Право на возмещение ущерба конституция

Сегодня мы раскроем тему: "Право на возмещение ущерба конституция", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Статья 53 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 53 Конституции РФ гласит:

Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Комментарий к Ст. 53 КРФ

Из закрепленного в комментируемой статье положения, определяющего принцип возмещения вреда, причиненного лицу незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти, следует по меньшей мере четыре вывода: 1) за действия государственных органов и их должностных лиц ответственность во всяком случае несет государство; 2) вред, причиненный незаконными действиями, должен возмещаться каждому независимо от его национальности, пола, возраста и других признаков; 3) коль скоро Конституцией не установлено иное, возмещению подлежит любой вред в полном объеме; 4) основанием для возмещения вреда является объективная незаконность действий (бездействия) органа или должностного лица, как правило, независимо от наличия или отсутствия в его действиях умысла или иной формы вины.

Детальное регулирование оснований, условий и порядка возмещения вреда осуществляется гражданским законодательством, в котором закреплено три правила, в соответствии с которыми должен решаться вопрос об ответственности государства за вред, причиненный его органом или должностным лицом.

Первое из них, носящее общий характер, состоит в том, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Федерации или казны муниципального образования (ст. 1069 ГК РФ). В соответствии с этим правилом подлежит возмещению и вред, причиненный в результате незаконных действий органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, но не приведший к незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, а также к незаконному наложению административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (ч. 2 ст. 1070 ГК РФ).

Второе правило установлено для случаев причинения вреда в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Такой вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, а в предусмотренных законом случаях за счет казны субъекта Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц в порядке, установленном законом.

Такими «законами» являются, в частности, Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей», принятый еще 18 мая 1981 г., и утвержденное им Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (Ведомости СССР. 1981. N 21. ст. 741), подлежащие применению в настоящее время лишь в единстве и во взаимосвязи с положениями гл. 18 УПК, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также с положениями ст. 1070 и § 4 гл. 59 ГК (Определение Конституционного Суда от 21 апреля 2005 г. N 242-О).

Прекращение уголовного дела по иным основаниям, в том числе в связи с изданием уголовного закона, устраняющего преступность деяния, амнистией, истечением срока давности, согласно ч. 4 ст. 133 УПК, не может служить основанием для возмещения вреда лицу, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование. Однако, как представляется, такое законодательное решение касается лишь тех случаев, когда подобные основания возникают в ходе производства по уголовному делу; установление же того, что возбуждение уголовного дела и уголовное преследование в отношение лица осуществлялись несмотря на наличие уже к тому моменту оснований для прекращения уголовного дела, позволяет расценивать действия правоприменительных органов как незаконные и дает право требовать возмещения причиненного ими вреда.

В соответствии со сложившейся правоприменительной практикой, в случае если лицо привлекается к ответственности за совершение нескольких преступлений, право на возмещение вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, оно получает лишь при условии реабилитации по всем обвинениям. Иное, вытекающее из Конституции истолкование норм, регламентирующих порядок возмещения вреда реабилитированным лицам, было дано Конституционным Судом. В Определении от 20 июня 2006 г. N 270-О (ВКС РФ. 2006. N 6) он указал, что эти нормы не содержат положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении какого-либо другого преступления, поэтому в подобных ситуациях суд, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, может принять решение о возмещении частично реабилитированному лицу вреда, если таковой был причинен в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Пунктом 2 Положения от 18 мая 1981 г. перечисляются конкретные виды вреда, который должен быть возмещен реабилитированному, однако в связи с введением в действие частей первой и второй ГК, а также гл. 18 УПК эти нормы, как ограничивающие права и законные интересы граждан, должны быть признаны недействующими. Следовательно, в настоящее время возмещению должны подлежать как прямые убытки, так и упущенная выгода и моральный вред. Другое дело, что в полной мере все виды вреда подлежат возмещению лишь при условии, что они причинены после 1 марта 1996 г. либо не ранее 1 марта 1993 г., если причиненный вред остался невозмещенным (ст. 12 ФЗ от 26 января 1996 г. «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации»//СЗ РФ. 1996. N 5. ст. 411). За вред, причиненный до указанных дат, возмещение ущерба может быть произведено лишь в тех пределах, которые определялись Положением от 18 мая 1981 г. либо ранее действовавшим законодательством.

В соответствии со ст. 134, 135 УПК решение о реабилитации принимается судом, вынесшим оправдательный приговор или определение (постановление) о прекращении уголовного дела, либо дознавателем, следователем, прокурором, прекратившим уголовное дело, о чем реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда. Реабилитированный вправе в течение установленного ГК срока исковой давности обратиться к органу или должностному лицу, принявшему соответствующее решение, с требованием о возмещении вреда, а тот, в свою очередь, обязан в течение месяца вынести постановление о возмещении вреда. Такое постановление в случае несогласия с ним может быть обжаловано реабилитированным, его законным представителем или его правопреемниками в том числе в суд.

Читайте так же:  Арбитражными судами кассационной инстанции являются

Суть третьего правила состоит в том, что вред, причиненный при осуществлении правосудия действиями, не связанными с незаконным осуждением, привлечением к уголовной ответственности или ограничением свободы, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ч. 2 ст. 1070 ГК).

Исходя из положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 6, 41; ст. 3 Протокола N 7 к Конвенции), государство должно нести ответственность за ошибку суда, повлекшую вынесение приговора, и обеспечивать компенсацию вреда незаконно осужденному независимо от вины судьи. Конвенция, однако, не обязывает государства-участники возмещать на таких же условиях (т.е. за любую судебную ошибку, независимо от вины судьи) ущерб, причиненный при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства.

С учетом этого Конституционный Суд в Постановлении от 25 января 2001 г. N 1-П (СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 700) признал приведенное выше положение п. 2 ст. 1070 ГК Российской Федерации не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку на основании этого положения подлежит возмещению государством вред, причиненный при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства в результате принятия незаконных судебных актов, разрешающих спор по существу. В то же время данное положение п. 2 ст. 1070 ГК не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, — если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.

С учетом зафиксированных в данном Постановлении Конституционного Суда положений, суды общей юрисдикции, рассматривая иски о возмещении государством вреда, причиненного лицу незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи) в гражданском судопроизводстве, если они не относятся к принятию актов, разрешающих дело по существу, не должны увязывать конституционное право на возмещение государством вреда непременно с личной виной судьи, установленной приговором суда. Уголовно ненаказуемые, но незаконные виновные действия (или бездействие) судьи в гражданском судопроизводстве (в том числе незаконное наложение судом ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов, приведшее к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения) должны, исходя из оспариваемого положения п. 2 ст. 1070 ГК Российской Федерации в его конституционно-правовом смысле и во взаимосвязи с положениями ст. 6 и 41 Конвенции по защите прав человека и основных свобод, рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство, что предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права.

Реабилитированные лица в соответствии с ч. 1 ст. 12 Закона восстанавливаются в утраченных в связи с репрессиями социально-политических и гражданских правах, воинских и специальных званиях, им возвращаются государственные награды, предоставляются льготы, выплачиваются компенсации в порядке, установленном законами и иными нормативными актами Российской Федерации, а также возмещается причиненный в связи с репрессиями материальный ущерб.

Порядок выплаты денежной компенсации и предоставления льгот лицам, реабилитированным в соответствии с Законом «О реабилитации жертв политических репрессий», определяется постановлениями Правительства (в частности, от 16 марта 1992 г. N 160//СПП РФ. 1992. январь-март. С. 472-473; с измен. и доп.; от 22 мая 2002 г. N 334//СЗ РФ. 2002. N 21. ст. 2005; с измен. и доп.).

Источник: http://constitutionrf.ru/rzd-1/gl-2/st-53-krf

Статья 52 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 52 Конституции РФ гласит:

Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Комментарий к Ст. 52 КРФ

29 ноября 1985 г. Генеральная Ассамблея ООН на своем 96 пленарном заседании приняла Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (см.: Сборник стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия/ООН. Нью-Йорк, 1992. С. 242-244), назначение которой состояло в том, чтобы содействовать максимальной защите прав миллионов людей во всем мире, которым наносится ущерб в результате преступлений и злоупотреблений властью. Положения данной Декларации относятся к числу тех общепризнанных принципов, которыми надлежит руководствоваться как законодательным, так и правоприменительным органам, реализуя предписания ст. 52 Конституции и принятое на себя Россией обязательство обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защиты (подпункт «а» п. 3 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах).

В соответствии с п. 1 разд. «А» Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью под жертвами преступлений понимаются «лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью». Лица, которым такой вред причинен в результате действия или бездействия, еще не представляющего собой нарушения национальных уголовных законов, но являющегося нарушением международно-правовых норм, касающихся прав человека, являются жертвами злоупотреблений властью (п. 18 разд. «B»).

Сходное определение потерпевшего от преступления содержится в ст. 42 УПК, согласно которой им является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. В этом определении, однако, есть и несколько отличительных черт, которые в ряде случаев могут стать причиной ограничения прав личности. В частности, указанная статья уголовно-процессуального закона содержит ограниченный перечень видов вреда, причинение которого дает основания считать лицо потерпевшим, хотя и Конституция, и международно-правовые акты предполагают необходимость защиты человека от любого вида вреда. Также эта статья, по буквальному ее смыслу, не предполагает возможности признания потерпевшим лица, которому реальный вред не был причинен, а создавалась только угроза его причинения, что противоречит как смыслу комментируемой статьи, так и правоприменительной практике, которая все же признает таких лиц потерпевшими.

В полном объеме процессуальным статусом потерпевшего лицо, которому преступлением причинен вред, наделяется только после того, как дознавателем, следователем, прокурором или судом будет вынесено постановление (определение) о признании его потерпевшим. Однако, как указал Конституционный Суд в постановлениях от 23 марта 1999 г. N 5-П (СЗ РФ. 1999. N 14. ст. 1749) и от 27 июня 2000 г. N 11-П (СЗ РФ. 2000. N 27. ст. 2882) и Определении от 22 января 2004 г. N 119-О (СЗ РФ. 2004. N 23. ст. 2333), это не исключает того, что гарантируемые Конституцией Российской Федерации права и свободы человека и гражданина должны обеспечиваться лицу в уголовном судопроизводстве независимо от формального признания его участником производства по уголовному делу, исходя из наличия определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права.

Вместе с тем, как отметил Конституционный Суд в Постановлении от 24 апреля 2003 г. N 7-П, обязанность государства обеспечивать восстановление прав потерпевшего от преступления не предполагает наделения потерпевшего правом предопределять необходимость осуществления уголовного преследования в отношении того или иного лица, а также пределы возлагаемой на это лицо уголовной ответственности; такое право в силу публичного характера уголовно-правовых отношений может принадлежать только государству в лице его законодательных и правоприменительных органов. С учетом этого потерпевший не может предопределять необходимость возбуждения уголовного дела по факту совершенного в отношении него преступления (кроме дел частного обвинения), не может отказаться от выдвинутого следствием против лица обвинения, не может требовать прекращения дела (кроме предусмотренных статьей 25 УПК случаев прекращения за примирением уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести) и т.п.

Читайте так же:  Ограничение выезда ребенка за границу

Государство, обеспечивая потерпевшему доступ к правосудию и компенсацию причиненного вреда, не только детально регламентирует его права, связанные с подачей в компетентные органы заявлений о совершенном преступлении и с участием в проводимом по этим заявлениям разбирательстве, но и устанавливает обязанности соответствующих правоприменительных органов. Им, в частности, предписывается принимать и разрешать все заявления о преступлениях, принимать меры к розыску принадлежащих потерпевшему предметов и материальных ценностей, принимать меры к обеспечению гражданского иска, оказывать содействие частному обвинителю в собирании по делу частного обвинения таких доказательств, которые не могут быть получены им самостоятельно. Нужно сказать, что и в целом вся система уголовно-процессуальной деятельности, направленная на обеспечение раскрытия преступления и изобличение виновного, служит в конечном счете защите прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений.

Ущерб, причиненный лицу в результате преступления, подлежит возмещению согласно общим правилам ГК об обязательствах вследствие причинения вреда. Согласно п. 1 ст. 1064 ГК, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Как следует из ст. 15 ГК, при определении суммы материальных убытков, причиненных преступлением, необходимо иметь в виду расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно было произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Причем одновременно с возмещением материального вреда потерпевшим может быть поставлен вопрос о компенсации ему виновным и морального вреда (ст. 151 ГК).

Аналогичным образом должен решаться вопрос о возмещении вреда, причиненного злоупотреблениями властью, с той лишь разницей, что это возмещение должно осуществляться не непосредственно виновным должностным лицом или служащим, а Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием (ст. 16 ГК).

Обязанность государства обеспечить компенсацию причиненного вреда не означает, хотя и не исключает, принятия на себя государством материальной ответственности за совершаемые в стране преступления. Положение о том, что ущерб, нанесенный собственнику преступлением, возмещается государством по решению суда, ранее имелось в нашем законодательстве (ч. 3 ст. 30 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР»//Ведомости РСФСР. 1990. N 30. ст. 416), однако в силу его экономической и организационной необоснованности оно практически так и не применялось. Федеральным законом от 30 ноября 1994 г. «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (СЗ РФ. 1994. N 32, ст. 3302) Закон о собственности, включая и вышеприведенное положение, был отменен с 1 января 1995 г. Следует заметить, что законодательство зарубежных стран если и содержит нормы о выплате определенных компенсаций лицу, пострадавшему от преступления, то распространяет их лишь на случаи, когда в результате преступления наступила смерть потерпевшего или был причинен вред здоровью.

Таким образом, в настоящее время есть все основания говорить только о том, что государство в рамках выполнения своих обязанностей, вытекающих из рассматриваемой статьи, создает необходимые законодательные и правоприменительные механизмы, обеспечивающие розыск виновного, арест его имущества, доказывание вины в совершении преступления и другие условия, необходимые для принятия и исполнения решения о возмещении вреда виновным лицом.

Что же касается прямой компенсации ущерба за счет государства, то, как отмечалось выше, она предусматривается лишь в случаях, когда ущерб был причинен в результате злоупотребления властью.

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (п. 12-14) предусматривает более широкие государственные обязательства по компенсации вреда, причиненного преступлением, в связи с чем призывает государства в тех случаях, когда компенсацию невозможно получить в полном объеме от правонарушителя или из других источников, принимать меры к предоставлению финансовой компенсации жертвам, которые в результате тяжких преступлений получили значительные телесные повреждения или существенно подорвали свое физическое или психическое здоровье, а также семьям лиц, которые умерли или стали физически неполноценными либо недееспособными в результате преступления. Кроме того, потерпевшим должна оказываться необходимая материальная, медицинская, психологическая помощь по различным каналам. В этих целях государства должны содействовать созданию, укреплению и расширению различных национальных фондов для оказания помощи жертвам. Однако до тех пор, пока названные положения не стали составной частью российской правовой системы, они не могут иметь непосредственное регулятивное значение.

Источник: http://constitutionrf.ru/rzd-1/gl-2/st-52-krf

Статья 42 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 42 Конституции РФ гласит:

Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Комментарий к Ст. 42 КРФ

Право на благоприятную окружающую среду представляет собой: во-первых, нравственный принцип, выраженный в правовой норме Конституции; во-вторых, принцип для построения системы объективного экологического законодательства, а также его важнейшую норму; в-третьих, субъективное право гражданина, которому корреспондируют обязанности государства по поддержанию окружающей среды в благоприятном состоянии, а также проведению различных мероприятий по устранению отрицательных воздействий неблагоприятной среды на человека.

Право, закрепленное в комментируемой статье, распространяется на граждан России, иностранных граждан и лиц без гражданства.

Понятие «благоприятная» применительно к окружающей среде может означать такое ее состояние, в котором возможны достойная жизнь и здоровье человека. Неблагоприятной же будет окружающая среда, сама по себе губительно влияющая на здоровье людей и не позволяющая им вести достойную жизнь. На территории России есть места, где окружающая среда неблагоприятна для физического здоровья людей, и с этой точки зрения государство должно позаботиться о защите человека от негативных природных воздействий. Доставка воды или тепла в безводные или холодные места обитания человека, создание искусственных климатических условий, материальная компенсация или предоставление льгот и т.п. представляют собой обязанности государства, предоставившего каждому право на благоприятную окружающую среду.

Постановлением Конституционного Суда от 11 марта 1996 г. N 7-П по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 1 Закона от 20 мая 1993 г. «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча» в связи с жалобой гражданина В.С. Корнилова (СЗ РФ. 1996. N 14. ст. 1550) право граждан на благоприятную окружающую среду было связано с обязанностью государства предоставить переселенным (отселенным) гражданам льготы и компенсации.

Читайте так же:  Нужен ли родовой сертификат при платных родах

Право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды может быть рассмотрено в широком и узком смысле. В первом случае речь идет о праве на получение правдивой и не вводящей в заблуждение информации об объективном состоянии отдельных мест в России, где природные явления неблагоприятны для человека как по причине его собственной деятельности (загрязнение водоемов нефтью и т.п.), так и в силу стихийных катаклизмов в самой природе (землетрясение, наводнение, сель и т.д.). Конституция провозглашает право каждого знать о таких явлениях.

В узком смысле данное право можно рассматривать как субъективное право конкретных лиц знать подробности о неблагоприятном состоянии природы на территории их проживания (например, для получения права на компенсации и льготы жителям мест, пострадавших в результате Чернобыльской катастрофы). В этом же смысле право на получение достоверной информации может принадлежать и лицам, родственники которых проживают в неблагоприятной окружающей среде, а также гражданам, направляемым туда на работу или в командировку.

В связи с этим ФЗ от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды» (СЗ РФ. 2002. N 2. ст. 133) предусматривает право граждан направлять обращения в органы государственной власти РФ, органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, иные организации и должностным лицам о получении своевременной, полной и достоверной информации о состоянии окружающей среды в местах своего проживания, мерах по ее охране;

— принимать участие в собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании, сборе подписей под петициями, референдумах по вопросам охраны окружающей среды и в иных не противоречащих законодательству РФ акциях;

— выдвигать предложения о проведении общественной экологической экспертизы и участвовать в ее проведении в установленном порядке;

— оказывать содействие органам государственной власти РФ, органам государственной власти субъектов Федерации, органам местного самоуправления в решении вопросов охраны окружающей среды;

— обращаться в органы государственной власти РФ, органы государственной власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления и иные организации с жалобами, заявлениями и предложениями по вопросам, касающимся охраны окружающей среды, негативного воздействия на окружающую среду, и получать своевременные и обоснованные ответы;

— предъявлять в суд иски о возмещении вреда окружающей среде и т.д. (ст. 11).

Гражданам принадлежит право на возмещение вреда, причиненного их здоровью и имуществу в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды. Под здоровьем можно понимать физическое, психическое и нравственное благополучие человека, входящее составной частью в его «достойную жизнь» (ст. 7 Конституции). Имущество, понятие которого раскрывается в гражданском праве (ст. 128 ГК и др.), должно принадлежать потерпевшему субъекту на праве собственности или другом праве, например обязательственном.

Вред, причиненный негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц, подлежит возмещению в полном объеме.

При определении величины вреда, причиненного здоровью граждан, учитываются: степень утраты трудоспособности потерпевшим, необходимые затраты на лечение и восстановление здоровья, затраты на уход за больным, иные расходы, в том числе упущенные профессиональные возможности, затраты, связанные с необходимостью изменения места жительства и образа жизни, профессии, а также потери, связанные с моральными травмами, невозможностью иметь детей или риском рождения детей с врожденной патологией.

При определении объема вреда, причиненного имуществу граждан в результате неблагоприятного воздействия окружающей природной среды, вызванного деятельностью предприятий, учреждений, организаций и граждан, учитывается прямой ущерб, связанный с разрушением и снижением стоимости строений, жилых и производственных помещений, оборудования, имущества, и упущенная выгода от потери урожая, снижения плодородия почв и иных вредных последствий.

Видео (кликните для воспроизведения).

Понятие ущерба в комментируемой статье можно отождествить с понятием вреда, поскольку Конституция в контексте данной статьи, а также в ст. 52 и 53 использует их как синонимы.

Требования об ограничении, о приостановлении или прекращении деятельности юридических и физических лиц, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, рассматриваются судом или арбитражным судом.

Поскольку право на благоприятную окружающую среду связано с обязанностью государства поддерживать ее в благоприятном для жизни состоянии, осуществление данной обязанности может быть только результатом соединенных усилий всех и каждого человека в отдельности сохранять природную среду его обитания (см. комм. к ст. 58).

Источник: http://constitutionrf.ru/rzd-1/gl-2/st-42-krf

Статья 42 Конституции России

Текст Ст. 42 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Комментарий к Ст. 42 Конституции Российской Федерации

Данная статья закрепляет экологические права на: благоприятную окружающую среду;

достоверную информацию о состоянии благоприятной окружающей среды;

возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу человека и гражданина экологическим правонарушением.

Право на благоприятную окружающую среду представляется одним из фундаментальных и всеобъемлющих прав человека и гражданина, затрагивающих основы его жизнедеятельности, связанные с поддержанием нормальных экологических, экономических и эстетических условий его жизни. Право на благоприятную окружающую среду — это возможность существовать при таком состоянии биосферы, которое обеспечивает устойчивое функционирование естественных экологических систем, природных и природно-антропогенных объектов*(201).

Данное право занимает центральное место в системе экологических прав граждан. Возникновение его связано с глобальным экологическим кризисом, охватившим мир в последней четверти XX в. В первые годы существования ООН право человека на благоприятную окружающую среду не было выделено в самостоятельную категорию и подразумевалось входящим в состав права на жизнь и права на «достаточный жизненный уровень»*(202).

В настоящее время право на благоприятную окружающую среду рассматривается исследователями в числе социальных прав. Однако на этот счет существует две точки зрения, по которым право на благоприятную окружающую среду относят к социальным и к личным правам. Так, профессор Ф.М. Рудинский отмечает, что право на здоровую окружающую среду находится в группе социальных прав человека*(203).

С. Шатаева данное право отнесла к личным, аргументируя это тем, что человек пользуется окружающей средой и пребывает в ней с момента своего рождения независимо от наличия социальной или иной среды. Как бесспорно его естественное приобретение права на жизнь, так и не встает вопрос о том, какого качества окружающая среда предоставляется человеку изначально, исключая все те вредные воздействия, которые успело произвести человечество до его рождения*(204).

Понятие «благоприятная» применительно к окружающей среде может означать такое ее состояние, при котором возможны достойная жизнь и здоровье человека. Неблагоприятной же считается окружающая среда, губительно влияющая на здоровье людей и не позволяющая им вести достойную жизнь.

Термин «окружающая среда» следует понимать в его широком значении, включающем как природную среду, так и элементы искусственной среды (жилые строения, промышленные предприятия, каналы, водохранилища и т.п.). Это среда обитания и производственной деятельности человека, все, что окружает и каким-либо образом влияет на него.

Читайте так же:  Незначительный пропуск срока исковой давности

Важное место среди экологических прав человека и гражданина занимает право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. Согласно Указу Президента РФ от 31 декабря 1993 г. N 2334 «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию» право на информацию является одним из фундаментальных прав человека*(205).

Право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды может быть представлено в широком и узком смыслах. В первом случае речь идет о праве на получение правдивой и не вводящей в заблуждение информации об объективном состоянии отдельных мест в России, где природные явления неблагоприятны для человека по причине его собственной деятельности (загрязнение водоемов нефтью) и в силу стихийных природных катаклизмов (землетрясение, наводнение, сель и т.д.).

В узком смысле данное право может рассматриваться как субъективное право конкретных лиц располагать сведениями о неблагоприятном состоянии природы на территории их проживания (например, для получения права на компенсации и льготы жителям мест, пострадавших в результате Чернобыльской катастрофы). В этом же смысле право на получение достоверной информации может принадлежать и лицам, чьи родственники проживают в неблагоприятной окружающей среде, а также гражданам, направляемым туда на работу или в командировку.

Право требовать предоставления своевременной достоверной и полной информации о загрязнении окружающей среды и мерах ее охраны для граждан, общественных объединений, юридических лиц предусмотрено в ст. 11 и 12 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», ст. 18 Градостроительного кодекса РФ от 29 декабря 2004 г. N 190-ФЗ, ст. 3 Федерального закона от 4 мая 1999 г. N 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха», ст. 67 Земельного кодекса РФ от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ, ст. 3 Федерального закона от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», ст. 6 Федерального закона от 23 ноября 1995 г. N 174-ФЗ «Об экологической экспертизе», ст. 47 Лесного кодекса РФ от 29 января 1997 г. N 22-ФЗ, ст. 92 Водного кодекса РФ от 16 ноября 1995 г. N 167-ФЗ, ст. 10 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире», ст. 14 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. N 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации» и др.

Предоставление права на достоверную информацию о ее состоянии является важным моментом в конституционном закреплении права на благоприятную окружающую среду. Исключение составляют лишь сведения, содержащие государственную тайну.

В Законе РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» сказано, что сведения, касающиеся чрезвычайных происшествий и катастроф, угрожающих безопасности и здоровью граждан и их последствий; стихийных бедствий, их официальных прогнозов и последствий, а также состояния экологии, здравоохранения, санитарии и демографии не могут быть засекречены*(206). Определенное правовое регулирование получила и деятельность коммерческих структур по засекречиванию сведений, относящихся к коммерческой тайне. Согласно Федеральному закону от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне», коммерческую тайну на предприятиях не могут составлять «сведения о загрязнении окружающей среды, состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом»*(207). Здесь же следует сказать, что Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» запрещает ограничивать доступ к информации о состоянии окружающей среды*(208).

Таким образом, граждане могут требовать от государственных и коммерческих предприятий предоставления полных сведений о состоянии окружающей среды.

Однако здесь возникают проблемы. По причине отсутствия в российском законодательстве специального определения понятия экологической информации*(209) формулировки о ее доступности (открытости) несколько уязвимы с точки зрения защиты прав граждан, поскольку они прямо не называют информацию о факторах воздействия.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ «О государственной тайне» под государственной тайной понимаются «защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации»*(210). Перечень сведений, составляющих государственную тайну, утвержден самим Законом РФ. В этом Перечне есть ряд категорий, в которых так или иначе могут содержаться сведения экологического свойства, например, сведения:

о разработке, технологии, производстве, об объемах производства, о хранении, утилизации ядерных боеприпасов, их составных частей, делящихся ядерных материалов;

о свойствах, рецептурах или технологиях производства новых видов ракетного топлива или взрывчатых веществ военного назначения;

о проектировании, строительстве и эксплуатации режимных и особо важных объектов, а также об отводе земель, недр и акваторий для этих объектов;

о проектных работах и технологиях, имеющих важное оборонное или экономическое значение, влияющих на безопасность государства;

об объемах стратегических видов полезных ископаемых.

Помимо права на достоверную информацию, человеку и гражданину принадлежит право на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Под ущербом, нанесенным здоровью граждан воздействием неблагоприятной окружающей природной среды, понимается такой ущерб, который привел к полной или частичной потере жизнеобеспечивающих, биологических функций организма. В данном случае компенсации подлежат материальные потери в связи с расстройством здоровья, смертью кормильца, полной или частичной потерей трудоспособности.

К сожалению, редакция комментируемой статьи далека от совершенства. Во-первых, провозглашается право на возмещение ущерба, причиненного лишь здоровью или имуществу гражданина, и ничего не сказано о праве на возмещение морального вреда. Таким образом, данная статья сузила круг своего действия до конкретных видов вреда. Во-вторых, говорится о праве на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением, а значит, упускаются из виду те ситуации, в которых вред наносится в результате не правонарушения, а неизбежного и не зависящего от человека хода развития событий.

Фактически Конституция РФ гарантировала право на возмещение лишь части реально причиняемого населению экологического вреда. Однако текущее законодательство позволяет гражданам взыскивать, а государственным органам соответственно компенсировать и тот вред, который причиняется деятельностью, не обладающей по существующим канонам всеми признаками правонарушения (например, вред, причиняемый в результате крупных техногенных катастроф, связанный с проживанием на неблагополучных территориях или на территориях, где существует повышенный риск радиационного, химического загрязнения среды). В данном случае сумма денежных средств берется из средств государственных экологических фондов.

Источник: http://konstrf.ru/42

Право на возмещение ущерба конституция

Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Нарушенное право гражданина или юридического лица подлежит защите государством от посягательств любого лица в порядке, определенном специальными

законами. Между тем потерпевший вправе требовать от государства защиты и от неправомерных действий созданных им различных органов государственной власти и назначенных должностных лиц.

Конституционная норма полностью соответствует статье 53 Конституции РФ, которой закреплена важнейшая гарантия права каждого человека и гражданина Российской Федерации на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом (статья 8 Всеобщей декларации прав человека, принятой на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 года).

Читайте так же:  Моральный вред оскорбление суд

Статья 53 Конституции Республики Марий Эл прямо закрепляет обязанность Республики Марий Эл как государственного образования, входящего в состав РФ, возмещать каждому потерпевшему лицу имущественный и моральный вред, возникший в результате незаконных действий (бездействия) органов республиканской власти и их должностных лиц.

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации. Это специальное правило в развитие конституционных положений установлено статьями 16 и 1069 ГК РФ. При этом оно основано на принципах недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления граждан-ских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Государство и муниципальные образования должны нести полную имущественную ответственность за вред, причиненный незаконными действиями, бездействием их властных органов или изданием не соответствующих закону ненормативных и нормативных актов.

Исходя из статей 1069 и 1071 ГК РФ, вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, составляют государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа. От имени казны в суде выступают соответствующие финансовые органы, если эта обязанность не возложена на другой орган.

Осуществление защиты нарушенного права путем возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, не ставится в зависимость от необходимости обязательного оспаривания в суде этих действий (бездействия). При этом суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Требование о возмещении вреда, причиненного изданием подзаконного норма-тивного правового акта государственного органа или органа местного самоуправления, может быть удовлетворено судом только в том случае, если соответствующий нормативный правовой акт признан недействующим судебным решением по другому делу либо если истцом требование о возмещении вреда соединено с требованием о признании нормативного правового акта недействующим и судом последнее признано подлежащим удовлетворению. Иначе будут нарушены общеобязательность и действие нормативного акта в отношении неопределенного круга лиц. Противоречащим закону может быть признан и такой нормативный акт, который к моменту рассмотрения судом дела о его оспаривании уже утратил свою силу. Оспаривание нормативного акта в подобных случаях не имело бы смысла, если бы следствием этого не могли являться восстановление или защита нарушенного права.

В науке гражданского права ответственность государства за внедоговорное причинение имущественного вреда признается разновидностью деликтного обязательства. На основании статей 1064 и 1069 ГК РФ государство несет ответственность за незаконные виновные действия органов власти и должностных лиц. В предмет доказывания по иску о возмещении вреда входят как общие условия деликтной ответственности: причинение вреда и его размер, противоправность действий его причинителя, наличие причинной связи между вредом и противоправными действиями, вина причинителя, так и специальные условия такой ответственности, связанные с особенностями субъекта ответственности и характера его действий. С точки зрения современных международно-правовых теорий, при возмещении вреда, причиненного действиями государственных органов, понятие законности и вины вообще не применяется.

В ГК РФ не закреплено понятие вины публичного органа в причинении вреда. Она устанавливается через противоправное поведение (действие, бездействие) публичного органа и выражается в непринятии им всех необходимых мер для исполнения возложенных на него исполнительно-распорядительных обязанностей. Истец обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, решения или действий (бездействия) органа (должностного лица), которыми истцу причинен вред. При этом бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия такого акта или решения либо для совершения таких действий (бездействия), лежит на ответчике.

Государство за счет казны несет ответственность за вред от незаконных действий органов, осуществляющих публичные полномочия в сфере законодательства об исполнительном производстве, уголовно-процессуального, налогового, таможенного, административного, градостроительного законодательства, а также законодательства о лицензировании, о рекламе.

Каждый гражданин и каждое юридическое лицо имеет право на справедливое судебное разбирательство его дела в разумный срок, являющееся неотъемлемой составляющей права на судебную защиту. Исходя из необходимости создать надлежащие условия для осуществления права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, равно как и прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на охрану их прав законом, на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, принят Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Им установлен специальный — вспомогательный к общегражданскому порядку возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов, в том числе судов, — механизм защиты прав на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство.

В соответствии с указанным Федеральным законом с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в порядке, установленном данным Федеральным законом и процессуальным законодательством РФ, в суд могут обратиться граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, а также подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве и в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица (ч. 1 ст. 1).

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 ГК РФ. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал наступлению последствий.

При удовлетворении иска в резолютивной части решения суд указывает на взыскание денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования, а не с конкретного органа. В данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну.

© Марийский государственный университет 2020

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://constitution.marsu.ru/site/page.html?view=st53&glava=2

Право на возмещение ущерба конституция
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here