Введение кредитора в заблуждение

Сегодня мы раскроем тему: "Введение кредитора в заблуждение", полностью описав проблематику и сделав выводы. Каждый вопрос индивидуален. Поэтому есть вероятность, что вы не найдете ответ. Поэтому с любым вопросом можно обратиться к дежурному специалисту.

Фиктивное банкротство

Фиктивное банкротство (ст. 197 УК). Закон устанавливает уголовную ответственность за фиктивное банкротство, т. е. заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб.

В статье содержится основной состав преступления с альтернативными признаками субъективной стороны. Требуется наступление преступных последствий. Квалифицирующие признаки отсутствуют.

Социально-поведенчески деяние представляет собой сложный и мало распространенный способ получения незаконных имущественных или иных выгод. Это объясняется сложностью процедуры объявления банкротства.

Общественная опасность деяния может состоять в нарушении интересов кредиторов, а в соответствующих случаях и интересов государства.

Согласно ч. 1 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» фиктивное банкротство имеет место, если заявление должника подано им в арбитражный суд при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме. По ст. 33 того же Закона в заявлении должника должны быть указаны: сумма требований кредиторов по денежным обязательствам в размере, который не оспаривается должником; сумма задолженности по возмещению вреда жизни и здоровью; оплате труда и выплате выходных пособий работникам долж-ника, сумма вознаграждения, причитающегося к выплате по авторским договорам; размер задолженности по обязательным платежам; обоснование невозможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме и проч. По смыслу ст. 24 и иных статей данного Закона, регулирующих порядок объявления должника о банкротстве, фиктивное банкротство может иметь место не только при обращении в арбитражный суд, но и в случае объявления должником о банкротстве и добровольной ликвидации.

Добровольное объявление о банкротстве и ликвидации должника принимается либо на основе решения собственника имущества унитарного предприятия-должника, или органа, уполномоченного в соответствии с учредительными документами должника на принятие решения о ликвидации. Руководитель должника может добровольно объявить о банкротстве должника только при условии получения письменного согласия всех кредиторов должника. Таким образом, объявление о банкротстве находится либо под контролем арбитражного суда, либо под контролем кредиторов.

Объективная сторона преступления включает действия, которыми субъект должен обеспечить принятие решения о банкротстве, введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки платежей или скидки с долгов либо основание неуплаты долгов; крупный ущерб; причинную связь между деянием и последствиями.

Заведомо ложным является объявление о несостоятельности, принятое в порядке, установленном законом, но на основе заведомо ложной информации. Сообщение о своей несостоятельности, сделанное вне предусмотренной законом процедуры, может образовывать мошенничество, но не фиктивное банкротство.

Заведомо ложным объявление о своей несостоятельности является при представлении арбитражному суду либо кредиторам искаженных сведений о платежеспособности данной коммерческой организации либо индивидуального предпринимателя и других факторах, влияющих на признание несостоятельным.

Введение в заблуждение кредиторов происходит на основе заведомо ложной информации при объявлении о несостоятельности, но имеет целью изменить сроки и размер платежей либо отказаться от них.

Получение отсрочки или рассрочки причитающихся платежей, скидки с долгов или неуплата долгов должны состояться либо как добровольное решение кредиторов, либо быть имущественным последствием официального объявления о банкротстве, которое ввело кредиторов в заблуждение. В последнем случае все решения о погашении задолженности принимаются в порядке, установленном законом.

Ущерб признается крупным по усмотрению суда, исходя из объема, деятельности предприятия, потерь кредиторов и других обстоятельств.

Субъект преступления — руководитель или собственник коммерческой организации либо индивидуальный предприниматель.

Субъективная сторона — прямой умысел и цели, указанные в статье. Лицо, осознающее общественную опасность своих действий, желает ввести кредиторов в заблуждение, преследует цель невыполнения или несвоевременного выполнения денежных обязательств.

Преступление является оконченным в момент наступления последствий в виде крупного ущерба.

Источник: http://www.bibliotekar.ru/ugolovnoe-pravo-3/209.htm

Умышленное введение кредиторов в заблуждение

Перечень возможных способов защиты потребительских прав содержит именно этот закон.

Введение в заблуждение имеет место, если информация о товаре, предоставленная покупателю, не соответствует действительности. В качестве примеров можно привести такие действия продавца:

· умышленное преувеличение достоинств изделия;

· предоставление недостоверных сведений о качестве товара или сроке годности;

Органом, уполномоченным контролировать соблюдение продавцами требований законодательства, является Роспотребнадзор. Именно в эту структуру можно обратиться при выявлении факта введения в заблуждение.

В УК ранее действовала ст. 200. В ней устанавливалось наказание за различные действия, в том числе и введение покупателя в заблуждение. Однако в 2003 г. она была отменена.

Как защищаются права потребителя законом?

Если к потребителю применялась статья УК РФ «Введение в заблуждение», то он должен действовать следующим образом:

  1. Следует обратиться в комитет, который занимается защитой прав потребителей. Найти комитет можно в администрации региона, где проживает обманутый гражданин.
  2. Согласно закону, жалобу можно подать в Роспотребнадзор.

Умышленное введение кредиторов в заблуждение

Правовая позиция о применении положений статьи 178 ГК РФ изложена в определении судебной коллегии ВС России от 05.02.2013 года № 5-КГ-86 по делу о признании недействительным заключенного 26.06.2009 г. договора пожизненной ренты, по условиям которого истец (инвалид 2 группы, состоящий на учете в психоневрологическом диспансере) передал однокомнатную квартиру ответчику на определенных условиях.

Судебной коллегией ВС России жалоба была удовлетворена с применением всех правовых последствий недействительности сделки, установленных действующим законодательством. При вынесении определения Верховный Суд исходил из следующих оснований.

В соответствии с п. 1 ст.

Умышленное введение кредиторов в заблуждение fraus creditorum

При обсчете товар оплачивается потребителем по цене, завышающей денежную сумму, объявленную продавцом в момент заключения договора розничной купли-продажи.

При введении в заблуждение относительно потребительских свойств товар не соответствует виду, модели, цвету или иным заранее обусловленным участниками договора признакам.

Согласно ст. 469 ГК продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору розничной купли-продажи.

2. По смыслу данной статьи обмеривание, обвешивание, обсчет совершаются при исполнении частной разновидности договора купли-продажи договора розничной купли-продажи.

Обман, причинивший потребителю ущерб в сумме, превышающей 0,1 МРОТ, квалифицируется в качестве уголовно наказуемого деяния (см.

ст. 200 УК).

3. Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г.

Конечно, если такими способами решить проблему не получилось, тогда следует обращаться за помощью в суд.

Что делать если доказать правоту не удается?

В случае, если все обращения потребителя были проигнорированы, то стоит обращаться в суд. Введение в заблуждение серьезное обвинение, дело будет рассматриваться на протяжении десяти дней, после чего, если были предоставлены все доказательства, начинается судебный процесс.

К примеру, за просроченный товар в ответе директор организации. В общем, сначала надо понять был ли обман умышленный и чья вина в том, что произошло.
Не стоит обвинять человека скоропостижно и безосновательно.

Какие можно привести доказательства обмана. Умышленное введение в заблуждение

Итак, человек понесет ответственность по закону только в том случае, если будет достаточно доказательств о том, что человек обманул и сделал это умышленно.
В случае если продавец сбыл товар некачественный, то можно пригласить в качестве доказательства свидетелей или же приложить чек. Также можно предъявить товарный чек, который также может стать доказательством покупки.

Читайте так же:  Перелом шейки бедра лечение сроки восстановления

Кроме того, если товар некачественный, то можно сфотографировать его и показать администрации магазина.

Для этого необходимо найти доказательства того, что продавец выполнял действия в своих интересах.

Введение в заблуждение сотрудников полиции во время следствия

Существует специальный закон в Уголовном Кодексе о введении в заблуждение. Он относится не только к продажам, но и к другим органам.

Например, под такой закон попадает целенаправленное введение в заблуждение следствия для того, чтобы помешать раскрыть преступление. Наказание за такую провинность достаточно серьезное, здесь только штраф оплатить не получится.

Бывают, конечно, случаи когда провинность действительно небольшая и не нанесла никакого вреда следствию, в этом случае штраф будет примерно восемьдесят тысяч рублей.

Поэтому теория и практика признают тайным хищение имущества у лица, не способного осознавать фактический характер и социальную значимость своих действий (бездействия), либо руководить ими вследствие психического расстройства. Это же относится и к лицам, которые в силу возраста не способны составить правильное мнение о содержании и последствиях того или иного имущественного действия.

См.: Владимиров В.А. Квалификация преступлений против личной собственности. М., 1968. С. 103.)

Объективная сторона обмана выражена только в деянии.

Результат обмана — заблуждение человека — не является признаком обмана, так как обман — это поведение, деятельность обманывающего, а заблуждение — это психическое состояние обманутого, которое не возникает с неизбежностью вслед за обманом (См.: Борзенков Г. Н. Указ соч. С. 79-80.). Обман, как и любое деяние, имеет содержание и форму.

Договор может быть исполнен в условиях обмана, но если сторона отношений, подвергшаяся заблуждению, посчитает условия не выгодными, сделка может быть расторгнута даже в одностороннем порядке. Обращение в суд за восстановлением нарушенных прав и расторжением договора возможно в течение 3 лет с момента его заключения.

Статья 159 ук рф.

Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2000 N 6, следует квалифицировать получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действий (бездействия), которые он не может осуществлять из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение.

В отличие от насилия угроза, во-первых, состоит в совершении только психического, но не физического воздействия и, во-вторых, имеет место при наличии как неправомерных, так и правомерных действий (например, угроза лишить наследства), если они направлены на принуждение контрагента вступить в сделку. Основанием для признания сделки недействительной должна считаться не всякая угроза, а такая, которая значительна и носит реальный, а не предположительный характер.

2. В п.3 комментируемой статьи предусмотрена возможность признания недействительными т.н. кабальных сделок, т.е. сделок, совершенных на крайне невыгодных условиях, которые лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась. Под тяжелыми обстоятельствами следует относить те, которые сторона не могла преодолеть иначе как посредством заключения данной сделки.

Если же обман действительно мешал следствию и покрывал серьезные, тяжелые преступления, то обманщику может грозить срок лишения свободы примерно на пять тысяч рублей.

Какой может быть ответственность за введение в заблуждение?

Вводить в заблуждение ни в коем случае нельзя, поскольку этот пункт прописан в уголовном законе и за него следует очень суровое наказание. Само наказание зависит от того, насколько серьезным было введение в заблуждение. К примеру, продавец обманул с помощью обвеса, целенаправленно, в таком случае продавец получит штраф равный трем с половиной тысячам рублей.

Если обман выполнило должностное лицо, в таком случае оно будет оштрафовано на тридцать тысяч рублей. Это минимальная ответственность за введение в заблуждение.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас:

(Москва)
(Санкт-Петербург)
(Федеральный номер)

Источник: http://yconsul.ru/umyshlennoe-vvedenie-kreditorov-v-zabluzhdenie

Обман и заблуждение: старая и новая редакции статей 178 и 179 ГК РФ

09 Окт Обман и заблуждение: старая и новая редакции статей 178 и 179 ГК РФ

10 октября Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрит проект Обзора практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса РФ. Обзор затрагивает практику, сложившуюся в отношении старой редакции указанных статей. И хотя эта редакция будет применяться ещё продолжительное время (к сделкам, заключенным до 1 сентября), уже сейчас стоит соотнести её с новой редакцией для понимания перспектив оспаривания заключаемых сегодня сделок.

Указанные статьи посвящены сделкам, совершенным под влиянием заблуждения, а также сделкам, совершенным под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств. К таким доводам граждане прибегают достаточно часто. (Кстати, о другом популярном основании для оспаривании сделок — о статье 177 ГК РФ — мы написали отдельно).

Мы расскажем о перспективах вашего дела, подготовим документы и представим ваши интересы в суде. Пишите на [email protected] или звоните по телефону + 7 499 390 76 96.

Статьи 178 и 179 подверглись значительным изменениям в результате принятия Федерального закона № 100-ФЗ от 7 мая 2013 года. Как было указано выше, прежняя редакция теперь применяется исключительно к сделкам, совершенным до 1 сентября 2013 года, новая – к совершенным после.

Рассмотрим, какие изменения претерпели указанные нормы.

Статья 178: признаки сделки, совершенной под влиянием заблуждения

Старая редакция. Заблуждение должно быть существенным. Имеется в виду заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Новая редакция. Заблуждение должно быть настолько существенным, что заблуждавшаяся сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. Кроме того, в новой редакции раскрываются частные случаи, когда заблуждение предполагается достаточно существенным (перечень открытый):

  • если сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
  • если сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
  • если сторона заблуждается в отношении природы сделки;
  • если сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
  • если сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

И в старой, и в новой редакции подчеркивается, что заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Последствия признания сделки недействительной по статье 178

В обоих случаях применяются правила, предусмотренные статьей 167 ГК РФ (разумеется, после 1 сентября – с учетом внесенных в эту статью изменений). Различия кроются в регулировании взыскания ущерба.

Старая редакция. Если истец докажет, что заблуждение возникло по вине ответчика, ответчик должен будет возместить причиненный реальный ущерб.

Если истец этого не докажет, ответчик вправе обратиться со встречным иском о взыскании с заблуждавшейся стороны причиненного ему реального ущерба, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Новая редакция. Если истец докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона, последняя должна будет возместить не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду.

Если истец не докажет, что другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если истец не докажет, что заблуждение возникло вследствие зависящих от другой стороны обстоятельств, он будет обязан возместить причиненный реальный ущерб.

Читайте так же:  Судебный приказ работодателю

Таким образом, согласно новой редакции перенос обязанности по возмещению ущерба обусловлен не наличием / отсутствием виновных действий (бездействия) стороны по введению в заблуждение, а наличием / отсутствием возможности у данной стороны знать об обстоятельствах, вводящих контрагента в заблуждение, и влиять на них.

Новеллой можно признать положение новой редакции статьи 178, согласно которому сделка не может быть признана по основанию заблуждения, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки. Что ж, новелла вполне логичная.

Предмет регулирования по статье 179

Старая редакция. Старая редакция затрагивала сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств

Новая редакция. Всё то же самое, но злонамеренное соглашение сторон перекочевало в пункт 2 статьи 174.

В новой редакции уточнено, что сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

Кроме того, указывается, что обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. На наш взгляд, в этой части статья 179 пересекается со статьей 178: в результате такого обмана, вероятно, должно возникать то самое существенное заблуждение.

Последствия признания сделки недействительной по статье 179

Старая редакция. Если сделка признана недействительной по любому из оснований, предусмотренных старой редакцией статьи 179, потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах.

Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход государства (либо взыскивается его стоимость в деньгах).

Помимо этого, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Новая редакция. Если сделка признана недействительной по любому из оснований, указанных в новой редакции статьи 179, применяются общие последствия недействительности сделки, установленные статьей 167.

Кроме того, потерпевший может теперь претендовать на компенсацию с другой стороны не только реального ущерба, но и упущенной выгоды.

Стоит заметить, что признавать сделку, заключенную под влиянием обмана, недействительной, оказывается не всегда выгодным. Достаточно лишь наказать контрагента взысканием убытков или неустойки. Для этого нужно применить механизм заверения об обстоятельствах.

Оспаривание недействительных сделок составляет значительную часть практики адвоката Владимира Чикина. Обращайтесь, если у вас возник соответствующий спор.

Источник: http://www.vvcl.ru/2013/10/obman-i-zabluzhdenie/

Аналитика и комментарии

В тюрьму за невозврат?

А. КОЗЛАЧКОВ: «Такую сложную проблему, как отношение между банками и клиентами в рамках кредитного процесса, мерами уголовного воздействия не решить»

В середине июня глава группы ВТБ Андрей Костин призвал ужесточить наказание заемщиков за умышленный невозврат ссуд. По мнению банкира, эта мера, как и ряд других мер – снижение стоимости фондирования и удлинение сроков фондирования, расширение доступа банков к ликвидности – позволит удешевить кредиты, на чем как раз сейчас настаивают российские власти. NBJ попросил Анатолия Козлачкова, эксперта в области банковского права, партнера ООО «Юридический центр: право и консалтинг» высказать свое мнение: насколько реалистичны предложения снизить кредитные риски банков путем ужесточения наказания за злоумышенное привлечение кредитов.

NBJ: Банкиры утверждают, что умышленный невозврат кредита – это кража денег, принадлежащих даже не банку, а его вкладчикам. Как эта проблема решается в других странах? Есть там уголовная ответственность за невозврат кредита?

А. КОЗЛАЧКОВ: Прежде всего, надо разобраться, что такое «умышленный невозврат кредита», какой смысл вкладывается в это понятие участниками развернувшейся дискуссии, и как его можно выразить уголовно-правовым языком.

Видео (кликните для воспроизведения).

В странах традиционной правовой культуры преступления в области кредитования рассматриваются как разновидность мошенничества. Наиболее показательны в этом случае положения Уголовного кодекса ФРГ. Он содержит специальную норму §265b, которая подробно регулирует этот вопрос. Преступным фактом при получении кредита является введение в заблуждение кредитора посредством предоставления неполных или ложных документов (наказание за это предусмотрено в виде лишения свободы на срок от одного года до десяти лет). При этом, как и у нас, подделка документов является отдельным преступлением.

Точно такой же подход принят в Уголовном кодексе Франции, где невозврат кредита рассматривается в качестве формы мошенничества. УК Франции признает, что преступление, совершенное путем использования ложного имени или ложного статуса, либо путем злоупотребления действительным статусом, либо путем использования обманных приемов является мошенничеством. Наказывается это деяние тюремным заключением и штрафом (статьи 313-1, 313-2, 313-3).

Сюда же относится и совершение преступления путем злоупотребления доверием. Статья 314-1 Уголовного кодекса Франции дает следующую квалификацию злоупотребления доверием: это деяние, совершенное каким-либо лицом, выразившееся в присвоении, во вред другому лицу денежных средств, ценных бумаг, материальных ценностей или любого другого имущества. Наказание по данной статье — три года тюремного заключения и штраф.

Таким образом, главным квалифицирующим признаком состава преступления в континентальном праве является обман кредитора, в каком-бы виде этот обман не осуществлялся, будь то фальсификация документов, введение в заблуждение лица или предоставление подлинных документов, но не отражающих истинное положение заемщика. Уголовное преследование здесь будет иметь место в случае доказательства обмана, подлога, фальсификации документов и информации. Правовая логика здесь такая: если имеет место обман, значит, имеет место умысел невозвращать кредит, то есть совершается кража имущества.

Европейское право обычно не оперирует понятием «заведомый невозврат». Причину этого следует усматривать в том, что оно позволяет эффективно взыскивать долги с заемщика в гражданском порядке без уголовного преследования. Пока у лица есть имущество, с него всегда можно взыскать сумму кредита. Здесь может возникнуть иная правовая ситуация, которая связана с возможностью укрывать свое имущество от кредиторов. Она характерно описана в УК Испании, где наказуемо ложное банкротство во вред своим кредиторам, затягивание исполнительного производства, обременение имущества обязательствами, укрывательство его откредиторов (ст. 257 УК Испании). Логика здесь такова: если ты имеешь имущество для возврата кредита, то оно будет с тебя взыскано по иску банка. Если же ты прячешь имущество, то твои действия как раз и свидетельствуют об отсутствии намерения возвращать сумму долга.

Такие же нормы существуют и в Примерном уголовном кодексе США (у каждого штата свой кодекс). Статьи 224.10 и 224.11 предписывают карать за введение кредиторов в заблуждение относительно наличия имущества должника, его уничтожение, сокрытие, изъятие, обременение долгами.

Таким образом, проблема умышленного невозврата кредита раскрывается в зарубежном праве посредством двух составов преступления – «мошенничества» и «сокрытия имущества, за счет которого может быть осуществлено взыскание долга». В первом случае, на изначальное отсутствие желания возвращать средства кредитору указывает подделка и фальсификация документов или иной способ обмана кредитора. Во втором случае об этом же свидетельствует сокрытие имущества от взыскания.

NBJ: Какую ответственность предусматривает наше законодательство за умышленный невозврат кредитов? Различаются ли статьи Кодекса и мера наказания в зависимости от того, кто является «злостным» должником – физическое или юридическое лицо?

Читайте так же:  Можно ли уйти в академический отпуск

А. КОЗЛАЧКОВ: Строго говоря, наше уголовное право идет той же самой дорогой и устанавливает ответственность за мошеннические действия при получении кредита в ст. 159.1 УК РФ. По данной статье подлежат уголовной ответственности заемщики, совершившие хищение денежных средств путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Мы видим здесь классический набор признаков, свидетельствующих об умысле невозврата кредита — фальсификация и подлог документов. Более того, Пленум Верховного Суда РФ еще в декабре 2007 годаразъяснил применительно к общему составу мошенничества (ст. 159 УК РФ), что заключение кредитного договора, которое лицо не намерено выполнять, является одним из способов злоупотребления доверием. Здесь главным признаком умышленного преступления является отсутствие намерения выплачивать кредит. Следственная и судебная практика исходят из того, что достаточным доказательством такого намерения будет являться факт отсутствия дохода у лица, обратившегося за кредитом, или факт отсутствия имущества, за счет которого лицо могло бы исполнить свою обязанность по возврату кредита.

Существует в российском уголовном праве и статья, карающая должника на этапе взыскания с него суммы долга при вынесенном судебном решении. Так, ст. 177 УК РФ предусматривает, что злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере после вступления в законную силу соответствующего судебного акта наказывается штрафом, либо принудительными работами, либо арестом, либо лишением свободы на срок до двух лет. Мера наказания, предусмотренная указанной статьей, является общей для всех «злостных» должников, как физических лиц, так и для представителей юридических лиц.

По сравнению с европейским правопорядком, данная норма более простая в связи с тем, что у нас не развит институт банкротства физического лица. Поэтому в качестве преступного деяния данная норма рассматривает не сокрытие имущества (это предусмотрено только для юридических лиц), а уклонение от оплаты долгов при наличии судебного решения.

NBJ: Считаете ли вы необходимым как либо изменить законодательство с тем, чтобы сократить число прецедентов с умышленным невозвратом кредитов?

А. КОЗЛАЧКОВ: Чтобы ответить на это вопрос, надо посмотреть на отношения по кредитованию физических лиц во всем их объеме, а не только в небольшом «узелке» уголовного права. Банк России устанавливает жесткие правила управления кредитными рисками и такие же жесткие требования к службам внутреннего контроля. Банк, выдающий кредиты, либо придерживается этих правил, либо где-то допускает беспечность, поскольку при надлежаще поставленной службе управления рисками риск мошеннических действий может быть сведен к статистически незначительной величине. Если, тем не менее, кредит взят и не возвращен, то вступают в дело гражданско-правовые методы его истребования, а если имеют место признаки состава преступления, то уголовно-правовые методы.

Как мне представляется, наиболее проблемным звеном в этой цепочке является именно работа банка, где и создаются основные риски невозврата. Это, кстати, может быть связано не только с качеством управления рисками в самом банке, но и с неразвитостью методик оценки рисков. Известно, что в течение последнего десятка лет методики управления риском кредитования создавались преимущественно не для работы с розничным заемщиком, а для работы с крупными юридическими лицами. Поэтому банки оказались во многом неготовыми к тому, что ситуация с физическими лицами повернется к ним «хвостом».

Теперь, когда и регулятор и банки находятся на некотором нервном взводе по этому поводу, искать решение проблемы в несовершенстве уголовного права представляется не вполне уместным. По сути, такое решение (о криминализации самого факта невозврата займа) предполагает сложное общественное отношение «огрубить» и сделать простым, т.е. свести его к угрозе наказания. В праве есть такой принцип – нормативное решение проблемы не может быть проще, чем сама проблема. Это означает, что очень сложное общественное отношение регулировать посредством простого уголовного запрета не получится. Такой запрет просто не будет работать.

Как мне кажется, серьезным образом снизить риск несения убытков при работе с массовым заемщиком можно перестроив технологию работы с этой категорией клиентов. Например, процедура составления анкет и опросных листов для предоставления займов физическим лицам в зарубежных банках возведена в искусство. Над подготовкой такого рода продуктов работают целые сообщества консультантов, среди которых и психологи, и лингвисты, и рисковики, и юристы. Конечно, в этом деле должна сказаться и руководящая роль регулятора, который этому направлению работы банков тоже должен обеспечить методическую поддержку и помощь. Поэтому главный рецепт я вижу не столько в законодательной деятельности, сколько в подзаконной, т.е. в работе Банка России. Мерами уголовного воздействия на население в данном случае ничего не решить.

Источник: http://nbj.ru/publs/ot-redaktsii/2013/07/12/v-tjur-mu-za-nevozvrat/

Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ)

Уголовная ответственность по данной статье наступает при заведомо ложном объявлении руководителем или собственником коммерческой организации, учредителем (участником), а равно индивидуальным предпринимателем о несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов.

Непосредственный объект преступления — отношения, регулирующие порядок и процедуру банкротства и удовлетворение имущественных требований кредиторов.

Объективная сторона преступления связывается с действиями по объявлению несостоятельности и введении тем самым в заблуждение кредиторов с целью получения отсрочки, рассрочки или скидки с долгов или их полной неуплаты. Такое объявление может походить на действие законное, но не соответствующее реальному экономическому состоянию, предполагает введение в заблуждение кредитора о фактической возможности выполнения имущественных обязательств.

Заведомо ложное публичное объявление о несостоятельности – это совершенное в публичном месте (например, в арбитражном суде) сообщение о своем банкротстве, которое не соответствует реальной действительности, так как лицо на самом деле является платежеспособным.

Так же как и при преднамеренном банкротстве, для определения признаков фиктивного банкротства проводится экспертиза или иная проверка.

Состав преступления материальный, он предусматривает причинение крупного ущерба в сумме, превышающей 1500 тыс. руб., деянием и причинную связь между ними.

Субъект преступления наряду с признаками общего субъекта включает специальные признаки — это руководитель или собственник, учредитель (участник) коммерческой организации либо индивидуальный предприниматель.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что делает ложное объявление о несостоятельности, предвидит причинение своими действиями крупного ущерба и желает этого. Предполагается также наличие специальной цели — введение в заблуждение кредитора и получение незаконной имущественной выгоды.

100. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем(ст. 208 УК РФ).

Данная статья устанавливает уголовную ответственность за создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким вооруженным формированием.

Непосредственный объект преступления — отношения, регулирующие общественную безопасность и безопасность личности.

Объективная сторона данного преступления выражается в: 1) создании незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208); 2) руководстве таким формированием (ч. 1 ст. 208); 3) участии в вооруженном формировании, не предусмотренным федеральным законом (ч. 2 ст. 208) и участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренным законодательством данного государства, в целях, противоречащих целям Российской Федерации (ч. 2 ст. 208) .

Незаконным вооруженным формированием

признается отряд, дружина или иное устойчивое вооруженное объединение, которые имеют свою структуру, распределение обязанностей, в том числе управление и подчиненность, места базирования, опознавательные знаки и определенную форму, и предназначены для решения задач, свойственных для законных вооруженных формирований, например обеспечения обороны, охраны, реализации мер принуждения и т.д.

Читайте так же:  Мотивировали отказ

УК РФ не определяет минимальный количественный состав незаконного вооруженного объединения. Понятие вооруженного формирования предполагает в количественном отношении хотя бы наличие взвода, т.е. первоначальной единицы или структуры вооруженных сил. В то же время они могут насчитывать до десятка тысяч человек. Сам процесс создания незаконного вооруженного формирования может осуществляться как открыто, так и скрытно, однако их деятельность носит всегда открытый характер. Незаконность рассматриваемого формирования проявляется в том, что оно создается и функционирует в нарушение федерального законодательства.

Вооруженным

признается формирование, участники которого (не обязательно все) имеют любые виды оружия, обозначенные в Федеральном законе от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» и любые виды боевого вооружения войск Статья 208 УК РФ предусматривает ответственность как за создание, так и за руководство незаконным вооруженным формированием, а также за участие в нем. Создание предполагает определение структуры, системы управления, порядка комплектования, материально-технического обеспечения, в том числе и снабжения оружием, боевой техникой и т.п., основных направлений деятельности и др. Под руководством незаконным вооруженным формированием понимается деятельность по управлению им, т.е. постановка перед его участниками конкретных задач, перераспределение обязанностей, планирование вооруженных акций и контроль за их исполнением, применение неформально выработанных мер ответственности и др. Участие в незаконном вооруженном формировании означает вступление лица в его состав в соответствии с установленной процедурой (присяга, клятва, решение собрания или командира и др.), прохождение службы, выполнение возложенных функций и иных конкретных поручений, участие в вооруженных акциях и др.

Преступление признается оконченным: для организатора — с момента создания незаконного вооруженного формирования, для руководителя — с момента выполнения действий по руководству таким формированием, для участника — с момента фактического вступления в него. Если действия по созданию незаконного вооруженного формирования не завершались его организацией по обстоятельствам, не зависящим от виновного, они должны квалифицироваться как покушение на его создание.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Им может быть как гражданин РФ, так и гражданин (подданный) иностранного государства либо лицо, не имеющее гражданства. Если же в незаконное вооруженное формирование вовлекаются лица в возрасте от 14 до 16 лет, то они могут привлекаться к ответственности только за фактически совершенные деяния, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления предполагает прямой умысел. Виновный осознает, что создает незаконное вооруженное формирование или руководит им, и желает этого.

Часть 2 ст. 208 УК РФ предусматривает ответственность за иное действие — участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом. Участником признается член вооруженного формирования, не являющийся организатором или руководителем такого формирования. Отличие данной части от ч. 1 ст. 208 УК РФ — по признакам объективной стороны.

В примечании к данной статье закреплено то, что лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/8_100340_fiktivnoe-bankrotstvo-st—uk-rf.html

Статья 197. Фиктивное банкротство.

Фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 197

Источник: http://www.lawmix.ru/comm/9138/34970

Незаконное получение кредита

Незаконное получение кредита (ст. 176)

Суть преступления, предусмотренного ст. 176, состоит в том, что индивидуальные предприниматели, коммерческие или некоммерческие организации любой организационно-правовой формы и формы собственности получают в банке или небанковской кредитной организации кредит либо добиваются льготных условий кредитования (по сроку, размеру процентной ставки и др.) вследствие того, что они ввели кредитора в заблуждение относительно гарантий обеспеченности, своевременности и полного возврата кредита, предоставив ему заведомо ложные сведения о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии, обрисовывая их в более выгодном для себя свете . Такие сведения обычно содержатся в учредительных документах (информация об учредителях и размере их вкладов в уставный фонд), бухгалтерском балансе (сведения об уставном капитале, сумме активов, наличии кредиторской и дебиторской задолженности, страховом фонде), различных договорах и в другой информации, предоставляемой в подобных случаях кредитору.

В практике достаточно часто встречаются случаи, когда в целях получения кредита или льготных условий кредитования заемщик вводит в заблуждение кредитора относительно гарантий возврата кредита, предъявив фиктивное поручительство и гарантийные письма, заключив договор залога на не принадлежащее заемщику имущество или ранее уже заложенное, и т.п. Представляется, что в этих случаях также имеется предоставление кредитору ложных сведений о хозяйственном положении индивидуального предпринимателя или организации.

Обязательным условием уголовной ответственности при получении кредита или льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации является причинение этими действиями крупного ущерба. Необходимо установить, что ложные сведения, представленные кредитору, повлияли на принятие им решения о выделении кредита или о льготных условиях кредитования и что, если бы такая информация об обеспеченности возврата кредита ему не поступила, решение о кредитовании этого заемщика не было бы принято либо ссуда была бы выдана в меньшем размере, на менее льготных условиях и т.д.

Закон не уточняет, кому в этом случае причиняется крупный ущерб, но очевидно, что имеется в виду прежде всего введенный в заблуждение кредитор. Ущерб может выражаться в виде реальных имущественных потерь, связанных с невозвратом полученного кредита, упущенной выгоды, также связанной с невозвратом или несвоевременным возвратом кредита. Крупный ущерб исчисляется суммой, превышающей 250 тыс. руб.

Специальный субъект преступления по ч. 1 ст. 176 определяется как индивидуальный предприниматель, а также руководитель коммерческой или некоммерческой организации, уполномоченный на заключение кредитных договоров. Остальные управленческие работники и иные лица, так или иначе участвовавшие в незаконном получении кредита, являются соучастниками этого преступления.

Субъективная сторона. Преступление совершается умышленно. Индивидуальный предприниматель или руководитель организации при заключении кредитного договора сознательно вводит кредитора в заблуждение относительно своего хозяйственного положения или финансового состояния. При этом он предвидит возможность (иногда и неизбежность) причинения этими действиями крупного ущерба и желает этого либо, как правило, сознательно допускает.

За редким исключением, во всех случаях незаконного получения кредита встает вопрос о разграничении этого преступления и мошенничества (ст. 159) — путем получения денежных средств в кредитной организации якобы в качестве кредита. Здесь нужно иметь в виду, что мошенничество является способом хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, когда умысел преступника уже в момент введения кредитора в заблуждение направлен на противоправное и безвозмездное с корыстной целью изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. При незаконном получении кредита (ч. 1 ст. 176) умысел преступника направлен на временное получение кредита с последующим, пусть и несвоевременным, возвращением денежных средств, взятых в кредит.

Читайте так же:  Оформление загранпаспорта старого образца через мфц

Часть 2 ст. 176 описывает признаки двух несколько иных составов преступлений, хотя и связанных с кредитными отношениями:

а)незаконное получение государственного целевого кредита;

б)использование государственного целевого кредита не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

В этих случаях в качестве кредитора выступает государство, размещая свои средства по целевому назначению для выполнения различных инвестиционных программ. Незаконным получение государственного целевого кредита будет в случаях умышленного нарушения субъектом, получающим кредит, установленных нормативными актами правил, определяющих материально-правовые основания получения кредита. Нельзя признать законным получение государственного целевого кредита и в случаях, когда государственные органы, решающие вопрос о предоставлении кредита, вводятся в заблуждение относительно оснований для такого решения.

Использованием государственного целевого кредита не по назначению будет распоряжение полученными средствами в противоречии с теми целями, которые имелись в виду и отражены в решении о предоставлении государственного целевого кредита. Это явление достаточно широко распространено, что заставляет органы финансового контроля постоянно наблюдать за целевым использованием бюджетных средств. Так, в Постановлении Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 714, утвердившем Порядок контроля за целевым использованием средств краткосрочной финансовой поддержки, говорится, что заемщик при получении бюджетной ссуды обязан использовать средства только по целевому назначению и не может зачислять их на депозитные счета в качестве кредитных ресурсов, использовать для покупки свободно конвертируемой валюты, отвлекать на другие финансовые операции (приобретение валюты в целях получения доходов от ее продажи, осуществление взносов в уставный фонд другого юридического лица, оказание ему финансовой поддержки и др.).

Государственное целевое кредитование осуществляется из целевых бюджетных фондов (ст. 17 Бюджетного кодекса РФ), определяемых законом о федеральном бюджете на предстоящий год. Другим источником государственного кредитования являются государственные внебюджетные фонды.

Незаконное получение государственного целевого кредита, а также использование его не по прямому назначению способно причинить крупный ущерб гражданам, организациям или государству (например, нецелевое использование средств, выделенных на закупку продовольствия и топлива для региона Крайнего Севера или для ликвидации последствий стихийного бедствия), что является обязательным условием ответственности по ч. 2 ст. 176 УК.

Ответственность за незаконное получение государственного целевого кредита или за его использование не по назначению несут лица, в компетенцию которых входит соответственно окончательное утверждение заявок на получение целевого кредита либо принятие решений о распоряжении полученными кредитными средствами. Поскольку получателями такого кредита могут быть и граждане, последние также являются субъектами ответственности по ч. 2 ст. 176.

Эти преступления также совершаются умышленно, как правило, с косвенным умыслом. Мотивы преступления могут быть любыми и будут учитываться при назначении наказания.

Незаконное получение кредита во всех его разновидностях отнесено законом к числу преступлений средней тяжести.

35.Преступления, посягающие на экономическую свободу рыночных отно­шений (ст.ст. 180, 183 УК РФ).

Незаконное использование товарного знака (ст. 180).

Объективная сторона преступления заключается в незаконном использовании чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товаров или сходных с ними до степени смешения обозначений для однородных товаров. Использованием знака считается применение его на товарах и (или) упаковке, а также применение знака в рекламе, печатных изданиях, на официальных бланках, на вывесках.

Уголовная ответственность наступает лишь в случае совершения этого деяния неоднократно или причинения им крупного ущерба.

При неоднократном совершении деяния достаточно для ответственности установления самого факта совершения деяния, даже при отсутствии последствий в виде крупного ущерба. Возможны несколько вариантов неоднократности совершения данного деяния:

1)лицо было судимо за незаконное использование товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара и вновь совершает какое-либо из этих деяний;

2)лицо незаконно использует два или более чужих знака;

3)лицо использует чужой знак на различных (двух или более) товарах либо одном и том же виде товара, но изготавливаемого самостоятельными партиями.

Крупный ущерб — чаще всего в виде упущенной выгоды — может быть причинен владельцу знака, конкурирующему хозяйствующему субъекту. Крупный ущерб определяется суммой, превышающей 250 тыс. руб.

Субъектами преступления могут быть граждане России, лица без гражданства и иностранные граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью, как зарегистрированной, так и не зарегистрированной, а также руководители организаций — юридических лиц, принимавшие решение о незаконном пользовании чужим товарным знаком, знаком обслуживания, наименования места происхождения товара или предупредительной маркировкой.

Субъективная сторона. Преступления совершаются умышленно. Мотивы и цели могут быть различными: корысть, стремление преуспеть в конкурентной борьбе, испортить деловую репутацию конкурента и т.д.

Незаконное использование товарного знака является преступлением небольшой тяжести.

Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183).

Состав и объем сведений, составляющих коммерческую тайну, порядок ее защиты определяются самим предпринимателем.

Организация, предполагающая придать каким-либо сведениям режим коммерческой тайны, должна определить круг сведений, составляющих такую тайну, установить порядок ознакомления с этими сведениями и круг лиц, имеющих право знакомиться с названными сведениями, т.е. обеспечить их конфиденциальность.

Объективная сторона преступления может быть выражена различными действиями, объединяемыми понятием «собирание». Оно охватывает похищение документов и других материальных носителей коммерческой, налоговой или банковской тайны, завладение (или попытка завладения) ею путем подкупа, различных угроз и шантажа в отношении лиц, владеющих тайной, или их близких, перехват информации в средствах связи, незаконное ознакомление с документами или их копирование, использование подслушивающих приборов и иных специальных технических средств, проникновение в компьютерную систему и другие незаконные способы.

Состав преступления — формальный; наказуемы сами действия по собиранию сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, независимо от наступления каких-либо последствий этих действий.

Субъективная сторона. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, — это преступление, совершаемое с прямым умыслом. Виновный осознает, что собираемая им информация является коммерческой, налоговой или банковской тайной, и желает ею завладеть.

Элементом состава преступления является и цель совершения данных действий — разглашение сведений, составляющих тайну предпринимателя, либо незаконное использование этих сведений.

Мотивы преступления различны. Это могут быть мотивы, связанные с конкурентной борьбой, корысть, зависть и месть, связанные с желанием причинить вред владельцу коммерческой, налоговой или банковской тайны, клиентам или корреспондентам банка, и др.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое не являлось владельцем соответствующей тайны и не было к ней допущено по профессиональной или служебной деятельности.

Незаконное получение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, отнесено к числу преступлений небольшой тяжести.

Коммерческую, налоговую или банковскую тайну должны соблюдать все работники организации и иные лица, которым эта тайна известна в связи с профессиональной или служебной деятельностью.

Способы разглашения или использования коммерческой, налоговой или банковской тайны различны, но во всех случаях лицо, совершающее эти действия, знает, что разглашаемые или используемые им сведения являются тайной.

Разглашение — это незаконное предание огласке конфиденциальных сведений, вследствие чего они без согласия владельца стали известны постороннему лицу, т.е. тому, кто не имел права на ознакомление с этими сведениями.

Состав преступления сконструирован по типу формального; следовательно, для признания преступления оконченным не требуется наступления каких-либо последствий.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studopedia.ru/7_86370_nezakonnoe-poluchenie-kredita.html

Введение кредитора в заблуждение
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here