Возмещение ущерба директором

Сегодня мы раскроем тему: "Возмещение ущерба директором", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Взыскание убытков с руководителя организации-банкрота в пользу налогового органа

Василий Гавриленко,
ведущий юрист направления

«Налоги и право» Группы компаний
SRG

В начале марта Конституционный суд Российской Федерации принял постановление, изменяющее позицию судов относительно практики взыскания убытков с руководителя организации-должника в пользу налогового органа в рамках процедуры банкротства (Постановление КС РФ от 5 марта 2019 года № 14-П).

В 2009 году Арбитражный суд Республики Мордовия по заявлению налоговой инспекции признал общество «С» банкротом. 22 сентября 2009 года было открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий. Однако в результате имущества должника не хватило для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему.

Управляющий через суд добился соответствующего возмещения от налогового органа как от заявителя по делу о банкротстве. Налоговый орган, в свою очередь, обратился в суд общей юрисдикции с иском к Н. – бывшему директору общества – о взыскании понесенных убытков.

Требования были удовлетворены, а вышестоящие суды оставили решение без изменения.

Н. не согласился с позицией судов и обратился в КС РФ с жалобой о проверке конституционности законоположений, положенных в основу судебных решений (ст. 15, п. 1 ст. 200, ст. 1064 Гражданского кодекса, подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10, п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

По его мнению, оспариваемые положения неконституционны во взаимосвязи, поскольку позволяют:

  • возлагать на руководителя должника обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, если удовлетворены требования одного или нескольких кредиторов и при этом нет доказательств того, что исполнить денежные обязательства перед другими кредиторами полностью невозможно;
  • считать убытками судебные расходы и оплату услуг арбитражного управляющего, понесенные налоговым органом как заявителем, инициировавшим дело о банкротстве, а также исчислять срок исковой давности не со дня, когда лицу стало достоверно известно о нарушении своего права, а со дня, когда это лицо лишилось своего имущества;
  • предъявлять иск о взыскании убытков, понесенных налоговым органом в деле о банкротстве, с бывшего руководителя организации при нарушении им обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании этой организации банкротом.

Чтобы понять суть, а также дальнейшую перспективу развития выраженной в рассматриваемом постановлении позиции КС РФ, давайте разберем, как порядок взыскания убытков с директора компании-должника регулировался ранее, каковы актуальные на сегодняшний день положения законодательства и как в течение этого времени складывалась судебная практика.

Как было раньше

Виталий Гензель,
директор направления «Налоги и право» Группы компаний SRG

По общему правилу, руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к тому, что исполнить денежные обязательства в полном объеме перед другими кредиторами становится невозможно (абз. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве).

В отношении Н. суды применили п. 1 ст. 10 закона о банкротстве еще до того, как эта статья была признана утратившей силу (Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ). Согласно данному положению руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, обязан возместить убытки, причиненные в результате этого нарушения.

Если у должника отсутствуют средства, достаточные для погашения судебных расходов, а также для выплаты арбитражному управляющему вознаграждения, заявитель, инициировавший дело о банкротстве, обязан погасить их в части, не погашенной за счет имущества должника (п. 3 ст. 59 закона о банкротстве). Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего. А при продолжении дела о банкротстве должника выплаты, осуществленные заявителем в счет погашения указанных расходов, компенсируются в порядке удовлетворения требований кредиторов той очереди, к которой относились осуществленные выплаты.

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, поданных с 1 июля 2017 года, производится по новым правилам закона о банкротстве. Однако в настоящее время суды продолжают рассматривать споры, связанные с заявлениями, поданными еще до названой даты.

Характерным примером судебной практики по данному спору может служить дело в отношении генерального директора М. с аналогичной фабулой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по делу № А41-102264/17).

В рамках данного дела суд первой инстанции взыскал с руководителя должника в пользу налогового органа убытки, составляющие расходы на оплату услуг арбитражного управляющего. Вышестоящие суды согласились с доводами решения и оставили его в силе.

Как впоследствии заключил Верховный Суд Российской Федерации, руководитель должника, не имея возможности погасить задолженность организации перед бюджетом, не обратился в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника, что привело к возникновению убытков на стороне налоговой инспекции (Определение ВС РФ от 4 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-24307).

При этом стоит отметить, что положительная практика утвердилась только при взыскании убытков в пользу налоговой службы. Если заявителем является юридическое лицо, суды нередко отказывают в возмещении убытков (определение Арбитражного суда Тюменской области от 24 декабря 2015 г. по делу № А70-2002/2011). ВС РФ указал, что сам по себе факт признания действий руководителя недобросовестными не свидетельствует о совершении им действий и принятии решений, повлекших неплатежеспособность должника и возбуждение процедуры банкротства по заявлению общества (Определение ВС РФ от 6 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-9172).

По данным судебным актам можно проследить, как меняется вектор судебного мнения в зависимости от статуса заявителя.

Как регулируется в настоящее время

В настоящее время суть положений п. 1 ст. 10 закона о банкротстве изложена в ст. 61.13 этого же закона, которая содержит аналогичную позицию.

Так, руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, по-прежнему обязан возмещать убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 61.13 закона о банкротстве).

Таким образом, рассматриваемая позиция КС РФ должна будет учитываться и по делам, рассматриваемым по нормам закона о банкротстве в новой, актуальной редакции.

Суть позиции КС РФ

КС РФ постановил пересмотреть правоприменительные решения, принятые по делу гражданина Н. Суд указал, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов и должников.

Меры, предусмотренные законом о банкротстве и ГК РФ, приняты для предотвращения банкротства и восстановления платежеспособности должника, а при признании должника банкротом – для обеспечения интересов кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения возмещаются за счет имущества должника. Однако, уточнил КС РФ, если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ).

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, поскольку возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства.

Более того, факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

При этом уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Процесс банкротства должника не должен возбуждаться лишь формально.

Прежде чем подать заявление о банкротстве, заявитель, суд и арбитражный управляющий должны произвести оценку имущества должника для покрытия расходов. Эти действия призваны исключить возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечает критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ и потому невозможно.

Таким образом, КС РФ установил для заявителя, в том числе налогового органа, требования разумности и осмотрительности при подаче заявления о признании должника банкротом. Это говорит о подтверждении равенства правового статуса обычного заявителя и налоговой службы, а также о дополнительной защите контролирующего лица должника при нехватке конкурсной массы для возмещения расходов при проведении процедуры банкротства.

Что может измениться

На наш взгляд, данная позиция КС РФ носит позитивный характер и должна изменить практику применения норм законодательства о возмещении убытков и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника в следующих направлениях:

  • повысить качество досудебного анализа имущественного состояния должника;
  • снизить количество подаваемых заявлений о банкротстве со стороны налоговых органов;
  • изменить судебную практику по вопросу возмещения убытков при недостаточности конкурсной массы должника.

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/gavrilenko/1265584/

Что нам стоит с директором поспорить, или Как это толкует ВС РФ

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

В июне 2015 года ВС РФ постарался уточнить подходы к разрешению трудовых споров с руководителями (Постановление ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»; далее – Постановление № 21). Ценность указанного постановления при разрешении подобных трудовых споров огромна. Это связано с тем, что, во-первых, трудовые вопросы в таких делах тесно переплетаются с корпоративными. Во-вторых, директор с одной стороны выступает как единоличный исполнительный орган организации, с другой – наемный работник. И в-третьих, практика судов общей юрисдикции пестрит противоречиями, которые наблюдаются и в решениях самого ВС РФ.

Анализ Постановления № 21 снимает ряд спорных моментов, но в то же время некоторые его разъяснения сформулированы неясно. Рассмотрим, что приведено в порядок, а что требует доработки.

1. Четкое определение трудовой функции руководителя

ВС РФ разъяснил понятие «руководитель организации» – это работник, выполняющий в соответствии с заключенным с ним трудовым договором особую трудовую функцию. Заключается она в осуществлении руководства организацией, в том числе выполнении функций ее единоличного исполнительного органа. То есть руководитель может от имени организации совершать действия по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношений. Специальному регулированию труда руководителей посвящена гл. 43 ТК РФ «Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации».

В то же время Суд определил случаи, которые не подпадают под регулирование указанной главы:

  • руководитель организации является единственным участником (учредителем) организации, собственником ее имущества;
  • управление организацией передано по договору другой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему);
  • работник осуществляет руководство отдельными сферами деятельности организации или отдельными структурными подразделениями организации, в том числе филиалами, представительствами или иными обособленными подразделениями, без возложения на него функций единоличного исполнительного органа.

Таким образом, в Постановлении № 21 дано четкое определение руководителя и его трудовой функции, что позволяет правильно квалифицировать труд каждого работника: является он руководителем или нет.

2. Подведомственность дел: общая юрисдикция или арбитраж?

Необходимость разъяснения указанного вопроса была как никогда очевидна и связана с двойственной природой предмета спора: трудовые это или корпоративные правоотношения. Постановлением № 21 ВС РФ попытался разграничить подведомственность споров с участием руководителей. Однако полностью проблему решить не удалось, некоторые формулировки Суда требуют дополнительных толкований.

В п. 3 Постановления № 21 обозначены критерии подведомственности указанных споров судам общей юрисдикции и арбитражным судам (рис.1).

Рис. 1. Разграничение подведомственности споров с участием руководителей организаций между судами общей юрисдикции и арбитражными судами (по Постановлению ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21).

Таким образом, по общему правилу дела с участием руководителей должны рассматриваться в судах общей юрисдикции, причем Суд указал конкретные примеры споров.

Но следует обратить внимание на двойственный характер дел по оспариванию руководителями решений о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора. Рассмотрим две ситуации.

Первая ситуация. Генеральный директор оспаривает расторжение трудового договора в связи с несоблюдением корпоративных правил прекращения полномочий.

Вторая ситуация. Генеральный директор (женщина) оспаривает расторжение трудового договора и требует восстановления на работе в связи с установлением факта беременности на дату увольнения.

В первом случае наш спор касается трудовых отношений (расторжение трудового договора), но в то же время вытекает из норм гражданского права. Таким образом, спор будет рассматриваться в арбитражном суде. На это также указывает п. 4 ст. 225.1 АПК РФ, который относит к корпоративным споры, связанные с прекращением полномочий лиц, входящих или входивших в состав органов управления.

Во втором случае требования генерального директора основаны исключительно на требованиях трудового законодательства, поэтому дело будет рассмотрено в суде общей юрисдикции.

Видео (кликните для воспроизведения).

3. Материальная ответственность руководителя и вновь вопрос о подведомственности

В силу п. 1 ст. 277 ТК РФ руководитель организации несет полную материальную ответственность. Данное положение вытекает из требований закона и не зависит от того, есть ли условие о полной материальной ответственности в трудовом договоре (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю»). При этом вопрос о размере возмещения ущерба (прямой действительный ущерб, убытки) решается на основании того федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность.

Прямой действительный ущерб – это реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если он несет ответственность за его сохранность), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч. 2 ст. 238 ТК РФ).

И главное, руководитель привлекается к материальной ответственности и взысканию с него прямого действительного ущерба в том же порядке, что установлен и для остальных работников (п. 5 Постановления № 21).

Наряду с прямым действительным ущербом руководитель (в том числе бывший) обязан возместить убытки, которые включают в себя реальный ущерб и неполученные доходы (упущенную выгоду), и причинены виновными действиями руководителя (например, такие требования содержатся в законодательстве об АО и ООО).

Тем не менее на практике ситуация с подведомственностью складывается неоднозначная. Причиной тому – все та же двойственная природа взаимоотношений работодателя с руководителем. Привлечение директора к материальной ответственности возможно как в рамках трудового (ст. 277 ТК РФ), так и в рамках гражданского законодательства (ст. 53.1 ГК РФ). К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, обязано возместить по требованию юридического лица либо его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

К сожалению, в ВС РФ не дал четкого разграничения подведомственности таких споров. Общая формулировка п. 7 Постановления ВС РФ гласит: дела по спорам о взыскании убытков с директоров рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами разграничения компетенции, установленной процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 22 ГПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ и п. 3 ст. 225.1 АПК РФ).

Решение вопроса о разграничении подведомственности по данным спорам всегда подразумевало две противоположные позиции:

  • ВС РФ утверждал, что такие дела подведомственны судам общей юрисдикции (например, Определение ВС РФ от 29 марта 2013 г. № 35-КГ13-2);
  • ВАС РФ высказывал противоположную точку зрения – в частности, подчеркивал, что даже если стороны ссылаются на ст. 277 ТК РФ в обоснование своих требований, дело все равно подлежит рассмотрению арбитражными судами в соответствии со ст. 225.1 АПК РФ (п. 9 Постановления ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»). И даже после упразднения ВАС РФ арбитражные суды продолжают пользоваться данным постановлением.

На наш взгляд, споры по взысканию работодателем убытков с руководителя должны рассматриваться арбитражными судами по аналогии с исками о взыскании с руководителя причиненных компании убытков, предъявляемых участниками и акционерами.

Правильно определить подведомственность споров в зависимости от конкретных обстоятельств дела и не затянуть при этом процесс его рассмотрения могут консультанты, занимающиеся данными вопросами на постоянной основе. Профессиональный «холодный» взгляд консультанта на ситуацию изнутри позволит компаниям верно подойти к решению такого щекотливого вопроса, как споры с руководителем.

4. Обеспечительные меры

Суды общей юрисдикции не применяют обеспечительные меры при рассмотрении споров о досрочном прекращении полномочий руководителем организации и членами коллегиальных исполнительных органов, возникших в силу трудового договора (п. 4 Постановления № 21). Такая позиция возникла в связи с тем, что бывшие директора часто прибегали к обеспечительным мерам в виде обязания компании-ответчика (бывших работодателей) не чинить препятствий при выполнении ими прежних обязанностей. В соответствии со ст. 139 ГПК РФ обеспечительные меры допускаются, только если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. В случае же восстановления на работе трудно представить обстоятельства, которые могли помешать исполнению решения суда при удовлетворении требований истца.

Вместе с тем ВС РФ не ограничил возможность применения обеспечительных мер при рассмотрении дела в арбитражных судах. В ч. 2 ст. 90 АПК РФ содержится дополнительное основание для принятия обеспечительных мер – риск причинения значительного ущерба заявителю. При этом в рамках корпоративных споров риск причинения значительного ущерба налицо. Например, вывод активов при нелегитимной смене руководителя для собственников влечет фактически потерю своих активов и бизнеса, для руководителя – привлечение к ответственности: как к материальной, так (при определенных обстоятельствах) и к уголовной.

На наш взгляд, именно для защиты интересов собственников и руководителей ВС РФ предусмотрел указанную возможность.

5. А много ли споров?

В 2014 году в России было рассмотрено 577 057 трудовых споров. Споры с участием руководителей составляют примерно 1,2% от этого количества, однако они являются наиболее сложными. Официальной статистики за 2015 год пока нет, однако судя по анализу судебных актов, число подобных дел сохранится примерно на том же уровне. Львиная доля таких конфликтов связана с определением подведомственности спора. Все сталкиваются с одними и теми же проблемами: разграничение правоотношений на трудовые и корпоративные. В связи с двойственной природой статуса руководителя организации эта грань практически стерта.

Для того, чтобы ее найти и правильно определить подведомственность, раз ни законодатель, ни судебные органы не могут однозначно помочь с этим, поддержки стоит искать у профессиональных консультантов. Практикующий профессионал поможет сэкономить время и деньги.

6. Разумно и обоснованно

Каждый раз перед началом работы юристы КСК групп оценивают разумность, обоснованность и эффективность принимаемых мер. При этом важно вовремя выявить симптомы, диагностировать проблему, подготовиться к наступательным действиям. Четко выстроенная правовая позиция и комплексный индивидуальный подход позволяют достигнуть 100%-ного желаемого результата, ведь во взаимодействии с руководителем организации или членом коллегиального исполнительного органа есть много подводных камней – они не простые работники.

Таким образом, экономический эффект равен 99% от желаемого результата, 100% экономии времени заинтересованных лиц (консультант оказывает услугу «под ключ») и 99% защиты от негативных рисков (позиция экспертов всегда выверена в соответствии с требованиями действующего законодательства и актуальной судебной практикой).

Источник: http://www.garant.ru/article/677506/

Взыскание убытков с генерального директора за недобросовестное поведение становится реальным

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Одним из заметных трендов правоприменительной практики последнего времени стали дела по взысканию с руководителя компании убытков в связи с принятием им неверных бизнес-решений. Это позволяет сделать, прежде всего, правило, закрепленное п. 1 ст. 53.1 ГК РФ.

Так, при нарушении лицом, уполномоченным законом и (или) учредительными документами действовать от имени организации, положений о добросовестности, оно несет ответственность. Из приведенной правовой нормы следует, что в случае нарушения единоличным исполнительным органом обязательств, связанных с добросовестным и разумным поведением, с него будут взысканы убытки.

Доказательствами причинения компании убытка будут выступать обстоятельства, подтверждающие наличие убытка и недобросовестное поведение руководителя. Кроме того необходимо доказать причинно-следственную связь и вину генерального директора.

Важно отметить, что, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в п. 6 постановления от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ), суд может взыскать с генерального директора убыток даже в том случае, если его размер не установлен. При этом суд должен определить размер убытка из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что одобрение действий генерального директора уполномоченным органом не является основанием для освобождения его от ответственности. Например, сделка, заключенная генеральным директором, была одобрена советом директоров общества, в результате исполнения данной сделки обществу был нанесен ущерб. В этом случае генеральный директор должен самостоятельно нести ответственность, поскольку в результате именно его недобросовестного поведения компания потерпела убытки.

По общему правилу добросовестность и разумность действий генерального директора презюмируется.

Вместе с тем, из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что если генеральный директор откажется от дачи пояснений, то бремя доказывания своей невиновности в причинении компании убытка может быть возложено на него.

Кроме того Пленум ВАСРФ дает определения недобросовестных и неразумных действий (бездействие) единоличного исполнительного органа.

Так, действие генерального директора признается недобросовестным в случаях, если он:

  • действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами юридического лица;
  • скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • после прекращения своих полномочий удерживает у себя и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, в частности совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом, например, с фирмой-«однодневкой».

Сделкой на невыгодных условиях будет считаться сделка, по которой цена или иные условия существенно (в худшую сторону) отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах юридическим лицом совершаются аналогичные сделки.
Действия или бездействие признается неразумным в случаях, если генеральный директор:

  • принимает решение без учета информации, имеющей значение в данной ситуации; до принятия решения не предпринимает действий, направленных на получение необходимой и достаточной информации, необходимой для принятия этого решения;
  • совершает сделку без соблюдения внутренних процедур обычно требующихся или принятых в данной компании.

В случае выявления названных признаков недобросовестности у собственника бизнеса есть реальная возможность получить с назначенного им управленца денежную компенсацию за причинные убытки.

Можно ли взыскать с управленца убыток, образовавшийся в результате возникновения у компании дополнительных налоговых обязательств, полагаю, интересует многих.

Одним из первых дел по взысканию убытка с руководителя по фискальным доначислениям было дело ООО «Майндшер Интерекшн» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2013 г. № 09АП-40205/2013 по делу № А40-56721/2013). Судом был удовлетворен иск к бывшему генеральному директору на сумму 7 578 727 руб., которая им была перечислена на счета фирмы- «однодневки», а сделка с этим контрагентом была признана налоговиками фиктивной.

В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила свое развитие.
Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Арбитры встали на сторону общества и признали, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности общества.
Арбитражный суд, рассматривая требования ЗАО «Компания Интерспортстрой» к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные фискалами пени и штраф (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам фирм-«однодневок», стало причиной убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с фирмами-«однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований общества.

Приведенная судебная практика с очевидностью свидетельствует о том, что налоговая проверка несет в себе риски не только для бизнеса, но и для директора, так как он лично должен будет возместить убытки, возникшие в результате проверки фискалов.
Причем при рассмотрении такого спора у истца нет необходимости в подтверждении точного размера убытка, а ответчика суд может обязать доказывать свою невиновность.

Вместе с тем взыскание убытков с руководителя обусловлено не только налоговыми доначислениями.

В связи с заключением директором сделки, цена по которой была занижена по сравнению со среднерыночной ценой, с директора могут взыскать убыток (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 февраля 2015 г. № Ф08-549/2015 по делу № А32-7549/2013, Определением Верховного Суда РФ от 18 июня 2015 г. № 308-ЭС15-5717 отказано в передаче дела № А32-7549/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства). По указанному делу с руководителя был взыскан убыток, составляющий 125 797 621 руб.

Топ-менеджер может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, если сделка, заключенная единоличным исполнительным органом, не имеет экономического эффекта, а также в том случае, если не соблюден установленный корпоративным регламентом порядок одобрения такой сделки, например, заключение договора не былоодобрено советом директоров.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 ноября 2014 г. по делу № А40-112263/13 с руководителя компании был взыскан убыток в сумме 38 152 000 руб., возникший при погашении обществом векселя, выданного директором при отсутствии одобрения такой выдачи. С генерального директора Арбитражный суд г. Москвы взыскал вексельный долг в качестве убытка, которое устояло в трех судебных инстанциях. ВС РФ не нашел оснований для пересмотра оспариваемых судебных актов по данному делу (Определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2015 г. № 305-ЭС15-10750 по делу № А40-112263/2013).

ООО «Дом-Строй» смогло получить с руководителя (постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2014 г. № Ф05-484/2014 по делу № А41-2271/13) компенсацию убытков в размере 223 869 595 руб. Генеральный директор в нарушение инвестиционного договора, по которому квартиры должны были быть переданы инвестору, заключил с дольщиками 87 договоров участия в долевом строительстве в отношении этих квартир. Указанное обстоятельство стало причиной для подачи инвестором иска с требованием к ООО «Дом-Строй» о выплате неустойки в размере 223 667 595 руб. Общество погасило неустойку инвестору, но убытки, связанные с выплатой этой неустойки, взыскало с директора.

Наряду с указанным, следует отметить еще один немаловажных аспект недобросовестного поведения топ-менеджера компании, связанный с возможностью привлечения его к уголовной ответственности. Недобросовестное поведение может быть квалифицировано как преступление, а вердикт арбитров станет доказательством уже по уголовному делу.

Источник: http://www.garant.ru/article/701781/

Обзор судебной практики по взысканию убытков с директора компании

Действующее законодательство предъявляет требования разумности и добросовестности к осуществлению единоличным исполнительным органом (далее по тексту – директор) возложенных на него полномочий (п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса РФ). В случае виновного причинения вреда – руководитель должен его возместить (п. 1 ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ). При этом, возмещению подлежит не только прямой ущерб, но и упущенная выгода.

В судебной практике по вопросам возмещения причиненных убытков директором возникало множество сложных вопросов, в том числе процессуальных, большинство из которых были разрешены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

В предлагаемом Вашему вниманию обзоре рассмотрим случаи, в которых участникам обществ с ограниченной ответственностью успешно взыскивались убытки с директора.

Взыскание убытков, связанных с недобросовестным исполнением директором своих обязанностей.

Обязанность директора действовать разумно и добросовестно закреплена в законодательстве. Кроме того, уставом общества, внутренними локальными актами, трудовым договором также определяется круг полномочий директора при осуществлении им деятельности. Нарушение обязанностей в ряде случаев может повлечь для общества негативные последствия. Причиненные убытки неразумными действиями подлежат компенсации за счет личных средств директора.

  • Так, нецелевое расходование денежных средств компании (без хозяйственной необходимости, в личных целях директора) влечет причинение ущерба юридическому лицу, сумма таких денежных средств в качестве убытков подлежит взысканию с директора.
  • Перечисление директором денежных средств на свой счет также может повлечь причинение убытков (за исключением перечисления зарплаты, возврат займа и т.д.).
  • Если директор своевременно не предпринял необходимые действия по получению от контрагента денежных средств или имущества, то такое бездействие может причинить ущерб компании, а неполученные денежные средства или стоимость имущества могут быть взысканы с директора в качестве убытков.
  • Злоупотребление директором своим положением в виде заключения хозяйственных договоров с самим собой в качестве исполнителя услуг, если такие действия директора направлены не на обеспечение нормальной хозяйственной деятельности компании, а исключительно на получение собственной выгоды (например, если общество фактически не нуждалось в таких услугах), – может стать основанием для взыскания убытков.
  • Если в ходе руководства деятельностью компании директор ненадлежаще исполнял свои обязанности, по причине чего общество было привлечено к административной ответственности в виде уплаты штрафа, то сумма штрафа может быть взыскана с директора в качестве причиненных обществу убытков.
  • Незаконное увольнение директором работников компании, повлекшее для юридического лица обязанность осуществить выплаты таким работникам (например, компенсации и др.), также причиняет обществу ущерб в виде выплаченных сумм, которые могут быть взысканы с директора.
  • Убытки, причиненные обществу работниками или представителем по доверенности, могут быть взысканы с директора, если будет доказано, что директор неразумно исполнял свои обязанности по выбору и контролю за действиями работника или представителя.
  • Уплата комиссионного сбора за снятие наличных денежных средств с расчетного сета компании при отсутствии необходимости у общества иметь в кассе наличные денежные средства – влечет для общества убытки, которые подлежат взысканию с директора.
  • Если директор препятствует исполнению обществом принятых на себя обязательств и за такое неисполнение с общества взысканы санкции (например, неустойка), то выплаченные денежные средства могут быть взысканы с директора в качестве причиненных убытков.
  • Подписание руководителем компании актов приемки подрядных работ и перечисление денежных средств в счет оплаты работ, результат которых не был передан обществу, не соответствует требованиям разумного и добросовестного осуществления полномочий директором. Уплаченные денежные средства при отсутствии результата работ являются убытками для общества и могут быть взысканы с директора.

Взыскание убытков за выплату компенсаций,

премий и должностных окладов.

На практике нередкими являются случаи назначения и выплаты разного рода крупных компенсаций менеджменту при наличии конфликта между руководителем компании и интересами юридического лица. Порядок деятельности единоличного исполнительного органа общества и принятия им решений устанавливается уставом общества, внутренними документами общества, а также договором, заключенным между обществом и директором. Право применять меры поощрения к генеральному директору принадлежит обществу. Перечисление директором премий из средств общества самому себе представляет собой действие, заведомо совершенное с превышением полномочий и при наличии конфликта интересов, указанная сумма составляет убытки общества и подлежит взысканию.

  • Самостоятельное увеличение директором своего должностного оклада также может причинить ущерб обществу, а сумма, на которую оклад увеличен, – в качестве убытков может быть взыскана с директора.

Взыскание убытков за совершение сделок

на невыгодных условиях.

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой отличаются в худшую для юридического лица сторону, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения, возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, если директор совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, без согласования или одобрения).

  • Перечисление денежных средств в отсутствии документов, подтверждающих соответствующие правоотношения, могут быть признаны убытками юридического лица.
  • В качестве убытков с директора общества также может быть взыскана разница между ценой отчуждения имущества и его рыночной стоимостью, если имущество было продано по заниженной стоимости.
  • Заключение директором соглашения о прощении долга без получения необходимого одобрения органами общества причиняет ущерб обществу, следовательно, сумма займа и начисленные на нее проценты могут быть признаны убытками общества и взысканы с директора.
  • Передача по договору аренды имущества компании по заниженной арендной плате также может причинить убытки обществу, которые подлежат взысканию с директора в виде недополученной чистой прибыли в результате сдачи имущества по заведомо заниженной цене.
  • Заключение в ущерб интересов общества (экономически невыгодные условия) и в личных целях директора может быть признано злоупотреблением, а сумма переданных денежных средств в счет исполнения такой сделки может быть взыскана с директора в качестве убытков.

Информация размещена в информационных целях и не является юридической консультацией или заключением. Поскольку любое применение законодательства требует тщательного и детального изучения, в случае возникновения вопросов обратитесь за профессиональной юридической консультацией.

Автор: Юлия Михальчук, адвокат

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://caselaw.today/archives/118

Возмещение ущерба директором
Оценка 5 проголосовавших: 1
Читайте так же:  Исковое заявление в суд моральный ущерб