Прокуратура персональные данные

Сегодня мы раскроем тему: "Прокуратура персональные данные", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Прокуратура Оймяконского района разъясняет: ответственность за нарушение требований законодательства о персональных данных

Автор: Прокуратура республики · Published 28 августа 2019 · Updated 10 сентября 2019

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» персональные данные – любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных).

Под обработкой исходя из положений пункта 3 статьи 3 Федерального закона понимается любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

Согласно ч. 1 статьи 6 Федерального закона обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных настоящим Федеральным законом, и в установленных законом случаях.

Пунктом 8 Указа Президента РФ от 08.07.2013 № 613 «Вопросы противодействия коррупции» органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления рекомендовано руководствоваться данным Указом.

Согласно пункту 3 Порядка размещения сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера отдельных категорий лиц и членов их семей на официальных сайтах федеральных государственных органов, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и организаций и предоставления этих сведений общероссийским средствам массовой информации для опубликования, утв. Указом, в размещаемых на официальных сайтах и предоставляемых общероссийским средствам массовой информации для опубликования сведениях о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера запрещается указывать:

а) иные сведения (кроме указанных в пункте 2 настоящего порядка) о доходах служащего (работника), его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, об имуществе, принадлежащем на праве собственности названным лицам, и об их обязательствах имущественного характера;

б) персональные данные супруги (супруга), детей и иных членов семьи служащего (работника);

в) данные, позволяющие определить место жительства, почтовый адрес, телефон и иные индивидуальные средства коммуникации служащего (работника), его супруги (супруга), детей и иных членов семьи;

г) данные, позволяющие определить местонахождение объектов недвижимого имущества, принадлежащих служащему (работнику), его супруге (супругу), детям, иным членам семьи на праве собственности или находящихся в их пользовании;

д) информацию, отнесённую к государственной тайне или являющуюся конфиденциальной.

Нарушение требований законодательства о персональных данных влечет административную ответственность, предусмотренную ч. 1 ст. 13.11 КоАП РФ — т.е. обработка персональных данных в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации в области персональных данных, либо обработка персональных данных, несовместимая с целями сбора персональных данных, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

К примеру, по результатам проверки Администрации МО «Борогоский 2 наслег» Оймяконского района установлено, что согласно сведениям, представленным администрацией поселения, сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, опубликованы на официальном сайте администрации поселения 01.04.2019.

При изучении содержимого указанной интернет-страницы установлено, что на ней в нарушение вышеуказанных требований закона и подзаконных актов имеется доступ к персональным данным 6 граждан, которые хранятся с 01.04.2019 до момента проверки 21.06.2019 (о дате рождения, номере СНИЛС, серии, номеру дате выдачи паспорта, месте регистрации указанного гражданина, адресу местонахождения недвижимого имущества).

В этой связи, в отношении должностного лица – главы администрации муниципального образования «Борогонский 2-й наслег» возбуждено административное производство об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 13.11 КоАП РФ.

По результатам рассмотрения административного материала, глава муниципального образования привлечён к административной ответственности.

Источник: http://proksakha.ru/prokuratura-razyasnyaet/prokuratura-ojjmyakonskogo-rajjona-razyasnyaet-otvetstvennost-za-narushenie-trebovanijj-zakonodatelstva-o-personalnykh-dannykh/

Сотрудников прокуратуры могут обязать указывать сведения о сайтах с их личными данными

Гражданских служащих прокуратуры обяжут сообщать о сайтах, на которых они размещали информацию о себе.

Генеральная прокуратура РФ предложила правки в Кодекс этики и служебного поведения федерального государственного гражданского служащего органов прокуратуры РФ, обязав гражданских служащих предоставлять в установленном порядке сведения об адресах сайтов или страниц сайтов в интернете, на которых они размещали свои персональные данные.

«Гражданский служащий обязан представлять в установленном порядке сведения об адресах сайтов и (или) страниц сайтов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», на которых он размещал общедоступную информацию, а также данные, позволяющие его идентифицировать», — указывается в документе.

Данные правки дополнят пункт 19 кодекса, обязывающий прокуроров принимать меры по обеспечению безопасности и конфиденциальности информации, поскольку они несут ответственность за ее несанкционированное разглашение, или если она стала известна в связи с исполнением должностных обязанностей.

Напомним, в июле 2019 года Федеральная служба безопасности (ФСБ) России представила проект новой анкеты для кандидатов, желающих поступить на службу в ведомство по контракту. В числе прочих вопросов от соискателей требовалось заполнить таблицу о персональных данных, размещенных в интернете. В частности, претендент должен был указать, в каких блогах, социальных сетях или сетевых сообществах он писал, привести название учетной записи, а также сообщить о характере публикуемых данных.

Подписывайтесь на каналы «SecurityLab» в

Telegram и Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о новостях и эксклюзивных материалах по информационной безопасности.

Источник: http://www.securitylab.ru/news/502400.php

Прокуратура персональные данные

Разъясняет начальник отдела по надзору за законностью правовых актов и исполнения административного законодательства управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры г. Москвы Марина Александровна Иванова

Законодательство Российской Федерации защищает права человека при обработке его персональных данных, в том числе право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. При этом под персональными данными понимается любая информация, прямо или косвенно относящаяся к определенному человеку.

Сбор, хранение, использование и распространение такой информации допускается только в соответствии с правилами, установленными Федеральным законом «О персональных данных».

Лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны сохранять их конфиденциальность, если не имеют согласия конкретного лица на их распространение.

Помимо этого, обработка персональных данных допускается в случаях, которые прямо определены законом. В частности, для осуществления правосудия, в целях защиты жизни и здоровья субъекта персональных данных, при осуществлении профессиональной деятельности журналиста, научной, литературной или иной творческой деятельности.

Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных) влечет административную ответственность по ст. 13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Практика прокурорского надзора последних лет свидетельствует о том, что наиболее часто нарушения в указанной сфере допускаются кредитными организациями, коллекторскими агентствами, реже — управляющими компаниями.

Так, рассылка рекламы посредством SMS-сообщений абоненту, о личности которого рекламораспространитель осведомлен, допускается только по предварительному согласию субъекта персональных данных.

Размещение в подъездах жилых домов сведений о жильцах, имеющих задолженность по коммунальным платежам, также не допускается без согласия соответствующих граждан.

В отсутствие такого согласия юридическое лицо (распространитель рекламы, управляющая организация) может быть привлечено к административной ответственности в виде штрафа от пяти до десяти тысяч рублей.

Читайте так же:  Отказ суда в принятии апелляционной жалобы

Возбуждение дел об административных правонарушениях этой категории отнесено к исключительной компетенции органов прокуратуры, которыми в последние годы формируется правоприменительная практика.

Например, Симоновской межрайонной прокуратурой г. Москвы в текущем году проведена проверка по обращению Т., которой получено письмо ЗАО «Русславбанк», содержащее предложение о предоставлении кредита. Установлено, что в целях продвижения кредитных услуг банк использовал персональные данные заявительницы, не имея ее предварительного согласия. По результатам проверки в отношении кредитной организации возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, генеральному директору внесено представление об устранении нарушений закона.

Аналогичное дело возбуждено в отношении жилищно-строительного кооператива «Вильнюс». Поводом для проведения проверки послужила жалоба на расклеенные в подъезде многоквартирного дома объявления, где были указаны фамилии, имена и отчества жильцов, а также номера квартир.

В связи с размещением на сайте www.db.spravki.net базы данных, содержащей фамилии, имена и отчества граждан, а также их адреса и номера телефонов, Кунцевской межрайонной прокуратурой г. Москвы возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении администратора сайта.

Состав правонарушения, предусмотренного указанной статьей, выявлен в действиях микрофинансовой организации ООО «Домашние деньги».На сайте юридического лица сбор информации о гражданах осуществлялся без соблюдения всех требований Федерального закона «О персональных данных». Меры реагирования по данному факту приняты Люблинской межрайонной прокуратурой г. Москвы.

В сентябре 2013 года по постановлению Тверской межрайонной прокуратуры к административной ответственности привлечено ЗАО «Киви Банк», которое, игнорируя неоднократные обращения одного из своих клиентов, не принимало мер по уничтожению его персональных данных.

Постановлением мирового судьи акционерному обществу назначен штраф в размере 5 тыс. рублей.

Несмотря на то, что правом возбуждать дела по указанной статье обладает только прокурор, проведение мероприятий по контролю за соблюдением законодательства в сфере обработки персональных данных отнесено к компетенции Роскомнадзора — Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Помимо иных функций, названная федеральная служба является уполномоченным органом исполнительной власти по защите прав субъектов персональных данных.

Источник: http://www.mosproc.ru/prokuratura-razjasnjaet/o-zashite-dannih.php

Предоставление сведений прокуратуре в рамках проверки по противодействию коррупции

Довольно часто в управляющие организации поступают запросы от надзорных органов, в том числе и «прокурорские» запросы о предоставлении информации в рамках проведения проверки коррупционной направленности.

Следует сразу отметить, что прокурорская проверка может быть как документарной, так и выездной. В обоих случаях прокурор вправе истребовать необходимую ему документацию.

Для того, чтобы определиться с полномочиями прокуратуры запрашивать те или иные документы в организации, необходимо обратиться к нормам Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1 (далее – Закон о прокуратуре), а также Приказу Генпрокуратуры России от 07.12.2007 № 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» (далее – Приказ № 195).

В силу п. 6 Приказа № 195 проверка исполнения законов проводиться на основании поступившей в органы прокуратуры информации (обращений граждан, должностных лиц, сообщений средств массовой информации и т.п.), а также других материалов о допущенных правонарушениях, требующих использования прокурорских полномочий, в первую очередь — для защиты общезначимых или государственных интересов, прав и законных интересов групп населения, трудовых коллективов, репрессированных лиц, малочисленных народов, граждан, нуждающихся в особой социальной и правовой защите.

В качестве повода для прокурорских проверок также могут рассматриваться материалы уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел, результаты анализа статистики, прокурорской и правоприменительной практики, а также другие материалы, содержащие достаточные данные о нарушениях закона.

Пункт 2 статьи 21 Закона о прокуратуре также предписывает проводить проверки исполнения законов на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором.

Правоприменительная практика истолковывает приведенные нормы как допускающие осуществление прокурорского надзора за исполнением законов не только в связи с конкретными обращениями (так называемые инцидентные основания), но и в инициативном порядке.

Часть 1 статьи 6 Закона о прокуратуре устанавливает необходимость безусловного исполнения в установленный срок требований прокурора, вытекающих из его полномочий.

В соответствии с ч. 1 ст. 21 Закона о прокуратуре предметом прокурорского надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

Исходя из положений пункта 1 статьи 22 Закона о прокуратуре, прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона, требовать от руководителей и других должностных лиц представления необходимых документов и материалов или их копий, статистических и иных сведений в сроки и порядке, которые установлены пунктами 2, 2.1, 2.3, 2.4, 2.5 статьи 6 настоящего Федерального закона.

При этом пункт 2.3. статьи 6 Закона о прокуратуре устанавливает ряд ограничений, запрещающий прокуратуре запрашивать следующие сведения:

информацию, документы и материалы, не обусловленные целями проверки и (или) выходящие за предмет проверки;

информацию, документы и материалы, которые ранее передавались органам прокуратуры в связи с ранее проведенной проверкой;

информацию, документы и материалы, которые офиц

иально опубликованы в СМИ или размещены на официальном сайте органа (официальном сайте организации, создание которого предусмотрено ее учредительными документами) в сети Интернет.

Содержание приведенных положений позволяет сделать вывод о том, что коммерческая организация правомочна не предоставлять сведения по запросу прокуратуры, если такие требования о предоставлении информации/документов, не связаны с целями проводимой проверки либо не относятся к ее предмету.

В связи с чем, в каждом конкретном случае необходимо детальное изучение материалов проверки на предмет соответствия объема истребуемой информации целям и предмету проверки.

Кроме этого, у проверяемого также имеется право на отказ в предоставлении информации, если такая информация/документы ранее передавалась или были опубликованы в установленном порядке. В таком случае в ответе необходимо сослаться на ранее проведенную проверку, в рамках которой передавались запрашиваемые сведения, либо дать ссылку на СМИ или официальный сайт, на котором опубликована истребуемая информация.

Указанное подтверждается и судебной практикой, в частности, Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 № 20АП-282/2019 по делу № А09-10062/2018:

«Вместе с тем, с учетом изложенных нормативных положений, а также принимая во внимание, что характер и степень обременений, возлагаемых на проверяемую коммерческую организацию, должны соотноситься как с целями эффективной реализации задач прокурорского надзора, так и с необходимостью поддержания нормального режима работы самой коммерческой организации, требование прокурора о представлении ее руководителями и другими должностными лицами относящихся к существу прокурорской проверки конкретных документов и материалов следует считать правомерным, если такие документы и материалы не могут быть получены у других государственных органов или из открытых источников и не передавались ранее в рамках данной прокурорской проверки, притом что органы прокуратуры не вправе запрашивать документы, которые коммерческая организация не обязана иметь в соответствии с законодательством, в том числе требовать формирования документов, не имеющихся на момент предъявления такого требования, что не исключает их представления в добровольном порядке, равно как не исключается запрос о представлении документов, касающихся деятельности проверяемой организации на территории Российской Федерации и составленных на иностранном языке, в переводе на русский язык».

Читайте так же:  Комендантский час презентация

Отдельно необходимо обратить внимание читателя на предоставление информации о персональных данных субъектов в рамках прокурорской проверки.

Юридическое лицо в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – закон № 152-ФЗ) организующее или осуществляющее обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными является оператором персональных данных.

Напомним, что под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных).

Статья 7 закона № 152-ФЗ устанавливает, что операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Как следует из п. 2.1. ч. 2. ст. 4 Закона о прокуратуре органы прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора вправе получать в установленных законодательством Российской Федерации случаях доступ к необходимой им для осуществления прокурорского надзора информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе осуществлять обработку персональных данных.

Единый порядок обработки персональных данных в органах прокуратуры Российской Федерации при осуществлении прокурорского надзора регламентирован Инструкцией, утвержденной Приказом Генпрокуратуры России от 22.11.2013 № 506 (далее – Инструкция).

Согласно пункту 1.3 Инструкции при осуществлении прокурорского надзора, а также иных полномочий, установленных законодательством Российской Федерации прокуроры вправе получать информацию о субъекте персональных данных, в том числе анкетные и биографические данные, включая адрес места жительства и проживания; сведения о гражданстве, паспортные данные или данные иного документа, удостоверяющего личность и гражданство (включая серию, номер, дату выдачи, наименование органа, выдавшего документ); сведения о трудовой деятельности, занимаемой должности; сведения о составе семьи и наличии иждивенцев, о месте работы или учёбы членов семьи; сведения об идентификационном номере налогоплательщика; сведения о предпринимательской деятельности субъекта персональных данных и членов его семьи; персональные данные лиц, на которых распространяются установленные законодательством о противодействии коррупции запреты, ограничения и обязанности; персональные данные иных лиц в целях выявления правонарушений (в том числе нарушений законодательства о противодействии коррупции); а также иные персональные данные, необходимые для целей осуществления прокурорского надзора.

Таким образом, органы прокуратуры наделены практически безграничными полномочиями в вопросе истребования персональных данных субъекта.

В следующей статье мы поговорим о том, должна ли коммерческая организация разработать антикоррупционные документы, которые массово запрашивает прокуратура.

Компания «Бурмистр.ру» создает сайты для УК и ТСЖ. Ресурсы отвечают всем требованиям законодательства. Вся необходимая информация о сервисе по ссылке .

Обсудить статью и задать вопросы можно на нашем форуме или же воспользуйтесь формой ниже.

Источник: http://www.burmistr.ru/blog/personalnye-dannye/predostavlenie-svedeniy-prokurature-v-ramkakh-proverki-po-protivodeystviyu-korruptsii/

Кто не идёт вперед, тот идёт назад

среда, 7 августа 2013 г.

В законодательстве закреплено право прокуратуры на доступ к персональным данным и их обработку

Установленные федеральным законодательством общие ограничения на доступ к персональным данным многим государственным органам мешают выполнять порученные им обязанности, поэтому они стремятся внести в специальное законодательство, регламентирующее их деятельность, положения, позволяющее им не исполнять некоторые требования закона «О персональных данных».

Очередные изменения коснулись прав прокуратуры. Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с уточнением полномочий органов прокуратуры Российской Федерации по вопросам обработки персональных данных» статья 4 федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» дополнена пунктом, расширяющим возможности прокуратуры получать информацию ограниченного доступа, и в том числе обрабатывать персональные данные:

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»

Статья 4. Принципы организации и деятельности прокуратуры Российской Федерации

2.1. Органы прокуратуры в связи с осуществлением ими в соответствии с настоящим Федеральным законом прокурорского надзора вправе получать в установленных законодательством Российской Федерации случаях доступ к необходимой им для осуществления прокурорского надзора информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе осуществлять обработку персональных данных.

Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных»

Статья 10. Специальные категории персональных данных

2. Обработка указанных в части 1 настоящей статьи специальных категорий персональных данных допускается в случаях, если:

7.1) обработка полученных в установленных законодательством Российской Федерации случаях персональных данных осуществляется органами прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора;

Видео (кликните для воспроизведения).

Федеральный закон от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

Статья 13. Соблюдение врачебной тайны

4. Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается:

3) по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно;

Мой комментарий: Думаю, что это не последние изменения в законодательстве о персональных данных. Интересно, какой из государственных органов станет следующим? 🙂

Источник: http://rusrim.blogspot.com/2013/08/blog-post_2940.html

Что нужно знать, если к Вам пришла прокуратура

С проверками прокуратуры сталкиваются многие предприниматели г. Санкт-Петербурга, но не все знают как правильно реагировать на появление прокуратуры с проверокой.

Нередко руководитель организации узнает о проведении прокуратурой проверки в отношении юридического лица только в момент появления сотрудника прокуратуры, предъявляющего служебное удостоверение и требующего предоставить необходимые для проведения проверки документы. На требования руководителя организации пояснить основания проведения проверки, как правило, следует стандартная фраза – «На основании ст. 22 Закона о прокуратуре».

Действительно, ст. 22 Закона Российской Федерации от 17.01.1992г. № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон о прокуратуре) предоставляет прокурору право при осуществлении функций по предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения поднадзорных органов, иметь доступ к их документам и материалам, проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона.

Но является ли ссылка на Закон о прокуратуре основанием для проведения проверки прокуратурой юридического лица? Нет, не является. Поясню почему.

Необходимо учитывать, что деятельность органов прокуратуры довольно подробно регламентирована приказами Генерального прокурора Российской Федерации, и если часто приходится сталкиваться с прокуратурой, необходимо знать основные приказы.

Так, наиболее значимый для хозяйствующих субъектов является приказ Генерального прокурора от 07.12.2007г. № 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» (далее – Приказ № 195), регламентирующий сферу деятельности прокурора по надзору за соблюдением федерального законодательства, так называемый «общий надзор», именно данным приказом регулируются основания проведения проверки прокуратурой.

Пунктом 6 вышеуказанного Приказа № 195 проверки исполнения законов проводить на основании поступившей в органы прокуратуры информации (обращений граждан, должностных лиц, сообщений средств массовой информации и т.п.), а также других материалов о допущенных правонарушениях, требующих использования прокурорских полномочий, в первую очередь — для защиты общезначимых или государственных интересов, прав и законных интересов групп населения, трудовых коллективов, репрессированных лиц, малочисленных народов, граждан, нуждающихся в особой социальной и правовой защите.

Кроме того, позицию, относительно полномочий, предоставленных органам прокуратуры ст. 22 Закона о прокуратуре, высказал Верховный суд Российской Федерации еще в 2003г. (Постановление от 06.06.2003г. № 86-В03-2).

Так, согласно позиции Верховного суда Закон о прокуратуре не предоставляет прокурору произвольного права на проведение проверок юридических лиц и индвидуальных предпринимателей (в том числе, вызов в прокуратуру для дачи объяснения), ст. 22 Закона о прокуратуре связывает это право с нарушением закона.

Таким образом, у прокуратуры должны быть веские основания для проведения проверки того или иного хозяйствующего субъекта, и руководитель предприятия вправе требовать предъявления данных оснований. Основания проведения проверки должны быть надлежащим образом оформлены, а не являться лишь словами сотрудника прокуратуры со ссылкой на ст. 22 Закона о прокуратуре.

В случае, если основания для проведения проверки прокуратурой действительно отсутствуют, и сотрудник прокуратуры не может внятно предъявить такие основания, полагаю, необходимо отказать сотруднику прокуратуры в предоставлении информации, а также обратиться в соответствующую прокуратуру субъекта Российской Федерации, Генеральную прокуратуру Российской Федерации с жалобой на действия подчиненных сотрудников либо в суд.

С основаниями разобрались, прокуратура должна иметь достаточные основания для проведения проверки субъекта хозяйственной деятельности, но также необходимо понять какую информацию прокуратура может запрашивать, а какую не может.

В соответствии с п. 6 Приказа № 195 при рассмотрении сигналов о правонарушениях в сферах, на которые распространяется действие законодательства о банковской, налоговой и иной тайне, руководствоваться порядком, установленным для таких случаев законом.

По смыслу текста приказа № 195 в качестве «иной тайны» можно рассматривать – тайну частной жизни (персональные данные граждан), коммерческую тайну, семейную тайну и так далее.

Относительно персональных данных все понятно, Верховный суд Российской Федерации окончательно определился с вопросом: имеет ли право прокуратура запрашивать персональные данные без согласия субъекта персональных данных. Сейчас можно смело ответить – не имеет (Постановление Верховного суда Российской Федерации от 07.10.2013г. № 94-АД-13-1, Постановление Верховного суда Российской Федерации от 20.08.2013г. № 19-АД13-1).

Верховный суд в Постановлении от 07.10.2013г. указал, что прокурор при осуществлении деятельности должен руководствоваться требования Федерального закона от 27.07.2006г. № 152-ФЗ «О персональных данных», ограничивающий доступ лиц к персональным данным, без согласия субъекта персональных данных.

Кроме того, Закон о прокуратуре не предоставляет прокурору право требовать раскрытия персональных данных без соответствующего согласия субъекта персональных данных на раскрытие его персональных данных.

Вышеуказанные постановления Верховного суда Российской Федерации имеют принципиальное значение, ведь до этого у судей не было единого мнения по данному вопросу.

В основном практика шла по пути признания права прокурора на запрос персональных данных без согласия субъекта персональных данных (Например, решение Перевозского районного суда Нижегородской области от 03.07.2012г. по делу № 2-340/2012, Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 18.09.2012 по делу № 33-6896/2012 и другие). Однако, была и другая позиция судов, хотя она встречалась существенно реже (Например, решение Пуровского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 15.06.2011г. по делу № 12-42/11).

Проблема в том, что указанные постановления Верховного суда не получили большой огласки в юридической среде, и о них мало кто знает, тем более те, кто наиболее часто является объектом проверок, проводимых прокуратурой – органы местного самоуправления, государственные органы, предприятия малого бизнеса.

Таким образом, предоставляя персональные данные по запросу прокуратуры, необходимо помнить об административной ответственности по ст. 13.11 КоАП РФ за неправомерное распространение персональных данных.

Теперь необходимо обратить внимание на «коммерческую тайну».

Пока Верховный суд Российской Федерации свою позицию относительно защиты коммерческой тайны не высказал, однако решение данного вопроса требует скорейшего правового разрешения.

Несмотря на отсутствие внятной судебной практики по данному вопросу, на основании системного анализа нормативных правовых актов, судебных решений можно сделать определенные выводы.

Напомню, что в соответствии с п. 6 Приказа № 195 прокурор должен руководствоваться положениями законов о банковской, налоговой и иной тайне. Законом о прокуратуре прямо не предусмотрено право прокурора запрашивать информацию, составляющую коммерческую тайну без наличия достаточных оснований.

Правильные выводы относительно правового режима коммерческой тайны сделаны в Постановлении ФАС Поволжского округа от 19.05.2010г. по делу № А12-22719/2009.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 29.07.2004г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее – Закон о коммерческой тайне) обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставляет им на безвозмездной основе информацию, составляющую коммерческую тайну. Мотивированное требование должно быть подписано уполномоченным должностным лицом, содержать указание цели и правового основания затребования информации, составляющей коммерческую тайну, и срок предоставления этой информации, если иное не установлено федеральными законами.

При этом, суд указал, что основания направления запроса типа «в связи с необходимостью рассмотрения дела» и «необходимые для осуществления своих полномочий» (аналогично «В связи с возникшей необходимостью») не могут быть рассмотрены в качестве мотивировки требования. По мнению суда, законодатель вкладывал в термин «мотивированное требование» иное содержание цели предоставления сведений и информации, не связанное с необходимостью исполнения полномочий государственного органа в связи с рассмотрением дел об административных нарушениях. Это означает, что мотивировка запроса не должна представлять собой просто отсылку к полномочиям государственного органа, в рамках исполнения которых необходимы запрашиваемые документы и указание на номер дела. Мотивировка запроса должна быть описана отдельно, обязательно содержать сведения обосновывающие необходимость направления запроса, а также необходимость предоставления запрашиваемой информации.

Таким образом, для запроса сведений, составляющих коммерческую тайну, органы прокуратуры должны иметь определенные основания и строго руководствоваться положения Закона о коммерческой тайне.

Полагаю, что требования прокурора о предоставлении указанной информации с мотивировкой «на основании ст. 22 Закона о прокуратуре» являются не соответствующими действующему законодательству.

В случае поступления запроса при отсутствии оснований предоставления информации, полагаю необходимым разъяснить прокуратуре право, предусмотренное ч. 2 ст. 6 Закона о коммерческой тайне, на истребование информации, составляющей коммерческую тайну в судебном порядке.

Кроме того, в рамках рассматриваемого вопроса хотелось бы обратить внимание коллег на значимый вывод, который сделал Верховный суд Российской Федерации в Постановлении от 20.08.2013г. № 19-АД13-1 относительно направления запросов органами прокуратуры по факсу. Согласно позиции Верховного суда документ, направленный по средствам факсимильной связи не является официальным документом и подлежит обязательному дублированию по почте.

Необходимо уточнить, что вышеуказанное постановление Верховного суда Российской Федерации не является единственным судебным актом, где рассматривался вопрос о законности направления запросов государственных органов по факсу.

Так, Арбитражный суд Республики Башкортостан в Решении от 15.08.2008г. № А07-9726/2008 установил, что запрос судебного пристава-исполнителя, направленный по средствам факсимильной связи не является официальным документом и не может служить основанием для привлечения лица к ответственности в случае не предоставления на него ответа. Выводы Арбитражного суда Республики Башкортостан подтвердил Федеральный Арбитражный суд Уральского округа (Постановление от 29.01.2009г. № Ф09-10531/08).

Полагаю, что аналогичные выводы можно сделать и в отношении запросов иных (кроме прокуратуры и судебных приставов-исполнителей) государственных органов.

В связи с тем, что запрос, направленный по средствам факсимильной связи не является официальным документом, ответственность за его неисполнение не наступает.

На основании всего вышеизложенного можно сделать определенные выводы:

1. Полномочия прокуратуры не настолько широки, как может показаться на первый взгляд, в судебной практике намечается устойчивая тенденция по ограничения полномочий прокурора в отношении проверок деятельности хозяйствующих субъектов, в дальнейшем, неизбежно формирование судебной практики и по другим ключевым вопросам, касающимся взаимодействия прокуратуры с хозяйствующими субъектами.

2. Слово «прокуратура» не должно внушать страх. Необходимо помнить, что основной целью прокуратуры является обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, и указанная цель может быть достигнута только в ходе двухстороннего «диалога» прокуратуры и поднадзорных субъектов, при условии строго соблюдения требований закона со стороны самой прокуратуры.

3. Практикующие юристы и руководители организаций должны четко знать свои права при проведении проверок органами прокуратуры, ведь как показывает судебная практика, не всегда указанные проверки основываются на требовании действующего законодательства.

Источник: http://yuris-status.ru/article1

Прокуратура персональные данные

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Постановление Верховного Суда РФ от 7 октября 2013 г. N 94-АД13-1 Суд отменил принятые судебные акты и прекратил производство по делу о невыполнении законных требований прокурора, поскольку требование прокурора о представлении сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера служащих и членов их семей влечет незаконное разглашение персональных данных без согласия субъекта персональных данных

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П.,

рассмотрев надзорную жалобу . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдова С.И. на постановление мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., решение судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановление заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., вынесенные в отношении Давыдова С.И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., оставленным без изменения решением судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановлением заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдов С.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 2000 рублей.

В надзорной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Давыдов С.И. просит отменить постановление мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., решение судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановление заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., вынесенные в отношении его по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, считая их незаконными.

Изучение материалов истребованного из судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа дела об административном правонарушении, доводов жалобы Давыдова С.И. свидетельствует о наличии оснований для удовлетворения данной жалобы.

Как усматривается из материалов дела, 7 декабря 2012 г. прокурором Чукотского автономного округа в отношении . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдова С.И. вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающей административную ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении (л.д. 32-36).

В соответствии с данным постановлением 5 декабря 2012 г. в целях реализации запланированных проверочных мероприятий в адрес Давыдова С.И. прокурором направлено требование № 7/819/2012 о проведении проверки 7 декабря 2012 г. с выходом на место нахождения следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу и о необходимости представления к 11 часам 00 минутам старшим помощникам прокурора . автономного округа К. и В. следующих документов: личных дел служащих органов следственного комитета, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера служащих и членов их семей за 2011 год, а также граждан, претендующих на замещение должностей государственной службы, в том числе государственной гражданской службы, принятых на службу в 2011 году и истёкшем периоде 2012 года, материалов служебных проверок в отношении служащих, иных документов и информации, необходимых для проведения данной проверки по требованию проверяющих лиц.

Согласно ответу . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдова С.И. от 6 декабря 2012 г. № 218/59-3294-12 требование прокурора в связи с отсутствием у прокуратуры законных оснований и полномочий проведения проверки соблюдения следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу законодательства о государственной службе является незаконным и необоснованным.

При этом 7 декабря 2012 г. в 11 часов 00 минут в служебном помещении следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу . Давыдовым С.И. в представлении указанных выше документов и информации старшим помощникам прокурора В. и К. отказано, что подтверждается актом об отказе в представлении документов и информации от 7 декабря 2012 г.

Рассмотрев 22 января 2013 г. настоящее дело, мировой судья судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа пришёл к выводу о наличии в действиях Давыдова С.И. состава административного правонарушения, предусмотренного статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

С таким решением согласиться нельзя по следующим основаниям.

Требование прокурора о представлении сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера служащих и членов их семей за 2011 год, а также граждан, претендующих на замещение должностей государственной службы, в том числе государственной гражданской службы, принятых на службу в 2011 году и истёкшем периоде 2012 года, не согласуется с положениями Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

Согласно части 7 статьи 8 данного закона проверка достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых в соответствии с частью 1 этой статьи, осуществляется по решению представителя нанимателя (руководителя) или лица, которому такие полномочия предоставлены представителем нанимателя (руководителем), в порядке, устанавливаемом Президентом Российской Федерации, самостоятельно или путём направления запроса в федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные на осуществление оперативно-розыскной деятельности, об имеющихся у них данных о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера гражданина или лица, указанных в пунктах 1-3 части 1 статьи 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», супруги (супруга) и несовершеннолетних детей данного гражданина или лица.

Отказывая в предоставлении прокурору иных документов (личных дел служащих органов следственного комитета, материалов служебных проверок в отношении служащих, других документов и информации), Давыдов С.И. в письме от 16 ноября 2012 г. № 218/59-3294-12 указал на то, что представление этих сведений может повлечь нарушение Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», в котором содержится запрет на разглашение персональных данных без согласия субъекта персональных данных (л.д. 14-18).

В силу статьи 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» персональные данные — это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определённому или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных), оператором является государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных Данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными.

Статьёй 7 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» установлено, что операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» не содержит норм, предоставляющих органам прокуратуры Российской Федерации и их должностным лицам право требовать раскрытия персональных данных без согласия субъектов этих данных.

Пунктом 6 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 7 декабря 2007 г. № 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» прямо предусмотрено, что при осуществлении надзора в сферах, на которые распространяется действие законодательства о банковской и иной охраняемой законом тайне, прокуроры должны руководствоваться установленным законодательством порядком.

При этом согласно статье 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» целью данного Федерального закона является обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

При таких обстоятельствах адресованное . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдову С.И. требование прокурора Чукотского автономного округа о представлении сведений и документов не отвечает требованиям закона.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., решение судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановление заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., вынесенные в отношении Давыдова С.И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения, не являются законными и обоснованными, в связи с чем подлежат отмене.

Производство по данному делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — в связи с отсутствием в действиях Давыдова С.И. состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

надзорную жалобу . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдова С.И. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., решение судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановление заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., вынесенные в отношении Давыдова С.И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда Российской Федерации В.П. Меркулов

Обзор документа

Прокурор намеревался проверить соблюдение региональным следственным управлением Следственного комитета РФ законодательства о госслужбе. Он потребовал, чтобы должностное лицо управления представило необходимые для этого документы. В частности, личные дела служащих, сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера служащих и членов их семей, а также претендентов, принятых на службу, материалы служебных проверок. Поскольку должностное лицо отказало в этом, его оштрафовали на 2 000 руб. за умышленное невыполнение требований прокурора (ст. 17.7 КоАП РФ).

Судья Верховного Суда РФ решил, что требование прокурора не соответствует закону, поэтому в действиях должностного лица отсутствует состав административного правонарушения.

Согласно Закону о противодействии коррупции сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера проверяются по решению представителя нанимателя (руководителя) или лица, которому такие полномочия предоставлены представителем нанимателя (руководителем) в порядке, устанавливаемом Президентом РФ. Проверка осуществляется самостоятельно или путем направления запроса в федеральные ведомства, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, об имеющихся у них данных о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.

Отказывая в предоставлении личных дел, материалов служебных проверок, других документов и информации, должностное лицо сослалось на Закон о персональных данных. Он обязывает операторов и иных лиц, получивших доступ к таким данным, не раскрывать третьим лицам и не распространять эти сведения без согласия их субъекта, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Закон о прокуратуре не содержит норм, наделяющих органы прокуратуры и их должностных лиц правом требовать раскрытия персональных данных без согласия их субъектов.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70373156/

Прокуратура персональные данные
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here