Возмещение убытков причиненных банков

Сегодня мы раскроем тему: "Возмещение убытков причиненных банков", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Возмещение убытков — от доказанности к умозрительности?

В последнее время в юридическом сообществе серьезно возрос интерес к проблематике возмещения убытков. Во многом это объясняется планируемой реформой гражданского законодательства, в рамках которой предполагается серьезно изменить существующее отношение судов к порядку взыскания убытков. Свой вклад в этот процесс может внести и Президиум ВАС уже в сентябре этого года.

Долгое время судебная практика по вопросам взыскания убытков в виде упущенной выгоды считалась устоявшейся. Арбитражные суды, опираясь на ст.15 ГК РФ, указывали, что заявляя требование о взыскании убытков, истец обязан доказать все элементы состава убытков, к которым относятся факт причинения убытков, их размер, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Так, ФАС Московского округа, в Постановлении от 14.11.2010 г. по делу А40-155298/09-40-11-60 оставляя в силе решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого Арбитражного апелляционного суда об отказе во взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, исходил из недоказанности истцом наличия и размера убытков, а также причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков. Более ранняя практика арбитражных судов федеральных округов (например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.12.2006 г. по делу Ф04-7980/2006) свидетельствует о том, что такой подход был устоявшимся. ВАС РФ, рассматривая споры о возмещении убытков, подчеркивал, что обязательным элементом состава убытков нужно считать причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Недоказанность причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков становилась причиной отказа в удовлетворении требований об их взыскании в полном объеме даже при наличии самого факта причинения убытков (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2005 №14354/04). Эта позиция прослеживается и в п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 г. №145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами».

В этом документе излагалась суть дела по иску о возмещении вреда, причиненного акционерному обществу распространением федеральным органом исполнительной власти сведений, порочащих его деловую репутацию. Истец указал, что на официальном сайте упомянутого органа в интернете была опубликована информация о проведенной проверке и низком качестве производимых этим обществом товаров, после чего несколько контрагентов истца расторгли с ним договоры на поставку данных товаров, и в результате истец понес убытки в виде неполученных доходов.

Арбитражный суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, указав, что судом установлен факт распространения сведений федеральным органом исполнительной власти, порочащий характер этих сведений, ошибочность упоминания акционерного общества в спорной публикации, которую этот орган признал, а также тот факт, что договоры поставки расторгнуты именно из-за опубликования этого сообщения.

Однако суд апелляционной инстанции с указанной позицией не согласился, решение суда первой инстанции отменил, указав, что расторжение договоров в отсутствие предусмотренных законом оснований для этого (существенное нарушение условий договора) не может рассматриваться как правомерное действие со стороны контрагентов истца. Следовательно, не основанное на законе расторжение договоров не может рассматриваться как прямое и непосредственное следствие действий ответчика по опубликованию недостоверной информации. Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в данном деле не установлена причинно-следственная связь между сообщением федерального органа исполнительной власти и убытками истца. Таким образом, изложенный в пункте 13 упомянутого выше информационного письма ВАС подход еще раз подтвердил генеральный принцип, согласно которому при заявлении требования о взыскании убытков обязательному доказыванию подлежит причинно-следственная связь между действиями ответчика и причиненным ущербом.

Принимая во внимание, что до последнего времени судебная практика придерживалась единообразного доктринального подхода к разрешению споров о взыскании убытков, особый интерес представляет дело о взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, которое ВАС РФ рассмотрит в начале сентября текущего года. Из содержания определения о передаче дела в президиум усматривается, что судьям будет предложено принципиально иначе взглянуть на ст.15 ГК РФ и существенно изменить сложившийся подход к взысканию упущенной выгоды.

Как следует из определения о передаче дела в Президиум ВАС РФ по делу А56-44387/2006, компания «Ангентро Трейдинг Энд Инвестментс Лимитед» (один из акционеров ЗАО «СМАРТС») предъявила иск о взыскании с ООО «Сигма Капитал Партнерз» убытков, причиненных акционерам ЗАО «СМАРТС» в результате наложения обеспечительных мер (включая арест акций) по исковым требованиям «Сигмы». По мнению заявителя, наложение обеспечительных мер не позволило ЗАО «СМАРТС» развиваться наравне с другими участниками гражданского оборота в данном сегменте рынка. Акционеры не имели возможности провести реорганизацию, вывести общество на IPO, получать банковские кредиты, что принесло им значительные убытки. Сохранение обеспечительных мер не позволило акционерам «СМАРТС» продать принадлежащие им акции по наиболее высокой цене.

Суды первой и кассационной инстанций оставили исковые требования без удовлетворения, отмечая, что наряду с обеспечительными мерами, указанными заявителем, в спорный период действовали и другие обеспечительные меры, акции «СМАРТС» были обременены залогом, факт возникновения у акционеров убытков в виде упущенной выгоды и их размер не доказан, равно как не доказана и причинно-следственная связь. Однако Коллегия судей ВАС РФ с вынесенными судебными актами не согласилась, предложив, по сути, расширить понятие упущенной выгоды, сформулированное действующим законодательством.

В действующей редакции пункта 2 ст.15 ГК РФ под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые потерпевший должен был получить при обычных условиях гражданского оборота. При этом ст.393 ГК РФ гласит, что истец должен доказать, что им были предприняты меры для ее получения и сделаны необходимые приготовления.

Убытки же, заявленные к взысканию компанией «Ангентро», носят вероятностный характер и не отхватываются содержанием ст.15 ГК РФ. Фактически, «Ангентро» требует взыскать с ответчика неполученные доходы, вызванные утратой заявителем потенциальных благоприятных возможностей на получение прибыли. При этом утрата возможности понимается не как утрата конкретных возможностей (которые можно подтвердить и доказать), а как некая общая утрата возможности эффективно осуществлять деятельность и получать соответствующую прибыль.

Читайте так же:  Уголовный процесс криминалистика судебная экспертиза

Позиция коллегии судей ВАС РФ по данному делу выглядит достаточно неоднозначно сразу по нескольким основаниям. Во-первых, далеко не все развитые правопорядки допускают взыскание убытков, связанных с утратой благоприятной возможности. Во-вторых, действующая редакция ст. 15 ГК РФ взыскания такого рода убытков, очевидно, не предусматривает, поскольку понятие упущенной выгоды сформулировано достаточно узко. В-третьих, проект федерального закона о внесении изменений в ГК РФ предполагает внесение изменений в ст. 393 только в части определения размера убытков, однако никак не изменяет ст.15 ГК РФ, содержащую само понятие упущенной выгоды.

Большое количество вероятностных утверждений, положенных в основу такого иска, фактически делает невозможным применение существующей в российском праве концепции причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков. Вместе с тем очевидно, что именно причинно-следственная связь является, по сути, единственным адекватным инструментом, который способен учесть интересы как причинителя вреда, так и потерпевшего.

Ряд вопросов возникает и в связи с тем, что «Ангентро» заявляет о взыскании убытков на основании ст. 98 АПК РФ, а именно в связи с принятием обеспечительных мер. Действие любых обеспечительных мер потенциально ограничивает права ответчика на совершение определенных действий, доступных иным участникам гражданского оборота. Однако должен ли истец, реализующий предоставленное ему законом процессуальное правомочие заявлять об обеспечении иска, нести риск предъявления к нему требований о взыскании убытков в случае проигрыша иска по любым основаниям? Не слишком ли карательным будет такой подход в отношении лиц, обращающихся в суд исключительно с целью защиты нарушенных прав? Возможно ли в принципе взыскивать в такой ситуации убытки за правомерные по своей сути действия?

С другой стороны, какова вероятность, что лицо, в отношении которого применены меры, действительно воспользовалось бы рыночными механизмами и получило в результате этого прибыль? Возможно ли в принципе исключить все иные факторы, влияющие на бизнес-процессы, и подсчитать неполученный доход, а также установить причинно-следственную связь в такой ситуации?

Таким образом, вопросов возникает более чем достаточно, и потому с большим интересом приходится ожидать рассмотрения дела «Ангентро» на заседании Президиума ВАС и опубликования постановления по нему.

На указанные вопросы так или иначе предстоит ответить членам Президиума ВАС РФ при вынесении Постановления по указанному делу. Можно с уверенностью говорить, что данное постановление, безусловно, скажется на практике применения положений об убытках.

Александр Хренов, партнер юридической компании «Юков, Хренов и партнеры», председатель Комиссии по правам человека Ассоциации юристов России

Источник: http://pravo.ru/review/view/59760/

Статья 15. Возмещение убытков

Статья 15. Возмещение убытков

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 15 ГК РФ

Постановлением Конституционного Суда РФ от 3 июня 2019 г. N 26-П взаимосвязанные положения статей 15, 16 и 1069 ГК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они — по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, — предполагают возложение исключительно на муниципальное образование обязанности возместить гражданину за счет местного бюджета ущерб, причиненный этому гражданину в связи со сносом по решению суда построек, возведенных на земельном участке, предоставленном местными органами государственной власти РСФСР для ведения садоводства и расположенном в охранной зоне опасного производственного объекта

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений статьи 15, статьи 1064 настоящего Кодекса, абзаца второго пункта 1 статьи 9, пункта 1 статьи 10 и пункта 3 статьи 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» см. постановления Конституционного Суда РФ от 5 марта 2019 г. N 14-П и от 18 ноября 2019 г. N 36-П

О конституционно-правовом смысле положений статьи 15, пункта 1 статьи 1064 и статьи 1072 настоящего Кодекса во взаимосвязи с положениями Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» см. Определение Конституционного Суда РФ от 13 февраля 2018 г. N 117-О

О конституционно-правовом смысле положений статьи 15, пункта 1 статьи 1064 и подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ в их нормативном единстве см. постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2017 г. N 39-П

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 настоящего Кодекса см. постановление Конституционного Суда РФ от 10 марта 2017 г. N 6-П

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

ГАРАНТ:

См. Временную методику определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров, сообщенную письмом Госарбитража СССР от 28 декабря 1990 г. N С-12/НА-225

Источник: http://base.garant.ru/10164072/36bfb7176e3e8bfebe718035887e4efc/

Верховный суд задал стандарт взыскания убытков в банкротстве

Явно убыточный для компании-банкрота договор можно признать недействительным через суд. При этом закон даёт возможность взыскать убытки с тех лиц, которые определяли действия должника и приняли решение заключить такой договор. Что для этого нужно доказать, разъяснил Верховный суд в деле о несостоятельности «Клиники-М» (№ А40-51687/2012). В нём Вадим Ворст, Владимир Деревенец, Алексей Попов (по 10%) – учредители банкрота – и кредитор «Клиника-М» судились с лицами, которые имели контроль над должником. До банкротства это были участники Юлия Мельникова и Михаил Ботвинников (по 20%, в сумме – контролирующий пакет), а в ходе банкротства – мажоритарный залоговый кредитор «Гранд-Строй» в лице ликвидатора Александра Климова. Ворст, Деревенец, Попов и ЗАО «Клиника-М» предъявили к Мельниковой, Ботвинникову и Климову требования на 501,4 млн руб. убытков солидарно.

Как указали истцы, под влиянием ответчиков «Клиника-М» заключила невыгодную сделку, уже когда была банкротом. Она сдала 8755,4 кв. м помещений медицинского центра в Москве, на Мичуринском проспекте, всего за 60 000 руб. в месяц. Арендатором было УМХЦ, аффилированное с Ботвинниковым и Мельниковой. В 2018 году суд признал эту сделку недействительной, а следом истцы отправились взыскивать убытки. Три инстанции удовлетворили требования. Они подтвердили, что ответчики – это группа заинтересованных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия должника. Они решили сдать здание медцентра в аренду по заниженной цене, хотя могли установить рыночную цену и получать прибыль, из которой – погашать долги. Три инстанции учли также подтверждённый факт контроля со стороны ответчиков и аффилированность.

Читайте так же:  Жалоба в прокуратуру на администрацию района

Сдали за бесценок, но без убытка

Но экономколлегия не смогла согласиться с таким исходом спора. Она решила, что решения нижестоящих инстанций основаны на предположении, что раз аренду признали недействительной по мотиву неравноценности, это значит, что должник понёс убытки. Поэтому они по ошибке ограничили исследование дела лишь одним вопросом: кто получил выгоду от спорной сделки.

Между тем неравноценность сделки сама по себе ещё не значит, что заключившие её лица обязаны возместить убытки, указал Верховный суд. Он отдельно обратил внимание на разные стандарты доказывания. Чтобы признать недействительной сделку по специальным основаниям, достаточно просто «перевеса доказательств» («баланс вероятностей»). Гораздо сложнее взыскать убытки с лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия юридического лица. Для этого нужны «ясные и убедительные доказательства».

Нельзя предположить, что большой медцентр в Москве можно сдавать за 60 000 руб. в месяц, это даже выглядит подозрительно, а независимый участник оборота вряд ли сможет найти такое предложение, рассудила тройка судей под председательством Ирины Букиной. В то же время ответчики говорили, что здание медцентра нельзя было использовать для медицинских услуг: не было смонтировано медицинское оборудование, не было разрешительной документации. А после того как отношения с УМХЦ прекратились, желающих занять его место не нашлось, утверждали ответчики. Нижестоящие суды оставили эти аргументы без оценки. По мнению ВС, надо было узнать, прикрывал ли недействительный договор настоящую аренду. Второй вариант – аренда была невозможна, а здание просто передали аффилированным лицам, чтобы обеспечить его сохранность и уменьшить текущие расходы.

Сдать большой медцентр в Москве за 60 00 руб. – это выглядит подозрительно. Но это необязательно значит злоупотребление.

Кроме того, суды упустили из виду, что обычное использование имущества банкрота ограничено. Подразумевается, что его будут готовить к торгам. Поэтому нужно было определить, можно ли вообще сдавать центр в аренду «в условиях неопределённости его дальнейшей юридической судьбы», то есть искать арендатора на объект, который мог отойти другому собственнику, говорится в определении экономколлегии.

Она также разобрала внутренние противоречия в решениях нижестоящих инстанций. Так, в деле о банкротстве имелись конкурирующие судебные акты. В одном говорилось, что «возможность получения прибыли от здания не подтверждена», в другом – что «нет доказательств ущерба». С такими наставлениями ВС отправил спор на пересмотр в АСГМ, которому предстоит исправить ошибки.

Определение ВС ценно тем, что распространяет повышенный стандарт доказывания убытков на банкротную сферу.

Партнер КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × Светлана Тарнопольская

По словам Тарнопольской, взыскание убытков в российской практике – дело непростое, но в банкротстве всё иначе: «Суды легко взыскивают убытки, причинённые действиями контролирующих лиц». Здесь в их отношении в конкурсном праве действует негласная презумпция вины, объясняет эксперт. Именно с ней борется в этом деле Верховный суд, который указывает: самого факта контроля недостаточно, надо доказывать убытки по общему (повышенному) стандарту.

Кроме того, определение ВС интересно тем, что детально исследует фактические обстоятельства дела и выходит далеко за рамки формальной оценки правильности применения норм, отмечает Тарнопольская.

Источник: http://pravo.ru/story/215050/

Взыскание с банка убытков, причиненных неправомерным списанием денег

Новичок

Keikoch

Пользователь
Новичок

какое назначение платежа в платежке?

к ликвидированной организации требований не предъявить

Здравствуйте, Keikoch! Спасибо, что откликнулись. Назначение платежа в поручении: «Погашение требований кредиторов. В том числе НДС 18 % -555,00»

Keikoch

Пользователь

ну так в названном Вами постановлении есть ответы на эти вопросы

2. Если вследствие нарушения кредитной организацией положений Закона о банкротстве, указанных в пункте 1 настоящего постановления, денежные средства должника будут перечислены или выданы кредитору, требование которого не относится к разрешенным платежам (например, конкурсному кредитору или уполномоченному органу, требование которого возникло до возбуждения дела о банкротстве), то должник (в том числе в лице внешнего или конкурсного управляющего) вправе потребовать от кредитной организации возмещения убытков, причиненных неправомерным списанием денежных средств со счета должника, в размере списанной суммы в связи с нарушением банком своих обязательств по договору банковского счета (статьи 15, 393, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации; далее — ГК РФ).

2.1. Кредитная организация несет обязанность возместить убытки только при условии, что к моменту списания денежных средств она знала или должна была знать о том, что в отношении должника введена процедура банкротства.
Если к этому моменту сведения о введении такой процедуры были опубликованы в соответствующем официальном издании или включены в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (статья 28 Закона о банкротстве), то предполагается, что кредитная организация должна была знать об этом (в том числе с учетом имеющихся в обороте электронных систем сбора информации).

Источник: http://www.bankrot.org/threads/vzyskanie-s-banka-ubytkov-prichinennyx-nepravomernym-spisaniem-deneg.38334/

Взыскание убытков по договору

Под убытками понимаются два их вида: реальный (действительный, наличный) ущерб и упущенная выгода (потенциально возможная выгода при обычных, нормальных условиях оборота, в том случае, если бы не наступило основание для возмещения). В общем виде убыток — это умаление в имущественной сфере, именно поэтому в словарях приводятся такие синонимы: вред, ущерб, урон, потеря.

Реальный ущерб – суммы, которые лицо уже произвело или произведет в будущем для того, чтобы право было восстановлено, а также разрушение или частичное повреждение имущества.

Читайте так же:  Ндфл с плательщиков патентов на работу

Возмещение понесенных убытков – один из универсальных способов защиты гражданских прав, применяемых не только в договорных отношениях, но и в отношениях из причинения вреда и других действий, которые повлекли нарушение прав (действия органов).

Убытки по ГК РФ

Основа регулирования убытков в ГК РФ — это статьи 15 и 393 Гражданского кодекса. Приводим текст данных статей:

Статья 15. Возмещение убытков

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 393. Обязанность должника возместить убытки

Возмещение убытков в гражданском праве регулируется также и множеством специальных норм, которые содержатся в положениях об отдельных договорах ГК РФ или даже в отдельных законах (например, в законе о защите прав потребителей).

Правила возмещения убытков

По общему правилу, убытки взыскиваются в полном размере, обратное может быть предусмотрено законом или сторонами в договоре.

Видео (кликните для воспроизведения).

Правовая основа для взыскания убытков по договору – статья 394 ГК РФ. Данная статья в основном устанавливает правила взыскания убытков и неустойки, особенности их совместного взыскания.

По общему правилу, убытки возмещаются только в той части, которую не смогла покрыть неустойка. Указанное положение воплощает компенсационный характер гражданско — правовой ответственности, которая не может способствовать обогащению одного участника гражданского оборота за счет другого.

Но есть и исключения из правила, причем закон их четко не устанавливает. Диспозитивная норма того же пункта разрешает установить в законе или в договоре иные условия, а именно:

  • Возможность взыскания только неустойки, но не убытков;
  • Возможность взыскания полного размера убытков поверх неустойки;
  • Возможность истцу выбрать из двух вариантов – взыскание убытков или неустойки (является наиболее подходящим вариантом).

Если установлена ограниченная ответственность лица, ее уровнем ограничивается и возможный для взыскания размер убытков.

Данные положения закона необходимо учитывать в договорной работе, включить в типовые договоры выгодные для организации условия из предлагаемых законом вариантов.

Что необходимо доказать для взыскания убытков?

В предмет доказывания по делу о взыскании убытков входят следующие обстоятельства:

  • Факт наступления основания для взыскания убытков по договорным обязательствам (неисполнение либо ненадлежащее исполнение заключенного сторонами договора).
  • Конкретная причинно-следственная связь между основанием возмещения убытков и наступлением убытков. Такая связь должна быть установлена с разумной степенью достоверности, однако на практике зачастую требуют доказать неизбежность убытков — это самый трудный элемент в доказывании;
  • Размер причиненных убытков по договору (оценка последствий);
  • Вина причинителя убытков (с учетом того, что субъекты предпринимательской деятельности «виновны», пока не доказано иное, то есть установлена презумпция виновности в данном случае);
  • Какие меры были предприняты для предотвращения наступления убытков (оценка добросовестности причинителя убытков);
  • При взыскании размера упущенной выгоды – доказательства того, какие приготовления были сделаны для ее извлечения (получена лицензия на определенный вид деятельности, закуплено оборудование и т.д.). Доказывание упущенной выгоды – весьма сложная категория споров из-за особенностей доказывания.

Мы проводим платные юридические консультации и предоставляем юридические услуги по судебному представительству в Екатеринбурге и других регионах. Если вам нужен юрист или адвокат по взысканию убытков, позвоните нам по телефону. Консультация юриста через онлайн — консультант производится бесплатно. Вы можете использовать форму и задать вопрос юристу на нашем портале. Мы защитим ваши права или посоветуем другого опытного, квалифицированного, надежного, компетентного в конкретном вопросе адвоката или юриста.

Судебная практика по возмещению убытков

Примеры судебных решений по взысканию убытков по договору:

Исковое заявление о возмещении убытков

Скачать пример искового заявления о взыскании убытков по договору можно на странице бланков и образцов исковых заявлений.

Источник: http://yurist-ekaterinburg.ru/vzyskanie-vozmeshhenie-ubytkov-gk-rf-v-grazhdanskom-prave-vidy-praktika

Возмещение убытков по ст. 15 ГК РФ судебная практика высших судов

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

1. Позиции о возмещении убытков (ст. 15 ГК РФ)

2. Позиции о составе убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ)

2.1. Что понимается под реальным ущербом
2.1.1. Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использоваться новые материалы, соответствующие расходы по общему правилу включаются в состав реального ущерба истца полностью (позиция ВС РФ)
2.1.2. Уменьшение стоимости имущества истца по сравнению с его стоимостью до нарушения ответчиком обязательства или причинения им вреда является реальным ущербом (позиция ВС РФ)
2.2. Что понимается под убытками лизингодателя
2.2.1. Убытки лизингодателя состоят из затрат на приобретение предмета лизинга (реального ущерба) и не полученных им доходов (упущенной выгоды), общая сумма которых равна цене договора лизинга (позиция ВАС РФ)
2.2.2. При расторжении договора выкупного лизинга по вине лизингополучателя к реальному ущербу лизингодателя могут относиться затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга, плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга (позиция ВАС РФ)

Источник: http://pgu.guru/vozmeshhenie-uby-tkov-po-st-15-gk-rf-sudebnaya-praktika-vy-sshih-sudov/

Банк не исполнил решение суда – взыскание убытков с банка

Jurist_arbitr — 03/09/2014 08/12/2016

Занимательные случаи происходят в сфере исполнения судебных решений о взыскании задолженности, и не без участия кредитных организаций. Я полагал, что действия банков по «спасению» денег организаций – их клиентов давно всем известны. Оказалось это не так, множество практикующих юристов удивленно на меня смотрят, когда я им объясняю насколько важно правильно оформлять и направлять исполнительный документ в обслуживающий должника банк для того, чтобы он был исполнен.

Читайте так же:  Заявление на получение определения суда

Только на моей практике по несколько раз в год случается, что получая выданный судом исполнительный лист кредитная организация связывается с должником и обсуждает возможности по сохранению денег клиента. Несмотря на жестко регламентированный законом трехдневный срок для исполнения решения суда (п. 5 ст. 70 ФЗ «Об исполнительном производстве»), есть ряд сомнительных видов реагирования по сохранению лояльных отношений банка с клиентом.

Побудила меня написать эту заметку ситуация с Росбанком, произошедшая месяц назад. Иск небольшой, поэтому дублировать его смысл не буду, а предложу сразу ознакомиться с его содержанием.

Мещанский районный суд г. Москвы
129090, г. Москва, ул. Каланчевская, д. 43

Адрес для корреспонденции:
117105, Москва, Варшавское ш., д. 1, стр. 1-2,
W-Plaza, оф. В306 – для ЮК Антанта (ООО)
[email protected] т.8-926-6106054

Ответчик:
ОАО АКБ «РОСБАНК»
ИНН 7730060164 ОГРН 1027739460737
107078, Москва, ул. Маши Порываевой, д. 34

Третье лицо:
ООО «********»
ИНН ********, ОГРН ********
129010, Москва, Проспект Мира, д. *****

Цена иска: 1 435 370, 35 руб.
Госпошлина: 15 376, 85 руб.

Решением Мещанского районного суда города Москвы от 05.06.2014 г. по делу № 2-****/2014 удовлетворено исковое заявление ******** (далее «истец», «взыскатель») к ООО «********» («должник») о взыскании 1 904 441, 46 руб. задолженности и взыскана госпошлина в размере 28 644, 41 руб.

11.07.2014 г. взыскателю выдан исполнительный лист серии ВС № 031259671, который в этот же день, в порядке, установленным ч. 1 ст. 8 Федерального закона РФ «Об исполнительном производстве», был направлен в обслуживающую счета должника кредитную организацию – ОАО АКБ «РОСБАНК» (далее «ответчик»).

15.07.2014 г. ответчик перечислил на расчетный счет истца 497 715, 52 руб.

17.07.2014 г. ответчик письмом № 97-22-02/20476 сообщил истцу о постановке составленного на основании исполнительного листа инкассового поручения в картотеку 2 в связи с отсутствием денежных средств на счете должника ООО «********».

Однако, как стало известно взыскателю, 16.07.2014 г. и 17.07.2014 г. на расчётный счёт ООО «********» в ОАО АКБ «РОСБАНК» поступило соответственно 1 100 000 руб. и 1 200 000 руб. Данные денежные средства были перечислены покупателями за полученную от ООО «********» продовольственную продукцию по договорам купли-продажи.

Данные денежные средства, вопреки всем указаниям закона, перечислены в адрес взыскателя не были, а по договоренности с должником по исполнительному производству – ООО «********» были возвращены банком плательщикам под различными предлогами для перечисления их другими путями.

Согласно ст. 2 Гражданского процессуального кодекса РФ, задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду.


В соответствии с ч.ч. 2 и 3 ст. 13 Гражданского процессуального кодекса РФ, вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Конституционный принцип равенства не препятствует законодателю при осуществлении правового регулирования исполнительного производства устанавливать различия в правовом статусе взыскателя и должника, в том числе вводить упрощенный порядок исполнения судебного решения – направление взыскателем исполнительного документа непосредственно в банк, иную кредитную организацию, обслуживающую должника, минуя службу судебных приставов-исполнителей. Такой порядок, как направленный на скорейшее исполнение вступившего в законную силу судебного решения, соответствует задаче реализации конституционно значимого публично-правового интереса государства и общества при осуществлении эффективного правосудия в целях защиты и восстановления нарушенных прав (Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2005 N 532-О).

Истец полагает вышеуказанные действия (бездействие) ответчика не только незаконными и противоправными, но и, на фоне проблематичности исполнения судебных актов в Российской Федерации, формирующими тенденцию деградации существа правосудия в стране ради сохранения лояльных отношений с клиентами-должниками.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 18 ноября 2004 года N 376-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан В.А. Квасова и С.А. Квасовой, по смыслу Федерального закона “Об исполнительном производстве”, организацией, к которой может быть предъявлен иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по ее вине, является, в частности, банк, иная кредитная организация, где находятся денежные средства должника, организация, производящая выплаты заработной платы, иных доходов должнику.

Статьей 855 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена очередность списания денежных средств со счета, из положений которой следует, что при недостаточности денежных средств на счете для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание денежных средств осуществляется в следующей очередности: в пятую очередь производится списание по исполнительным документам, предусматривающим удовлетворение других денежных требований, в шестую очередь производится списание по другим платежным документам в порядке календарной очередности.

Однако, ОАО АКБ «РОСБАНК» нарушило требования ст. 855 ГК РФ и преимущественно перед принятым исполнительным документом истца исполнило другие платежные документы без каких-либо законных оснований.

Такие действия истца являются противоправными. Они повлекли убытки на стороне истца в размере 1 435 370, 35 руб. – невозвращенной суммы взысканной судом задолженности, представляющей из себя сумму меньшую, чем поступило на расчетный счет ООО «********».

Учитывая противоправность действий ответчика, очевидна причинно-следственная связь между ними и убытками истца.

В соответствии с положениями ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода), а согласно п. 1 ст. 1064 названного Кодекса вред, причиненный гражданину, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Читайте так же:  Мировым судьей вынесен судебный приказ

Кроме того, истец полагает, что он не обязан доказывать полную неплатежеспособность должника по исполнительному документу, т.к. если бы не виновные действия (бездействие) ответчика, заниматься исполнительным производством истцу необходимости бы не было. Наличие возможности у должника по исполнительному производству погасить задолженность не освобождает кредитную организацию от необходимости исполнения вышеуказанных требований закона в любом случае.

Позиция ответчика подтверждается судебной практикой арбитражных судов Московского региона. В частности, аналогичные выводы сделаны в судебных Постановлениях: ФАС Московского округа от 25.06.2014 N Ф05-7158/13 по делу N А40-98145/12-42-592, ФАС Московского округа от 15.07.2013 по делу N А40-51502/2012, ФАС Московского округа от 10.04.2008 N КГ-А40/2477-08-П по делу N А40-21460/06-39-127 (Определение ВАС РФ от 29.05.2008 N 6595/08) и др.

Учитывая, что истец, согласно действующему законодательству (ГК РФ, ФЗ «О банках и банковской деятельности» и др.), лишен возможности самостоятельно истребовать у банка подтверждающие поступление и списание со счета клиента денежных средств документы, в порядке ч. 2 ст. 2, ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, прошу суд истребовать в ОАО АКБ «РОСБАНК» (107078, Москва, ул. Маши Порываевой, д. 34)

– выписку по расчетному счету ****, принадлежащему ООО «********»,

– платежные и иные поручения, мемориальные ордера, связанные с движением денежных средств по счету *** в период с 11.07.2014 г. по 20.07.2014 г.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 15, 855, 1064 ГК РФ, ст. ст. 2, 13 ГПК РФ, прошу суд

взыскать с ОАО АКБ «РОСБАНК» в пользу ******** 1 435 370, 35 руб.

Приложение (в копиях):

квитанция об уплате госпошлины (оригинал) – 1л.
доверенность на представителя – 1л.
копия искового заявления с приложением – для ответчика и третьего лица ___ л.
заявление о принятии банком к исполнению исполнительного листа – __ л.
ответ банка – 2л.

Представитель ******** ________________ Д.В. Суханов

На сегодняшний день иск находится на рассмотрении, заказчик на юридическом обслуживании, решение по делу не вынесено. Буду рад любым комментариям.

Источник: http://jurist-arbitr.ru/ispolnenie-sudebnogo-resheniya/bank-ne-ispolnil-reshenie-suda-vzyskanie-ubytkov-s-banka/

Юридическая и фактическая судьба авансового платежа при расторжении договоров лизинга

Дата размещения статьи: 10.07.2012

Д. ПЕРЕПЕЧИН

Ряд принятых судебных решений свидетельствует о том, что на сегодняшний день даже наличие ясных договорных положений об авансовом платеже при расторжении договора в связи с просрочкой уплаты не гарантирует удовлетворения иска лизингодателей. Суды все равно находят основания для взыскания неосновательного обогащения в пользу лизингополучателей. Автор статьи считает, что судами не принимается во внимание ряд существенных моментов.

определение в договоре момента зачета полученного авансового платежа. Для судов важно, как происходит зачет авансового платежа (сразу после получения либо равномерно в ходе всего действия договора), несмотря на то, что это больше относится к порядку финансового учета и налогообложения, а не к правам и обязанностям сторон по отношению друг к другу;
определение в договоре лизинга возможных последствий его расторжения в отношении авансового платежа. Это основной момент при определении перспективности взыскания неосновательного обогащения (авансового платежа).
Анализ судебной практики позволяет сделать следующий вывод. Лизинговые компании в большинстве случаев предусматривают в договоре, что просрочка оплаты за два периода дает лизингодателю право на его расторжение, и при этом прямо указывают последствия в отношении авансового платежа — он не возвращается, потому что является способом обеспечения исполнения сделки и своеобразной мерой договорной ответственности (штрафом, неустойкой) либо следствием недобросовестности лизингополучателя в части оплаты .
———————————
Постановление ФАС Поволжского округа от 22.06.2009 по делу N А55-11892/2008.

Первый вариант может повлечь отказ в иске, так как трактовка такого механизма применения мер ответственности не является обычной, здесь многое зависит от имеющихся в договоре формулировок и отношения суда к ним. Второй вариант потребует объяснений правового значения этих положений, а они могут быть объяснены таким образом, что буквальный смысл норм окажется комбинацией первого и (или) второго вариантов.
———————————
Постановление ФАС Московского округа от 17.02.2010 N КГ-А40/131-10, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2009 N 17АП-9913/2009-ГК.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что зачет аванса не может быть произведен: стороны определили юридическую судьбу авансового платежа при расторжении договора, следовательно, лизингополучатель не вправе произвольно использовать уже оплаченные денежные средства, с чем стороны, руководствуясь принципом свободы договора, согласились при заключении договора лизинга. Однако лизингополучатели, а вслед за ними и суды при наличии указанных положений в договоре указывают, что нормы, позволяющие не возвращать авансовый платеж, подпадают под признаки договора дарения либо противоречат нормам о предоставлении встречного исполнения обязательства (нет факта использования предмета лизинга как эквивалентного возмещения оплаты, а право на получение в собственность предмета лизинга утрачивается) и, соответственно, являются недействительными, что влечет их неприменение при вынесении решения .
———————————
Решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.02.2010 по делу N А40-138217/09-28-988.

Отказывая сторонам в отражении в договоре лизинга положений об авансовом платеже, которые не противоречат ни одной норме закона, суды нарушают основные начала гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и нормы о свободе договора (ст. 421 ГК РФ).
Произвольно понимая незачтенные авансовые платежи как некий «страховой депозит», суды необоснованно лишают лизингодателей права на расторжение договора. Наличие незачтенного аванса, по крайней мере в первый период действия договора, когда размер аванса превышает любую очередную задолженность по лизинговым платежам, — это панацея для лизингополучателя от расторжения договора лизинга, т.е. лизингодатель лишается прав, предусмотренных договорами и ст. 13 Федерального закона о финансовой аренде (лизинге).
Ситуация на лизинговом рынке (когда каждый договор приобретает особую ценность для всех сторон сделки) вменяет судам в обязанность сбалансированно подходить к урегулированию споров и руководствоваться исключительно действующими нормами права и заключенными договорами, а не соображениями о социальной справедливости, которые в большинстве случаев приводят к правовому хаосу и злоупотреблению недобросовестных сторон.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=23&art=1357

Возмещение убытков причиненных банков
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here