Судебно психологическая экспертиза в уголовном процессе

Сегодня мы раскроем тему: "Судебно психологическая экспертиза в уголовном процессе", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Судебно психологическая экспертиза в уголовном процессе

Часть I. Общие проблемы судебно-психологической экспертизы

1. Правовые и организационные проблемы использования психологических познаний в судебной экспертизе в уголовном процессе

2. Теоретические проблемы судебно-психологической экспертизы

3. Методологические проблемы судебно-психологической экспертизы

4. Экспериментально-психологическое исследование

5. Этические проблемы судебно-психологической экспертизы

Часть II. Предметные виды судебно-психологической экспертизы

6. Судебно-психологическая экспертиза индивидуально-психологических особенностей обвиняемого (подсудимого)

7. Судебно-психологическая экспертиза аффекта

8. Судебно-психологическая экспертиза способности несовершеннолетнего обвиняемого (подсудимого) с отставанием в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими

9. Общие проблемы судебно-психологической экспертизы обвиняемого (подсудимого)

10. Судебно-психологическая экспертиза способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания

11. Судебно-психологическая экспертиза способности потерпевшей по делу об изнасиловании понимать характер и значение совершаемых с нею действий или оказывать сопротивление.

12. Судебно-психологическая экспертиза психического состояния лица, окончившего жизнь самоубийством

В В Е Д Е Н И Е

Практика применения специальных психологических познаний в судебной экспертизе сразу ставит множество вопросов: какие психологические знания используются в деятельности судебного эксперта-психолога? В какой форме это происходит? С какими разделами научной психологии вплотную смыкается судебная психология? Какие психодиагностические методы необходимы для формулирования экспертных выводов? Должны ли ограничиваться познания судебного эксперта-психолога пределами психологии или в объем его специальных познаний должны входить и иные, непсихологические науки? Совпадает ли научная терминология, используемая в судебно-психологической экспертизе, с понятийным аппаратом академической психологии? И так далее, и так далее. Возникают и важные проблемы, связанные с научным теоретическим статусом, прикладным содержанием, ведомственной регуляцией и этикой профессиональной деятельности судебного психолога-эксперта. Для того, чтобы иметь возможность подойти к решению перечисленных вопросов и проблем, определим место судебно-экспертного использования психологических познаний в системе психологических наук.

Условно можно выделить две плоскости классификации разделов психологической науки. С одной стороны, психология подразделяется на частные теоретические дисциплины, конкретизирующие предмет общей психологии — закономерности развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности [2, с. 274] — по отношению к его различным аспектам: возрастной динамике психики, ее функционированию в социальных группах, патологии психической деятельности и т.п., т.е. на возрастную, социальную, клиническую и др. С другой стороны, можно выделить прикладные области психологии, в которых общие и частные теоретические дисциплины психологии находят применение в какой-либо конкретной области человеческой жизнедеятельности — в спорте (психология спорта), в юриспруденции (юридическая психология), в системе школьного образования (школьная психология) и т.д. Эти конкретные области применения психологических знаний можно обозначить как отрасли психологии.

Важнейшей отраслью психологии является юридическая психология — наука, изучающая явления и закономерности психики, связанные с применением правовых норм и участием в правовой деятельности человека [3, с. 183]. В свою очередь, юридическая психология имеет неоднородную структуру. Если выделять разделы юридической психологии по объекту исследования, то в ее структуру будут входить криминальная, судебная и исправительная психологии.

Согласно ст. 78 УПК РСФСР «экспертиза назначается в случаях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта».

Под специальными познаниями в общем виде понимается «совокупность сведений и навыков, которые не могут быть признаны общеизвестными и принадлежат относительно узкому кругу специалистов, чаще всего профессионалов в какой-либо области» [1, с. 3], однако проблема специальных познаний именно эксперта-психолога судебными психологами и правоведами еще до конца не проанализирована, не выработано четкой операциональной дефиниции и не определены границы данного понятия. Существуют достаточно противоречивые представления и о формах применения специальных познаний психолога — а в настоящее время психологические познания используются в основном в судебно-психиатрической, судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизах. Такое положение дел отражается на практической деятельности эксперта-психолога, нередко приводя его к выходу за пределы своей профессиональной компетенции — решению задач, стоящих перед сходными видами экспертиз (например, судебно-психиатрической), или вмешательству в решение задач, стоящих перед судебно-следственными органами.

Для оптимизации использования специальных психологических познаний в судебной экспертизе необходимо осмысление основных организационно-правовых, теоретических и методологических проблем, связанных с профессиональной деятельностью судебного эксперта-психолога. Это имеет не только самостоятельное значение, но и служит надежной опорой при проведении конкретных экспертных исследований, определяя в каждом предметном виде экспертизы цель психологического исследования, методические средства ее достижения, пределы компетенции эксперта, объем и содержание экспертного заключения, грамотную формулировку экспертных выводов.

Особую важность решение общих проблем судебно-психологической экспертизы приобретает в свете изменений уголовного законодательства. Как известно, с 1 января 1997 г. введен в действие новый Уголовный кодекс Российской Федерации, в котором содержится ряд нововведений, имеющих значение для практики судебно-психологической экспертизы — в первую очередь, для таких его видов, как экспертиза аффекта и экспертиза несовершеннолетних обвиняемых.

Таким образом, эта книга в качестве адресата имеет несколько профессиональных групп, объединенных в своей практической деятельности общей задачей — достижения истины по уголовному делу.

Главным образом она предназначена практикующим судебным экспертам-психологам и всем, кто интересуется данной областью психологии.

Особое значение настоящее издание может иметь для следователей, прокуроров, судей и адвокатов. Поскольку заключение экспертизы как доказательство по делу является не только результатом применения специальных познаний, но и результатом взаимодействия работников правоохранительных органов и экспертов, правильная разработка теоретических вопросов может служить подспорьем и для работников судебно-следственных органов — при назначении экспертизы, постановке вопросов экспертам и использовании экспертных заключений в судебном процессе. Автор питает надежду, что данная книга может выполнять роль учебного пособия и одновременно методических рекомендаций для юристов, тем более, что такого рода литературы очень мало, и она уже стала библиографической редкостью.

Читайте так же:  Подать исковое заявление через

Эту книгу с пользой для себя могут прочесть и патопсихологи — особенно это касается глав, посвященных проблемам экспериментально-психологического исследования, проводимого в рамках судебно-психиатрической экспертизы.

Для экспертов-психиатров ознакомление с текстом имеет значение в плане оптимизации взаимодействия с психологами как при проведении судебно-психиатрической экспертизы, так и при производстве комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

В книге впервые подробно освещены организационно-правовые вопросы применительно к целям судебно-психологической экспертизы. Представлены новые теоретические подходы: уточнены понятия объекта и предмета деятельности судебного эксперта-психолога, разработано определение специальных психологических познаний, используемых в уголовном процессе. Новизной отличается и разработка методологических проблем судебно-экспертной психодиагностики. Нигде ранее не были осмыслены этические проблемы, возникающие при производстве судебно-психологической экспертизы.

Новым является и решение ряда проблем, касающихся предметных видов судебно-психологической экспертизы. В книге представлена оригинальная разработка вопросов экспертизы индивидуально-психологических особенностей обвиняемых и их влияния на криминальное поведение; экспертизы психического состояния лиц, окончивших жизнь самоубийством; описана экспертиза аффекта у обвиняемых и логика экспертного исследования несовершеннолетних обвиняемых в свете нового Уголовного кодекса.

Автор выражает искреннюю благодарность:

М.М. Коченову — своим университетским курсом лекций пробудившим во мне интерес к судебно-психологической экспертизе;

Коллективу лаборатории психологии ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского во главе с И.А. Кудрявцевым — десятилетняя работа в которой (1981-1991) способствовала моему становлению профессиональным судебным экспертом-психологом;

Т.Е. Дмитриевой — предоставившей мне возможность реализовать научные и педагогические планы;

С.Н. Шишкову — чьи ценные замечания и полезные советы помогали мне на всех этапах работы над книгой;

Д.А. Леонтьеву — побудившему меня написать эту книгу;

О.В. Сафуановой — за понимание и терпение.

И последнее. Автору посчастливилось быть учеником замечательных людей — Блюмы Вульфовны Зейгарник и Елены Юрьевны Артемьевой. Хотя их, к глубочайшему сожалению, уже нет с нами, они незримо присутствуют в моей жизни. Эта книга является своеобразной данью их памяти.

Литература :

1. Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М.,1980.

2. Краткий психологический словарь. М., 1985.

3. Психологический словарь. М., 1983.

4. Уголовный кодекс РФ (любое издание после 1996 г.)

5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (любое издание после 1966 г.)

Источник: http://yurpsy.com/files/ucheb/safuan/safuan.htm

Судебно-психологическая экспертиза в судопроизводстве

Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения

Этапы развития института судебно-психологической экспертизы в России.

Первая попытка привлечения психологических знаний в суде была предпринята в 1883 г. при рассмотрении уголовного дела об изнасиловании. Предметом исследований явилось психическое состояние потерпевшей, не сумевшей оказать должного сопротивления насильнику и в последующем на этой почве покончившей жизнь самоубийством. Подобного рода исследования, названные А. Ф. Кони «экспертизой чувств и впечатлений», вызвали неоднозначное к ним отношение. Сам А. Ф. Кони, хотя и не мог не признать эту экспертизу весьма интересной, отнесся к ней скептически ввиду ее субъективного характера, низкого научного уровня, что, естественно, определялось общим уровнем развития психологической науки в то время1. Тем не менее стремление использовать психологические знания в судопроизводстве не оставляло многих юристов.

Одним из активных сторонников внедрения психологических знаний в уголовный процесс был известный русский юрист Л. Е. Владимиров, который предлагал проводить в суде психологические исследования для выяснения психического состояния подсудимого «ввиду отсутствия во время совершения преступления достаточного мотива», определения «силы аффекта, под действием которого находился подсудимый», в случаях, когда «замечались признаки, указывающие на уменьшенную вменяемость»‘.

В 1929 г. выходит монография А. Е. Брусиловского, посвященная судебно-психологической экспертизе. В ней намечались основные направления использования психологических знаний при расследовании уголовных дел, в которых обвинение «строилось на показаниях малолетних свидетелей», при расследовании железнодорожных катастроф, убийств, самоубийств и некоторых других преступлений. В это же время В. А. Внуковым, Я. М. Канторовичем, А. С. Тагером проводились исследования в области практического применения психологических знаний в уголовном судопроизводстве. Интересными, многообещающими были эксперименты А. Р. Лурии, направленные на выявление «психических следов» преступления, разработку методики психологической диагностики возможной причастности к совершенному преступлению заподозренных в нем лиц.

Наряду с этим высказывались и довольно расплывчатые суждения, например о медико-психологическом обследовании подозреваемых, определении правдивости их показаний в целях решения вопроса о том, не относятся ли они но своим психологическим особенностям к числу возможных преступников.

К сожалению, в последующие годы возобладала точка зрения о недопустимости вообще какой бы то ни было судебно-психологической экспертизы, поскольку она якобы умаляет роль суда, подменяет «судейское убеждение произволом, который лишь завуалирован квазинаучным облачением»1. Некоторые авторы доходили даже до абсурдных утверждений, будто с помощью СПЭ «протаскиваются» в уголовный процесс «фашистско-неоломброзианские идеи».

Тем не менее разумный взгляд на использование СПЭ в уголовном судопроизводстве, в первую очередь по делам о несовершеннолетних, возобладал. На рубеже 1960-х гг. гонения на нес постепенно прекратились. Ведущие ученые-юристы страны (А. В. Дулов, Г. М. Миньковский, М. М. Коченов, А. Р. Ратинов, Л. И. Рогачевский, Я. М. Яковлев и др.) начали активную исследовательскую деятельность, нацеленную на создание теоретического фундамента СПЭ и внедрение практических рекомендаций по ее использованию в уголовном судопроизводстве2. В эти же годы были проведены первые экспертные психологические исследования по конкретным уголовным делам.

В 1964 г. судебная психология в качестве обязательной учебной дисциплины вводится во всех юридических вузах страны. Этот факт оказал еще более положительное влияние на разработку проблем судебно-психологической экспертизы.

В 1978 г. в Прокуратуре СССР совместно с представителями Верховного Суда СССР, РСФСР, учеными-юристами, психологами состоялось совещание, посвященное использованию судебно-психологической экспертизы в уголовном судопроизводстве, на котором было принято решение о дальнейшем расширении исследований в области СПЭ. В институте прокуратуры в секторе психологических проблем борьбы с преступностью (проф. А. Р. Ратинов) была создана экспертная группа (руководитель М. М. Коченов), на которую возлагалась разработка и координация научно-исследовательских работ в области СПЭ в сфере уголовного судопроизводства.

В этой связи особо следует отметить огромный вклад, который внес М. М. Коченов в научную разработку проблем СПЭ, создание и апробацию на практике методических рекомендаций, успешно применяемых в настоящее время в борьбе с преступностью1. Научные идеи, исследования М. М. Коченова в области использования достижений современной психологической науки в законотворческой, правоприменительной деятельности лежат в основе многих работ ученых, продолживших его дело.

Читайте так же:  Сотрудники полиции когда имеет право проверить документ

В 1980 г. во все органы прокуратуры страны было разослано методическое письмо Генеральной прокуратуры СССР, подготовленное М. М. Коченовым. Оно было посвящено использованию возможностей СПЭ при расследовании преступлений и, с одной стороны, явилось своеобразным итогом проделанной исследователем работы, а с другой — открыло еще больший простор для использования психологических знаний при расследовании преступлений2. Крайне важным событием, повлиявшим на дальнейшее развитие института СПЭ, явилось принятие в 1996 г. нового УК. Однако до привлечения СПЭ в гражданское и тем более в административное судопроизводство дело еще не доходило.

Методологические основы судебно-психологической экспертизы.

Методологическую основу СПЭ составляют общепсихологические научные принципы: развития психики человека в единстве его сознания и деятельности, детерминизма, системности. Наряду с ними на формирование методологии СПЭ оказывают влияние и принципы, теоретические положения правовой науки, теории доказательств, принципы законности, объективности, гуманного отношения к личности участников судопроизводства и т.д.

Методика проведения судебно-психологической экспертизы предполагает широкий выбор различных методов:

Доктор психологических наук М. М. Коченов (1935-1999)

  • — изучение материалов дела и других документов, имеющих к нему отношение;
  • — ретроспективный психологический анализ (метод ретроспективной диагностики) происшедшего события, поведения подэкспертного лица, его психического состояния на основе диагностических признаков последнего (М. М. Коченов, О. Д. Ситковская);
  • — знакомство с анамнестическими данными о личности подэкспертного;
  • — беседа с подэкспертным лицом и другими участниками процесса;
  • — экспериментальное психодиагностическое исследование подэкспертного с применением различных методов психодиагностики.

Предмет судебно-психологической экспертизы.

Основная задача СПЭ сводится к оказанию помощи суду, органам предварительного следствия в более глубоком исследовании специальных вопросов психологического характера но уголовным делам; делам об административных правонарушениях; вопросов, являющихся составным элементом гражданско-правовых споров. Исходя из этого, можно дать следующее определение предмета СПЭ.

Основания назначения и проведения судебно-психологической экспертизы. В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» правовой основой государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации являются Конституция РФ (прежде всего ст. 21, 22), указанный Закон, УПК (ст. 195-207,283), ГПК (ст. 79-80,82-87), КоАП (ст. 26.4), другие федеральные законы, а также нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы. Данное положение, безусловно, полностью относится и к судебно-психологической (комплексной судебной психолого-психиатрической) экспертизе.

По конкретному же делу — неважно к какой сфере правоотношений оно относится — основаниями производства любой экспертизы, в том числе, разумеется, и СПЭ, в соответствии с ч. 1 ст. 19 Закона о судебно-экспертной деятельности являются определение суда, постановление судьи, лица, производящего дознание, следователя, вынесенные в соответствии с теми или иными нормами права. Так, при расследовании, рассмотрении уголовных дел — это ст. 195, 283 УПК, при рассмотрении гражданско-правовых споров в суде — ст. 79 ГПК, при административном расследовании правонарушений — ст. 26.4 КоАП.

Поводы назначения судебно-психологической экспертизы. Поводами назначения СПЭ могут быть любые фактические обстоятельства, требующие соответствующего психологического анализа. Поводом назначения СПЭ также могут послужить и какие-либо сомнения, возникшие у следователя, судьи относительно психологических особенностей поведения тех или иных участников уголовного, гражданского или административного судопроизводства, причин психологического характера их действий, психологического содержания их мотивационной сферы, волеизъявления и т.п. Кроме того, нужно иметь в виду, что в некоторые статьи УК введены такие понятия и категории из области психологии, как «психофизиологические качества» лица, причинившего вред в «экстремальных условиях»; «нервно-психические перегрузки» (ст. 28), «обоснованный риск» (ст. 61), аффект (ст. 107, 113), психические страдания (ст. 117), беспомощное состояние потерпевшей (ст. 131) и т.д. Установленные в ходе допроса свидетелей, потерпевших, обвиняемых отдельные признаки упомянутых выше явлений, повлиявшие на поведение этих лиц, также могут рассматриваться в качестве повода для назначения СПЭ.

Например, при оценке поведения обвиняемого в убийстве в качестве такого повода могут быть отдельные признаки его необычного поведения (повышенная эмоциональная возбудимость, внешне наблюдаемые признаки расстройства вегетативной нервной системы, речи и т.п.). По делам об изнасиловании поводами для назначения СПЭ обычно служат признаки поведения потерпевшей в момент нападения на нее, свидетельствующие о ее психической беспомощности (не звала на помощь, не оказывала активного сопротивления, хотя физически могла бы это сделать, и т.д.). При расследовании происшествий, связанных с управлением различными техническими устройствами, в качестве поводов для назначения СПЭ могут послужить некоторые индивидуально-психологические особенности личности, психофизиологические качества оператора, не соответствующие требованиям его профессии, должностным обязанностям; отдельные поведенческие признаки, свидетельствующие о том, что он, оказавшись в условиях воздействия нервно-психических перегрузок, значительно превосходящих порог его стрессоустойчивости, проявил свою профессиональную непригодность и совершил правонарушение, подпадающее под действие УК либо КоАП.

Видео (кликните для воспроизведения).

По уголовным делам о совершении преступлений несовершеннолетними поводами для назначения СПЭ обычно служат признаки их отставания в психическом развитии; кажущиеся безмотивность, немотивированная жестокость, избыточная демонстративность поведения; признаки педагогической запущенности и т.д. Поводами для назначения СПЭ также могут служить сомнения следователя (суда) относительно способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, давать о них показания.

Как и при расследовании преступлений, помощь экспертов-психологов может потребоваться и при разрешении гражданско-правовых споров. Поводами для ее назначения в этих случаях также могут стать любые фактические данные, имеющие отношение к психологическим аспектам поведения одной из конфликтующих сторон.

Например, при рассмотрении судом искового заявления о признании недействительности сделки поводами для назначения СПЭ могут быть определенные поведенческие признаки истца (ответчика), необычное состояние его психики в момент заключения договора, свидетельствующие о том, что он находился под воздействием сильного эмоционального стресса, оказавшего негативное влияние на его познавательные, прогностические способности, волеизъявление, в том числе и на способность понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК).

Читайте так же:  Срок исковой давности составляет три года

Иногда сам характер спора, например о том, с кем из родителей после расторжения брака будет находиться ребенок, может послужить поводом для назначения СПЭ с привлечением для ее проведения специалистов в области детской психологии.

При разрешении вопросов, связанных с возмещением гражданину морального вреда (ст. 151 ГК), поскольку суд должен установить, что именно подтверждает факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, в качестве повода для назначения экспертизы могут явиться признаки сильных эмоциональных переживаний, психической травмы, о которых свидетельствует сам гражданин или его близкие, иные лица, наблюдавшие за ним после причиненного ему вреда, и т.д.

Источник: http://studme.org/163308265371/psihologiya/sudebno-psihologicheskaya_ekspertiza_sudoproizvodstve

СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

В результате изучения гл. 8 студенты должны:

  • • историю становления института судебно-психологической экспертизы (СПЭ);
  • • основания и поводы назначения СПЭ;
  • • предмет, задачи, содержание и пределы компетенций СПЭ в уголовном и гражданском процессах;

• формулировать вопросы, давать экспертные задания специалистам в области психологии при назначении СПЭ в ходе предварительного расследования преступлений, гражданско-правовых споров в суде;

первоначальными навыками оценки результатов проводимых экспертных исследований как одного из видов доказательств в уголовном, гражданском процессе.

Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения; краткий исторический обзор становления СПЭ в российском судопроизводстве

Развитие института судебно-психологической экспертизы в России.

Первая попытка привлечения психологических знаний в российском судопроизводстве была предпринята в 1883 г. при рассмотрении уголовного дела об изнасиловании. Предметом исследования явилось психическое состояние потерпевшей, не сумевшей оказать должного сопротивления насильнику и на этой почве покончившей жизнь самоубийством. Подобного рода исследования, названные

А. Ф. Кони «экспертизой чувств и впечатлений», вызвали неоднозначное к ним отношение. Сам А. Ф. Кони, хотя и не мог не признать эту экспертизу весьма интересной, но отнесся к ней достаточно скептически [1] . Тем не менее стремление использовать психологические знания в судопроизводстве не оставляло многих юристов.

Одним из активных сторонников внедрения психологических знаний в уголовный процесс в те годы был известный судебный деятель Л. Е. Владимиров, который предлагал проводить в суде психологические исследования для выяснения психического состояния подсудимого «ввиду отсутствия во время совершения преступления достаточного мотива», для определения «силы аффекта, под действием которого находился подсудимый», в случаях, когда «замечались признаки, указывающие на уменьшенную вменяемость» [2] .

В 1929 г. выходит монография А. Е. Брусиловского, специально посвященная судебно-психологической экспертизе. В ней намечались основные направления использования психологических знаний при рассмотрении в суде уголовных дел, в которых обвинение «строилось на показаниях малолетних свидетелей», при расследовании железнодорожных катастроф, убийств, самоубийств и некоторых других преступлений [3] . В эти же годы В. А. Внуковым, Я. М. Канторовичем, А. С. Таге- ром проводились исследования в области практического применения психологических знаний в уголовном судопроизводстве. Интересными, многообещающими были эксперименты А. Р. Лурии, направленные на выявление «психических следов» преступления, разработку методики психологической диагностики возможной причастности к совершенному преступлению заподозренных в нем лиц [4] .

Наряду с этим высказывались и довольно расплывчатые суждения, например о медико-психологическом обследовании подозреваемых, определении правдивости их показаний в целях решения вопроса о том, не относятся ли они по своим психологическим особенностям к числу возможных преступников.

К сожалению, в последующие годы возобладала точка зрения о недопустимости вообще какой бы то ни было судебно-психологической экспертизы, поскольку она якобы умаляет роль суда, подменяет «судейское убеждение произволом, который лишь завуалирован квазинаучным облачением» [5] . Некоторые авторы доходили до абсурдных идеологизированных утверждений, будто с помощью СПЭ «протаскиваются» в уголовный процесс «фашистско-неоломброзианские идеи» [6] .

Тем не менее разумный взгляд на возможность использования СПЭ в уголовном судопроизводстве, в первую очередь по делам о несовершеннолетних, возобладал. На рубеже 1960-х гг. гонения на нее постепенно прекратились. Ведущие ученые-юристы страны (А. В. Дулов, Г. М. Миньковский, М. М. Коченов, А. Р. Ратинов, Л. И. Рогачевский, Я. М. Яковлев и др.) начали активную исследовательскую деятельность, нацеленную на создание теоретического фундамента СПЭ и внедрение практических рекомендаций по ее использованию в уголовном судопроизводстве [7] . В эти же годы были проведены первые экспертные психологические исследования по конкретным уголовным делам.

В 1964 г. судебная психология была введена в качестве обязательной учебной дисциплины в учебный процесс во всех юридических вузах страны, что оказало еще более положительное влияние на разработку проблем судебно-психологической экспертизы.

В 1978 г. в Прокуратуре СССР совместно с представителями Верховного Суда СССР, РСФСР, учеными-юристами, психологами состоялось совещание, посвященное использованию судебно-психологической экспертизы в уголовном судопроизводстве, на котором было принято решение о дальнейшем расширении исследований в области СПЭ и внедрении ее достижений в практику борьбы с преступностью. В институте прокуратуры в секторе психологических проблем борьбы с преступностью (проф. А. Р. Ратинов) была создана экспертная группа (руководитель М. М. Коченов), на которую возлагалась разработка и координация научно-исследовательских работ в области СПЭ в сфере уголовного судопроизводства.

психологических наук М. М. Коченов

В связи с этим особо следует отметить огромный вклад, который внес М. М. Коченов в научную разработку проблем СПЭ, создание и апробацию на практике методических рекомендаций, успешно применяемых и до настоящего времени в борьбе с преступностью [8] . Научные идеи, исследования М. М. Коченова в области использования достижений современной психологической науки в законотворческой, правоприменительной деятельности лежат в основе многих работ ученых, продолживших его дело.

В 1980 г. во все органы прокуратуры страны было разослано методическое письмо Прокуратуры Союза ССР, подготовленное М. М. Кочено- вым. Оно было посвящено возможностям СПЭ при расследовании преступлений и явилось своеобразным итогом проделанной исследователем работы и открыло еще больший простор для использования психологических знаний при расследовании преступлений [9] . Крайне важным событием, повлиявшим на дальнейшее развитие института СПЭ, стало принятие в 1996 г. нового УК, «расширившим использование понятий и терминов, относящихся к сфере психологии», в котором в большой мере был усилен «личностный подход в уголовно-правовой борьбе с преступностью» [10] . Однако до привлечения СПЭ в гражданское и тем более в административное судопроизводство дело тогда еще не доходило.

Читайте так же:  Через какой суд подается кассационная жалоба арбитраж

Источник: http://studme.org/173747/psihologiya/sudebno_psihologicheskaya_ekspertiza_sudoproizvodstve

Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе

Предмет и компетенция судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза — один из видов судебных экспертиз и, следовательно, одно из средств установления истины в судопроизводстве, источник доказательств.

Следователь должен проанализировать основания для назначения экспертизы и правильно сформулировать вопросы для экспертного разрешения, а для этого ему необходимо знать предмет, возможности и компетенцию данного вида экспертизы.

Судебно-психологическая экспертиза (СПЭ) исследует существенные для уголовного или гражданского дела особенности психики обвиняемых, потерпевших, истцов, ответчиков и свидетелей. В отличие от судебно-психиатрической экспертизы СПЭ исследует психические проявления, не выходящие за пределы нормы, т. е. не патологические психические отклонения.

Возникновение судебно-психологической экспертизы относится к рубежу XIX и XX вв. Развитие теории доказательств и экспериментальной психологии создало объективную предпосылку для учета психологических факторов в судопроизводстве.

Крупнейшими зачинателями судебно-психологической экспертизы были В. Штерн (Показания юных свидетелей по делам о половых преступлениях), Г. Гросс (Криминальная психология), К. Марбе (Психолог как эксперт в уголовном и гражданском делах), Л. Е. Владимиров (Психологические исследования в уголовном деле. М., 1901), А. Е. Брусиловский (Судебно-психологическая экспертиза. Ее предмет, методика и пределы. Харьков, 1929).

Из современных исследователей следует отметить М. М. Ко- ченова (Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977; Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980), М. В. Кос- тицкого (Судебно-психологическая экспертиза. Львов, 1987), А. И. Кудрявцева (Комплексная судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертиза. М., 1989).

Уже первые советские уголовно-правовые нормативные акты признали судебно-психологическую экспертизу в качестве источника доказательств. В Инструкции Наркомюста РСФСР от 23 июля 1918 г. “Об организации и действии местных народных судов” указывалось на необходимость привлечения экспертов для исследования психики обвиняемого. В 1918 году в Петрограде, затем в Москве, Ростове, Баку и некоторых других городах были созданы кабинеты по изучению преступности и преступника, в задачи которых входила и судебно-психологическая экспертиза. Созданные впоследствии на этой базе областные институты научно-судебной экспертизы наряду с криминалистическими экспертизами проводили и криминально-психологические исследования.

УПК РСФСР 1922 года признавал обязательным проведение экспертизы, если у суда или следователя возникали сомнения по поводу психического состояния обвиняемого или свидетеля. Ведущие процессуалисты того времени поддерживали концепцию Л. Е. Владимирова о необходимости в определенных случаях экспертного исследования психических качеств обвиняемого, потерпевшего и свидетеля. Однако компетенция судебно-психологических экспертиз тогда нередко трактовалась расширительно, а научно-методические возможности психологии были еще ограничены.

Значительного распространения судебно-психологическая экспертиза в то время не получила. К середине 30-х годов исследования в области судебно-психологической экспертизы полностью прекратились — репрессивное судопроизводство обходилось без научно-психологических исследований. Но исследования психических особенностей обвиняемого, свидетеля и потерпевшего по существу не прекращались — они в известной мере осуществлялись в рамках судебно-психиатрической экспертизы. (До сих пор вопросы психологического содержания нередко адресуются эксперту-психиатру.) Между тем психиатрия, как известно, изучает патологические проявления психики. Изучение же психики здорового человека и ее непатологических отклонений — компетенция психологии.

Предмет судебно-психологической экспертизы — непатологические психические аномалии индивида, имеющие значение для установления истины в судопроизводстве.

Экспертное установление психических аномалий — необходимое условие всестороннего, полного и объективного расследования преступлений.

Судебно-психологическая экспертиза некомпетентна решать вопросы юридического содержания — определять достоверность показаний, мотивы и цели преступного деяния, устанавливать форму вины и т. п.

Экспертом-психологом может быть назначен только специалист, имеющий высшее психологическое или медицинское образование. Отказ от проведения экспертизы должен быть принят, если поставленные перед экспертизой вопросы не соответствуют профессиональной специализации данного лица.

Конкретным задачам судебно-психологического экспертного исследования должны соответствовать строго научные методики и процедуры исследования.

Права и обязанности эксперта-психолога те же, что и права и обязанности всех судебных экспертов — они определены законом. В своей познавательной деятельности эксперт самостоятелен и независим.

Теоретическая основа судебно-психологической экспертизы — установление закономерностей психического развития личности и психической саморегуляции. Судебно-психологическая экспертиза базируется и на прикладных отраслях психологии (возвратная, педагогическая, инженерная, психология труда, патопсихология и др.).

При исследовании так называемых пограничных состояний (олигофрения, инфантилизм, акцентуации характера, психопатия) осуществляется комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Для исследования влияния соматических (телесных) заболеваний на психическое состояние индивида назначается комплексная медико-психологическая экспертиза [1] .

Источник: http://studref.com/616195/pravo/sudebno_psihologicheskaya_ekspertiza_ugolovnom_protsesse

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

В данном разделе предстоит рассмотреть вопрос, касающийся производства экспертизы в уголовном процессе. Будут освещены особенности назначения экспертизы, объекты исследования, круг вопросов, которые ставятся перед экспертом, производящим судебно-психологическую экспертизу.

Как подчеркивалось выше, судебно-психологическая экспертиза есть профессиональное психологическое исследование подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего и иных участников процесса, направленное на получение достоверных данных, имеющих правовое значение для правильного разрешения дела.

Следователь должен распознавать поводы и правильно формулировать вопросы для экспертного разрешения, для чего ему необходимо знать предмет, возможности и компетенцию данного вида экспертизы. СПЭ исследует существенные для уголовного дела особенности психики обвиняемых, потерпевших и свидетелей.

В следственной практике и в юридической литературе имеет место необоснованное расширение возможностей СПЭ. Между тем возможности СПЭ ограничены современным уровнем развития психологии, ее диагностических методов и процессуальными требованиями.

Многие, на первый взгляд, психологические понятия по существу не являются понятиями научной психологии (озорство, мальчишество, хулиганство и т.п.). Некоторые психологические явления настолько широки и всеобъемлющи, что не могут быть охвачены экспертным исследованием [14, с. 530].

Права и обязанности эксперта-психолога, как и права и обязанности всех судебных экспертов определены законом (статьи 57, 195, 204 УПК РФ). В своей познавательной деятельности эксперт самостоятелен и независим.

В уголовном процессе роль психолога очень велика, и не только при необходимости проведения экспертизы. Лицо, обладающее знаниями и навыками по указанному предмету, может быть привлечено к участию в процессе и в качестве специалиста для содействия следователю и суду в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.

По сравнению с гражданским судопроизводством психологическая сторона в уголовном процессе проявляется очень ярко. Это дела, связанные с привлечением к уголовной ответственности, решением вопросов о виновности обвиняемого. Однако без установления определенных обстоятельств психологической природы суду бывает крайне сложно, а порой и невозможно выполнить задачу по отправлению правосудия.

Читайте так же:  Муж выгнал сына из дома

Психологи нередко используются участниками процесса для оказания справочно-консультативной помощи. Такая деятельность обычно оформляется справкой, которая в последующем может быть приобщена к делу. Разновидностью оказания помощи следствию может стать и такой вид деятельности, как составление «психологического портрета разыскиваемого преступника» по данным психологического анализа собранных материалов уголовного дела.

В новом Уголовном кодексе РФ последовательно проведена идея соответствия уголовно-правовых последствий преступления характеру и степени общественной опасности, обстоятельствам совершения и личности виновного. Значительно расширено и легализировано использование понятий и терминов, относящихся к сфере психологии, что вполне понятно, так как речь идет о разновидности произвольного (управляемого) поведения.

Профессиональные психологические познания используются при интерпретации, комментировании для следственной, прокурорской, экспертной, судебной практики положений нового закона. Использование психологических знаний необходимо для [73, с. 162-164]:

  • • адекватного применения новых положений закона об условиях (предпосылках) уголовной ответственности;
  • • содержательного раскрытия ряда понятий, характеризующих субъективную сторону преступлений:
  • • формирования оптимальной практики применения предусмотренного законом ряда новых обстоятельств, исключающих преступность деяния;
  • • разработки и применения перечня обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность и наказание;
  • • выделения в отдельных составах преступления квалифицированных или, наоборот, привилегированных случаев;
  • • решения вопроса о границах уголовной ответственности и ее пределах в ситуациях, влекущих уменьшенную избирательность поведения;
  • • оценки случаев, когда деяние совершается лицами с психическими аномалиями или кратковременными расстройствами психической деятельности в рамках вменяемости;
  • • разработки и применения понятий «вменяемость», «невменяемость», «возрастной порог уголовной ответственности», т.е. базовых характеристик субъекта преступления и др.

Потребность в использовании профессиональных психологических знаний с принятием нового УК РФ существенно актуализируется. Значительно расширены задачи и пределы исследования по уголовному делу личности обвиняемых и потерпевших. В связи с этим законодатель счел необходимым существенно углубить психологические характеристики ряда базовых дефиниций, норм и институтов УК РФ. «Психологизация» соответствующих положений закона достигла такого уровня, когда использование профессиональных психологических знаний необходимо для обеспечения их правильного применения при формировании лабильной следственной, судебной, прокурорской, экспертной практики и предполагает новый этап в развитии судебно-психологической экспертизы.

Законодатель достаточно смело использовал данные психологии и для регламентации многих новых дефиниций, норм и институтов уголовного права, ввел непривычные для практики психологические термины, воспринятые из психологической науки. Это, например, отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством (как обстоятельство, устраняющее уголовную ответственность), уровень психического развития, иные особенности личности несовершеннолетнего (как обстоятельство, индивидуализирующее наказание), обоснованный риск (как обстоятельство, устраняющее преступность деяния), садизм (как обстоятельство, отягчающее наказание) и др.

Как уже указывалось, в новом УК РФ использованы базовые для уголовной ответственности и наказания понятия, требующие психологической интерпретации их содержания: вменяемость, возраст, с которого наступает уголовная ответственность, невменяемость, уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, разграничение неосторожной вины и казуса, мотив преступления, личность и др.

Представляется, что речь здесь идет не о разрозненных нормах и институтах Общей части УК РФ, но о системе взаимодополняющих и взаимосвязанных положений, которые [73]:

  • • в своей совокупности определяют условия (предпосылки) уголовной ответственности за преступление как определенный вид человеческого поведения;
  • • реализуют личностный подход в уголовно-правовом регулировании;
  • • требуют непосредственного использования профессиональных психологических знаний;
  • • требуют детального анализа психологических свойств и состояний виновного и потерпевшего либо психологических свойств и состояний субъектов общественно полезных действий, лишь внешне сходных с преступными.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод, что предметом судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе являются закономерности и особенности протекания и структуры психических процессов (психической деятельности), имеющие юридическое значение и влекущие определенные правовые последствия.

В зависимости от характера вопросов и юридического значения экспертных заключений в уголовном процессе можно выделить следующие виды судебно-психологических экспертиз.

Данная классификация имеет важный практический смысл и направлена в первую очередь на определение групп вопросов, которые необходимо ставить перед экспертом при производстве экспертизы. В связи с этим приводим основные вопросы, предлагаемые для постановки на разрешение эксперта при производстве судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе.

В теории судебной экспертизы выделяются три группы вопросов, которые могут быть поставлены эксперту при производстве экспертизы:

  • 1) вопросы, связанные с психическими свойствами и особенностями личности;
  • 2) вопросы, относящиеся к воздействию на психику различных условий и к связанным с ним состояниям человека в момент расследуемого события;
  • 3) вопросы, связанные с особенностями протекания психических процессов у данной личности.

На разрешение эксперту может быть предложено множество вопросов, разнообразие которых зависит от особенностей рассматриваемого преступления. Однако следует выделить следующие вопросы общего характера для приведенных выше видов судебно-психологических экспертиз.

  • 1. Какова общая психологическая характеристика испытуемого (темперамент, характер, склонности и т.д.)?
  • 2. Какие психические свойства личности имеют ярко выраженный характер и могут оказывать существенное влияние на его поведение (вспыльчивость, замкнутость и др.)?
  • 3. Каковы доминирующие мотивы в поведении данного лица?
  • 4. Какой вид памяти у испытуемого является преобладающим?
  • 5. Могло ли данное лицо исходя из его индивидуально-психологических особенностей воспринять определенный звук, свет, запах, скорость движения объекта?
  • 6. Имеются ли у испытуемого особенности, способные повлиять на объективность его показаний?
  • 7. Как могло повлиять психическое состояние субъекта в момент совершения события на правильность восприятия, запоминания, воспроизведения фактов, имеющих значение для дела?
  • 8. Могло ли лицо предвидеть последствие своих действий?
  • 9. Мог ли обвиняемый исходя из состояния его психики сознавать значимость своих действий или руководить ими?

Вышеперечисленные вопросы являются основополагающими при производстве экспертизы. Далее при постановке вопросов эксперту следователь исходит из особенностей испытуемой личности и криминалистической ситуации.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studref.com/456925/pravo/nekotorye_osobennosti_sudebno_psihologicheskoy_ekspertizy_ugolovnom_protsesse

Судебно психологическая экспертиза в уголовном процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here