной ответственности, может обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю нарушением, повлекшим применение мер дисциплинарной ответственности.

О принятом решении Совет в семидневный срок уведомляет участников дисциплинарного производства в письменной форме. Материалы дисциплинарного производства хранятся в делах Совета в течение трех лет с момента вынесения решения. В течение указанного срока участники дисциплинарного производства вправе знакомиться с этими материалами и делать из них необходимые выписки.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studfile.net/preview/2460557/page:3/

Ответственность адвокатов за нарушение профессиональной этики
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here