Постановление суда об отказе следователю

Сегодня мы раскроем тему: "Постановление суда об отказе следователю", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Постановление суда об отказе следователю

Прокурору Омской области

в защиту интересов доверителя Л.
(ордер в материалах уголовного дела №. )

жалоба на постановление следователя об отказе
в удовлетворении ходатайства о предоставлении копий фонограмм
в порядке статьи 124 УПК РФ

. 2009г. следователем ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области капитаном юстиции . вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Л. по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ .

Следователем ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области лейтенантом юстиции Б. постановлением от . апреля 2009г. отказано в удовлетворении ходатайства защитника о предоставлении копий фонограмм, записанных на оптический диск DVD+R / №. и на оптический диск CD-R / №. на представленный защитником носитель.

Отказ в предоставлении копий фонограммы следователем до окончания производства предварительного расследования нарушает право на защиту своих прав подозреваемым, обвиняемым на стадии предварительного расследования, ибо ограничивает возможность использования всех средств и способов защиты на данной стадии производства. В частности, ограничивает право подозреваемого на обращение к специалисту в области фоноскопии и лингвистике, учитывая тот факт, что стенограмма разговоров, предоставленная экспертом и имеющаяся в материалах дела вызывает сомнения с точки зрения объективности, о чем было указано в ходатайстве о назначении повторной фоноскопической экспертизы.

Отказывая в удовлетворении ходатайства, следователь сослался на те же акты Конституционного Суда РФ, что и защитник в ходатайстве. Следователь процитировал доводы КС РФ из определения от 15 ноября 2007г. № 924-О-О, очевидно не верно толкуя смысл цитируемого.

В определении от 24 февраля 2005г. № 133-О, КС РФ отмечал:

«..Гарантируя гражданам право на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы, Конституция Российской Федерации, ее статья 24 (часть 2), наделяет законодателя полномочием установить определенный порядок и конкретные механизмы реализации этого права. Применительно к уголовному судопроизводству такие механизмы закреплены в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, который, в частности, предусматривает право обвиняемого знать, в чем он обвиняется, знакомиться в ходе предварительного расследования с отдельными процессуальными документами, имеющими существенное значение по делу (в том числе с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта), а по завершении предварительного расследования — со всеми материалами уголовного дела.

Регламентация права на ознакомление с материалами уголовного дела в ходе предварительного следствия определяется особенностями данной стадии уголовного судопроизводства и значимостью названного права как гарантии конституционного права на судебную защиту. Закрепляя конкретные механизмы реализации прав на судебную защиту и на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы заинтересованных лиц, федеральный законодатель не может вводить такие правила, которые противоречили бы принципам уголовного судопроизводства и создавали неустранимые препятствия в реализации прав (в том числе права на обжалование действий и решений органов предварительного расследования и суда), приводя тем самым к фактическому их упразднению. К таким последствиям могло бы приводить, в частности, лишение обвиняемого возможности получать копии обжалуемых им процессуальных решений, а также материалов уголовного дела, могущих подтверждать незаконность или необоснованность оспариваемых им действий и решений.

Кроме того, поскольку пункт 13 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации прямо закрепляет право обвиняемого снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств, и не связывает возможность его реализации лишь с одной или несколькими стадиями уголовного процесса, он не может расцениваться как препятствующий получению заявителем копий материалов уголовного дела, с которыми он имеет право знакомиться в ходе предварительного расследования…»

Другими словами, КС РФ подтвердил право обвиняемого, подозреваемого получать копии материалов уголовного дела, с которыми он имеет право знакомиться в ходе предварительного расследования, а не только после его завершения. При этом, ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что знакомиться (осматривать и прослушивать) с фонограммой и ее носителем – право подозреваемого, обвиняемого, возникающее ДО окончания предварительного расследования.

Напомним, что поводом для обращение в КС РФ с жалобой послужил отказ правоприменителя в удовлетворении ходатайства заявителя о выдаче копий материалов фонографических экспертиз до окончания предварительного следствия, препятствующий ему как обвиняемому по уголовному делу подать аргументированное ходатайство о назначении повторной или дополнительной экспертизы, а также обжаловать постановление следователя об отказе в ее назначении. Как видно, заявитель просил представить ему не только копию постановления о назначении экспертизы и само экспертное заключение, но все материалы фонографических экспертиз, куда включаются также объекты исследований. КС РФ, говоря в указанном определении о том, что «…он не может расцениваться как препятствующий получению заявителем копий материалов уголовного дела, с которыми он имеет право знакомиться в ходе предварительного расследования..» говорит уже не только о праве знакомиться (а, значит, получать копии) в ходе предварительного расследования с процессуальными документами, но и с материалами уголовного дела. Понятие «материалы уголовного дела» включает в себя уже не только письменные документы, но и вещественные доказательства, и в частности объекты, представленные на экспертное исследование.

Кроме того, вышеуказанное определение КС РФ следует понимать в системной связи с более поздним определением КС РФ от 15 ноября 2007г. № 924-О-О, в котором Конституционный Суд указал следующее:

«..положения пунктов 12 и 13 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как ограничивающие закрепленные в них права на ознакомление с материалами уголовного дела ознакомлением лишь с какими-то определенными документами и их копированием. Не исключают эти нормы и право обвиняемого снимать копии с являющихся составной частью материалов уголовного дела вещественных доказательств — таких, как видеокассеты, которые содержат информацию, имеющую значение для установления тех или иных обстоятельств».

Стоит обратить внимание, что в данном определении КС РФ не указал, как, видимо, полагает следователь, на то, что право снимать копии с вещественных доказательств, таких как видеокассеты, и иные, например, оптические диски, возникает лишь после завершения предварительного расследования. Наоборот, КС ни коим образом не ограничил как право на ознакомление с материалами уголовного дела, с которыми обвиняемый/подозреваемый имеет право знакомиться в ходе предварительного расследования, так и право снимать за свой счет копии с данных материалов дела. Кроме того, разъяснения, содержащиеся в определении от 24 февраля 2005г. № 133-О стоит понимать в системной связи с разъяснениями в определении КС РФ от 15 ноября 2007г. № 924-О-О, которые полностью корреспондируют друг другу.

Читайте так же:  Срок исковой давности по пеням на алименты

Следователь в обжалуемом постановлении указывает, что аудио и видеозаписи были осмотрены и прослушаны о чем без замечаний и заявлений со стороны защитника и подозреваемого составлен протокол осмотра. Однако, следователь, не учитывает, что отсутствие замечаний и заявлений на момент подписания протокола не означает отказ от права на получение копий с указанных доказательств, которое защитник и подозреваемый вправе реализовать в любой момент производства по уголовному делу. При этом, причины и основания по которым защитник просит предоставить ему копии не имеет юридического значения, потому как данное право (получить копии) не ставится законодателем в зависимость от обоснования защитой мотивов по которым возникла необходимость в получении копий материалов дела.

Ссылка следователя на то, что статья 186 УПК РФ не предполагает предоставление копий аудиозаписей, вызывает недоумение, так как, например статьи в УПК, посвященные допросу подозреваемого, иным следственным действиям, также не содержат норм, в которых было бы указано, что подозреваемому вручается копия протокола допроса, однако, у следователя, почему-то, не вызывает сомнения тот факт, что подозреваемый вправе получить копию протокола своего допроса.

Ссылка следователя на то, что «согласно нормам действующего законодательства, подозреваемые и обвиняемые имеют право знакомиться в ходе расследования со всеми протоколами следственных действий, произведенных с их участием…» также является неуместной. Указанные следователем нормы права следует понимать расширительно, с учетом права подозреваемого на использование дозволенных методов и средств защиты еще на стадии предварительного расследования, а не только в суде, на что указывалось в определении от 24 февраля 2005г. № 133-О и в определении КС РФ от 15 ноября 2007г. № 924-О-О.

Таким образом, подозреваемый и обвиняемый вправе знакомиться в ходе расследования не только со всеми протоколами следственных действий, произведенных с его участием, но и иными материалами уголовного дела (с которыми он вправе знакомиться до окончания расследования), так как «пункт 13 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации прямо закрепляет право обвиняемого снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств, и не связывает возможность его реализации лишь с одной или несколькими стадиями уголовного процесса, он не может расцениваться как препятствующий получению заявителем копий материалов уголовного дела, с которыми он имеет право знакомиться в ходе предварительного расследования…»

На основании изложенного, прошу:

Постановление следователя ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области лейтенанта юстиции Б. от . апреля 2009г. о полном отказе в удовлетворении ходатайства защитника о предоставлении копий фонограмм, записанных на оптический диск DVD+R / №. и на оптический диск CD-R/ №. на представленный защитником носитель признать незаконным и отменить.

________________ Адвокат _____

См. другие документы по данному уголовному делу :

Ходатайство об истребовании доказательств существенности причиненного преступлением вреда

Источник: http://logos-pravo.ru/zhaloba-na-postanovlenie-sledovatelya-ob-otkaze-v-predostavlenii-fonogramm

Постановление суда об отказе следователю

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение Конституционного Суда РФ от 21 ноября 2013 г. № 1904-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Воронова Александра Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 17, пунктом 3 части второй статьи 38 и статьей 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.А. Воронова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Защитник гражданина А.А. Воронова, подозреваемого в совершении преступления, обратился к следователю с ходатайством о приобщении заключения специалиста к материалам уголовного дела в качестве доказательства. Постановлением следователя от 22 апреля 2013 года в удовлетворении ходатайства отказано. В принятии поданной в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации жалобы на данное постановление следователя постановлением судьи районного суда от 26 апреля 2013 года, с которым согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, также отказано ввиду отсутствия предмета для судебного обжалования по правилам этой статьи и со ссылкой на статьи 17 и 38 того же Кодекса.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.А. Воронов утверждает, что часть первая статьи 17 «Свобода оценки доказательств», пункт 3 части второй статьи 38 «Следователь» и статья 125 «Судебный порядок рассмотрения жалоб» УПК Российской Федерации противоречат статьям 19 (часть 1), 45, 46 (части 1 и 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют суду отказывать в принятии жалобы защитника на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о приобщении доказательств к материалам уголовного дела.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Закрепляя в пункте 3 части второй статьи 38 УПК Российской Федерации полномочие следователя самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, законодатель вместе с тем не исключает необходимость выполнения следователем в процессе уголовного преследования всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в частности статьями 7, 11, 14 и 16 УПК Российской Федерации, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 года № 13-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 января 2008 года № 63-О-О, от 29 сентября 2011 года № 1190-О-О, от 25 января 2012 года № 173-О-О и от 17 июня 2013 года № 933-О).

Читайте так же:  Судебно медицинская экспертиза реферат

Оспариваемое законоположение не может рассматриваться как позволяющее произвольно отклонять ходатайства стороны защиты о приобщении к уголовному делу доказательств, а потому само по себе конституционные права заявителя в указанном им аспекте не нарушает (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 года № 27-О-О).

При этом уголовно-процессуальный закон (часть вторая статьи 159 и статья 274 УПК Российской Федерации) исключает возможность произвольного отказа как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении к материалам уголовного дела и исследовании представленных ею доказательств. Такой отказ возможен лишь в случаях, когда доказательство не имеет отношения к уголовному делу и не способно подтверждать обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость соответствующего доказательства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года № 467-О, от 4 апреля 2006 года № 100-О и от 19 июня 2012 года № 1063-О).

2.2. Согласно части первой статьи 125 УПК Российской Федерации постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 марта 1999 года № 5-П, законность и обоснованность действий и решений органов предварительного расследования, имевших место в ходе досудебного производства, по общему правилу, проверяется судом, в том числе по жалобам участников уголовного судопроизводства и других заинтересованных лиц, в рамках судебного производства по уголовному делу после передачи в суд его материалов с обвинительным заключением; в случаях же, когда действия и решения органов предварительного расследования порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, восстановление которых по прошествии времени может оказаться невозможным, судебный контроль за их законностью и обоснованностью должен осуществляться по жалобам заинтересованных лиц незамедлительно (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 года № 1888-О, от 23 апреля 2013 года № 549-О, от 17 июня 2013 года № 987-О и др.).

Решение же следователя об отказе в удовлетворении ходатайства защитника о приобщении заключения специалиста к материалам уголовного дела в качестве доказательства, не выходящее за пределы уголовно-процессуальных отношений, не может признаваться затрудняющим доступ граждан к правосудию, поскольку сторона защиты не лишена права заявить такое ходатайство при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции (статьи 271 и 291 УПК Российской Федерации). Лицо, которому судом отказано в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства; при этом суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (части третья и четвертая статьи 271 УПК Российской Федерации).

Следовательно, статья 125 УПК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им в жалобе аспекте.

2.3. Что же касается статьи 17 УПК Российской Федерации, то она закрепляет свободу оценки доказательств в качестве принципа уголовного судопроизводства и не может нарушать конституционные права граждан (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года № 289-О, от 17 октября 2006 года № 433-О, от 24 января 2008 года № 67-О-О, от 15 июля 2008 года № 443-О-О, от 25 февраля 2010 года № 159-О-О, от 21 марта 2013 года № 474-О, от 24 сентября 2013 года № 1260-О и др.).

Таким образом, жалоба А.А. Воронова, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Воронова Александра Алексеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Оспаривался ряд норм УПК РФ, в т. ч. касающихся судебного порядка рассмотрения жалоб.

По мнению заявителя, положения неконституционны.

Причина — на практике нормы позволяют суду отказывать в принятии жалобы защитника на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о приобщении доказательств к материалам дела (в частности, заключения специалиста).

Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.

УПК РФ исключает возможность произвольно отказать как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в их приобщении к материалам дела.

Видео (кликните для воспроизведения).

Такой отказ возможен лишь в случаях, когда доказательство не имеет отношения к делу и не способно подтверждать обстоятельства, подлежащие установлению.

Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы.

По общему правилу, законность и обоснованность действий и решений органов предварительного расследования, имевших место в ходе досудебного производства, проверяется судом.

Читайте так же:  Образец заявления жалоба на судью

Такая проверка проводится в т. ч. по жалобам участников судопроизводства и других заинтересованных лиц, в рамках производства по делу после передачи в суд его материалов с обвинительным заключением.

В определенных же случаях судебный контроль за законностью и обоснованностью подобных действий и решений должен проводиться по жалобам заинтересованных лиц незамедлительно.

Это ситуации, когда такие действия и решения порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений. При этом они существенно ограничивают конституционные права и свободы личности, восстановление которых по прошествии времени может оказаться невозможным.

Между тем решение следователя об отказе в удовлетворении ходатайства защитника о приобщении доказательства к материалам дела не выходит за пределы уголовно-процессуальных отношений.

Поэтому такое решение не может признаваться затрудняющим доступ граждан к правосудию.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70447894/

КС пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении

12 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 578-О по жалобе гражданина, оспаривающего конституционность ч. 1, 6, 7 ст. 148 УПК РФ, касающихся порядка вынесения отказа в возбуждении уголовного дела.

В январе 2015 г. адвокат гражданина Олега Суслова обратился в районный отдел МВД России г. Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В обоснование своих требований защитник утверждал о совершении в отношении доверителя мошеннических действий, причинивших ему ущерб в особо крупном размере.

Сначала правоохранительный орган отказался возбуждать уголовное дело, однако впоследствии прокурор распорядился провести дополнительную проверку материалов. В дальнейшем неоднократные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись руководителем следственного органа и прокурором. Указанное обстоятельство также вынудило прокуратуру направить в адрес вышестоящего следственного органа представление о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, допустивших нарушение закона при проведении доследственной проверки, и об усилении контроля за работой подчиненных.

В июле 2018 г. Лефортовский районный суд столицы отказался признавать незаконным очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на отмену спорного решения прокуратурой, но признал незаконным бездействие должностных лиц ОВД при рассмотрении соответствующего заявления о преступлении, которое длилось более трех с половиной лет. В связи с этим суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Тем не менее осенью 2018 г. следователь в очередной раз отказался возбуждать уголовное дело, а его постановления были опять отменены прокурором как незаконные и необоснованные. В итоге уголовное дело возбуждено лишь 10 декабря 2018 г.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Олег Суслов утверждал о том, что оспариваемые им нормы на практике позволяют руководителю следственного органа, следователю, органу дознания или дознавателю многократно (вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности) отказывать в возбуждении уголовного дела без проведения дополнительных проверок, несмотря на признание незаконными ранее вынесенных ими решений об отказе в возбуждении дела. По мнению заявителя, спорные нормы нарушают права потерпевшего, лишают его судебной защиты и незаконно освобождают от уголовной ответственности виновных лиц.

Изучив материалы жалобы Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к рассмотрению. КС напомнил ряд собственных правовых позиций, согласно которым проверка сообщения о преступлении и возбуждение уголовного дела представляют собой начальную, самостоятельную стадию уголовного процесса, в ходе которой устанавливается наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. На этом этапе определяются обстоятельства, исключающие возбуждение дела, дается юридическая квалификация содеянного, принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дела.

Суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела должен базироваться на достоверных сведениях, которые могут быть проверены в установленном порядке. КС также подтвердил обоснованность возможности отмены прокурором и руководителем следственного органа постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки. С учетом того что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела ограничивает право на доступ к правосудию, ст. 125 УПК РФ прямо относит постановление об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела к решениям, подлежащим оспариванию в судах.

В связи с этим суды также вправе рассматривать в пределах собственной компетенции жалобы о неэффективности проверки сообщения о преступлении и расследования, если последняя вытекает из ненадлежащих действий (бездействия) и решений соответствующих должностных лиц. В этих случаях суд обязан проверить, учел ли орган предварительного следствия все обстоятельства, включая указанные в жалобе, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также исследовал ли он эти обстоятельства вообще. Следовательно, у суда есть полномочие по указанию на конкретные допущенные нарушения и обязанность их устранения.

В то же время КС отметил, что текущее уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует максимальное число отмен решения об отказе в возбуждении уголовного дела и не предусматривает предельный срок дополнительных проверок, проводимых в связи с такой отменой. Соответственно, возможен неоднократный отказ в возбуждении уголовного дела по одному и тому же сообщению о преступлении, даже если ранее прокурор или суд выявляли неправомерность аналогичных решений.

Также Суд пояснил, что органы предварительного следствия не должны повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении. После устранения выявленных нарушений им надлежит вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным. «Иное свидетельствовало бы о невыполнении или ненадлежащем выполнении органами уголовного преследования своей процессуальной обязанности по проверке сообщения о преступлении, вело бы к утрате следов преступления, к снижению эффективности или даже к невозможности проведения следственных действий по собиранию доказательств, лишало бы заинтересованных лиц, которым запрещенным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред, не только права на судопроизводство в разумный срок, но и права на эффективную судебную защиту», – отмечено в определении.

В комментарии «АГ» старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал выводы КС: «Суд совершенно верно указал, что после отмены прокурором решения об отказе в возбуждении уголовного дела, признания его незаконным со стороны суда дознаватель (следователь) не должен повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же самые материалы».

Читайте так же:  Оформление платежного поручения банком

По мнению эксперта, Суд также справедливо указал, что у прокурора должны быть полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела. «Вместе с тем основная проблема кроется в отсутствии у прокурора в настоящее время полномочий по возбуждению, прекращению уголовных дел, которыми он, безусловно, должен обладать как лицо, осуществляющее уголовное преследование от имени государства», – пояснил адвокат. Он с сожалением отметил, что такие полномочия были ранее изъяты у прокурора, «и в настоящее время мы пожинаем негативные плоды, о чем свидетельствует комментируемая ситуация».

Андрей Гривцов считает, что вряд ли комментируемый судебный акт изменит во многом формальный подход следствия к многократному вынесению постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел без надлежащего проведения проверок: «Изменить порочную практику сможет лишь расширение процессуальных полномочий прокурора, которое находится в компетенции законодателя, а не Конституционного Суда РФ».

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, в исследуемом судебном акте Конституционный Суд РФ задает правильный и необходимый вектор для развития правоприменительной практики и совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Тем не менее вряд ли судебный акт окажет кардинальное влияние на правоприменительную практику, однако последовательная реализация позиции Конституционного Суда через институты судебного и прокурорского надзора может улучшить ситуацию с защитой прав потерпевших на своевременное и справедливое разбирательство.

«Не вдаваясь в оценку определения КС, отмечу, что даже при таком негативном правотворчестве орган конституционного правосудия создал базу для более эффективного обжалования шаблонных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, когда заявитель попадает в “карусель” одинаковых процессуальных решений, не получая адекватного ответа и оценки доводов своего заявления о совершении преступления. Мотивы рассматриваемого определения – закономерный виток развития вопроса оценки разумности сроков в уголовном судопроизводстве», – пояснил эксперт.

Напомним, ранее «АГ» писала об инициативе Татьяны Москальковой, которая отметила необходимость отказа от стадии возбуждения уголовного дела. В качестве альтернативы омбудсмен предлагала подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь. Свою позицию Уполномоченный по правам человека обосновала тем, что в ее аппарат поступает большое количество жалоб на незаконные отказы в возбуждении уголовных дел.


Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/ks-poyasnil-poryadok-povtornykh-otkazov-v-vozbuzhdenii-ugolovnogo-dela-po-odnomu-soobshcheniyu-o-prestuplenii/

КС подтвердил неправомерность привода и допроса адвоката как свидетеля по делу доверителя без санкции суда

С 2016 г. в производстве разных следователей СУ СК России по Ярославской области находились два уголовных дела в отношении моего доверителя Владимира Зубкова, обвинявшегося в покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу (впоследствии дела были объединены в одно). В рамках названных уголовных дел расследовались обстоятельства гражданских дел (где якобы были сфальсифицированы доказательства) и иных дел, по которым я оказывал юридическую помощь. Дело в том, что я также осуществлял правовое сопровождение избирательной кампании регионального отделения партии, которое возглавлял Зубков, это тоже расследовалось по уголовным делам.

На протяжении всего периода расследования меня неоднократно вызывали на допрос в качестве свидетеля. В письменных ответах я указывал, что обстоятельства дел мне известны в связи с оказанием юридической помощи, данная информация составляет адвокатскую тайну (п. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре, ст. 6 КПЭА, Разъяснения комиссии по этике и стандартам ФПА РФ от 28 июня 2017 г. № 07/17 «По вопросу предания адвокатом огласке сведений о преступлениях или иных правонарушениях» и т.д.). При этом я подчеркивал, что не могу быть вызван и допрошен в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона об адвокатуре, п. 2, 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, а также Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П, Определением КС от 8 ноября 2005 г. № 439-О и т.д.

Следователь СУ СК России по Ярославской области Евгений Сучков, заканчивавший расследование объединенного уголовного дела, игнорируя предоставленные обвиняемому конституционные права и мои профессиональные гарантии, продолжил вызывать меня на допрос, угрожая привлечением к уголовной ответственности в случае неявки. В моих официальных ответах я обозначил границы информации, составляющей адвокатскую тайну, и уголовные дела, по которым я оказываю юридическую помощь.

В декабре 2017 г. следователь вынес постановление о моем принудительном приводе, а также подписал поручение в адрес УЭБиПК УМВД России по Ярославской области о проведении в отношении меня ОРМ с целью проверки причастности к инкриминируемым доверителю деяниям.

19 декабря 2017 г. следователь обратился в суд с ходатайством о разрешении провести допрос меня в качестве свидетеля и очную ставку между мной и моим подзащитным Зубковым. При этом следователь указал в ходатайстве, что я отказываюсь являться на следственные действия по повесткам, ссылаясь на статус представителя в гражданском деле и защитника в уголовном деле. Постановлением судьи Кировского районного суда г. Ярославля в принятии ходатайства отказано. То есть суд не разрешил следователю вызывать меня на допрос в качестве свидетеля.

27 декабря того же года я должен был оказать своему доверителю Артему Серову юридическую помощь по подаче административного и гражданского исков, а затем участвовать в суде в качестве представителя Григория Пущаенко.

Однако когда я вышел из подъезда дома и разместился в автомобиле Серова, приехавшего, чтобы подписать исковые заявления и отвезти в суды, меня задержали оперуполномоченные УЭБиПК УМВД России по Ярославской области Александр Свистунов и Илья Кузнецов и стали избивать в присутствии несовершеннолетнего сына, также находившегося в машине. В итоге я был принудительно доставлен на допрос.

Таким образом, сотрудники полиции нарушили п. 4 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства, а органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению их безопасности.

Во время допроса меня окружили те же оперуполномоченные, а также представители СК и иные лица. Я был вынужден отказаться от дачи показаний в качестве свидетеля, указав это в протоколе допроса, а не в адвокатском обращении. Однако мой отказ от дачи свидетельских показаний, зафиксированный в протоколе допроса, в дальнейшем рассматривался следователем, прокурорами и судьями как свидетельские показания.

Читайте так же:  Нарушение прав в европе

Мое конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи (следователь угрожал мне уголовным преследованием) было нарушено, как и принцип равенства следователя и адвоката, в связи с чем я вынужден был заявить об отказе в даче показаний в «подсунутом» мне протоколе допроса в качестве свидетеля.

Отмечу, что в данном документе никаких моих свидетельских показаний не фигурировало. Напротив, я в очередной раз подчеркнул обстоятельства, в связи с которыми я не могу быть вызван и допрошен в качестве свидетеля по данному делу, отметил, что действия сотрудников полиции по приводу и допросу, постановление о принудительном приводе, а также протокол незаконны, а все заявленное мной в протоколе является не свидетельскими показаниями, а очередным письменным ответом на вызов.

На следующий день я обратился к следователю и в областную прокуратуру с заявлениями и сообщил об отказе от дачи показаний по тем же основаниям (но оформленном уже на адвокатском бланке), где указал, что изложенная в протоколе допроса информация является недействительной из-за нарушения моих профессиональных гарантий.

Кроме того, действия следователя, полицейских, постановление и поручение следователя были обжалованы в областные прокуратуру, следственное управление и УФСБ (откуда до сих пор не получено ответа), а также в Кировский районный суд г. Ярославля.

Постановлением суда от 9 января 2018 г. в принятии жалобы было отказано, поскольку в действиях следователя, сотрудников полиции и иных лиц суд усмотрел объективные признаки должностных преступлений, предусмотренных ст. 286 и 293 УК РФ. Суд апелляционной инстанции отменил постановление суда первой инстанции, вернув жалобу в суд для рассмотрения.

Постановлением того же суда (но в ином составе) от 19 марта 2018 г., «устоявшим» в апелляции, постановление следователя о приводе на допрос, его поручение о проведении ОРМ, а также действия полицейских по принудительному приводу были признаны законными. Свое решение суд мотивировал тем, что мне известны обстоятельства дела, поэтому я являюсь свидетелем, следователь уполномочен самостоятельно расследовать дело и принимать по нему решения, которые я обязан исполнять, и, поскольку я не являлся по вызову на допрос, принудительный привод правомерен.

Применив нормы УПК РФ, касающиеся свидетелей и полномочий в их отношении следователя, суд апелляционной инстанции проигнорировал положения Конституции РФ и Закона об адвокатуре.

Полагая, что суд не обеспечил состязательность и равноправие сторон, а также считая апелляционное постановление незаконным, поскольку оно противоречит как Конституции РФ и иным нормам национального права, так и нормам и общепризнанным принципам международного права, мы с моим доверителем обжаловали указанные процессуальные решения в Конституционный Суд РФ.

Определением от 11 апреля 2019 г. № 863-О КС признал жалобу не подлежащей дальнейшему рассмотрению, поскольку ранее неоднократно высказывал правовую позицию по аналогичным вопросам (например, в постановлениях от 29 ноября 2010 г. № 20-П, от 17 декабря 2015 г. № 33-П). Так, КС указал, что в отношении адвоката, которому обстоятельства дела стали известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или ее оказанием, не могут в отсутствие предварительного решения суда осуществляться следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия.

Предварительное решение суда должно установить, по какому делу планируется допрос адвоката в качестве свидетеля и не повлечет ли он нарушения права доверителей на оказание им юридической помощи.

При наличии предварительного решения суда, разрешающего следователю, дознавателю произвести в отношении адвоката следственные действия, адвокат должен добровольно исполнить данную обязанность, чем предотвратить принудительный привод на допрос в качестве свидетеля и срыв получения доверителями юридической помощи (п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре). Привод адвоката на допрос является самостоятельным действием, разрешение на осуществление которого также предварительно должен дать суд.

В то же время КС не разъяснил право на пересмотр дела, рассмотренного первой и апелляционной инстанциями. Полагаю, это объясняется тем, что дела были рассмотрены в порядке ст. 125 УПК РФ (в определении указано, что решения и действия следователя в отсутствие предварительного решения суда не являются основанием для отстранения меня от дальнейшего участия в деле).

Хотелось бы подчеркнуть важность данного Определения для защиты как профессиональных прав адвокатов, так и права доверителей на получение квалифицированной юридической помощи. Ранее КС не принимал решений по жалобам, в которых указывалось бы на незаконные, по мнению заявителя, решения и действия следователя и сотрудников полиции по принудительному приводу и допросу адвоката в качестве свидетеля (в основном это были решения по вопросам обысков, выемки и др.).

При наличии оснований для пересмотра дела (в зависимости от того, как суд, в производстве которого находится уголовное дело, отреагирует на Определение КС) мы обратимся с соответствующим заявлением в суд, а в случае его несогласия с указанным основанием – вновь в КС.

В заключение добавлю, что в настоящее время все промежуточные судебные решения находятся в процессе обжалования. Так, апелляционным постановлением Ярославского областного суда от 7 июня изменено постановление суда первой инстанции от 16 мая, которым отказано в удовлетворении ходатайства моего подзащитного Владимира Зубкова о возвращении уголовного дела прокурору. Апелляция исключила из решения суда первой инстанции указание на то, что я являюсь свидетелем по уголовному делу, за мной признаны статус защитника и право на участие в деле.

Также Президиум Ярославского областного суда принял к рассмотрению кассационную жалобу на постановление Кировского районного суда г. Ярославля от 19 марта 2018 г. и апелляционное постановление Ярославского областного суда от 14 мая того же года, которыми было отказано в удовлетворении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ на решения и действия следователя, действия и бездействие оперативных уполномоченных и других полицейских. Рассмотрение жалобы назначено на 26 июня.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advgazeta.ru/mneniya/ks-podtverdil-nepravomernost-privoda-i-doprosa-advokata-kak-svidetelya-po-delu-doveritelya-bez-sanktsiy-suda/

Постановление суда об отказе следователю
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here